Я – пират

Кротков Антон Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я – пират (Кротков Антон)

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

13 октября 1999 года я купил турпоездку, которая изменила всю мою жизнь. Через две недели я должен был отправиться в Гонконг. Я с детства мечтал побывать в этом уникальном месте. Гонконг всегда был для меня романтическим и одновременно таинственным городом-легендой. В моём воображении эти несколько клочков суши ассоциировались с суровым климатом, богатым на шторма, цунами и тайфуны, с бешено растущей экономикой «молодого азиатского дракона», и конечно же с китайской мафией – триадой. Впрочем, о мафии я тогда думал лишь, как о специфической местной достопримечательности, не представляющей угрозы для иностранных гостей. Ведь я знал, что современный Гонконг, это настоящий рай для туристов. Ещё несколько лет назад я и представить себе не мог, что настанет время, когда я смогу посетить этот рай лично.

В последний день перед отпуском коллеги по офису устроили мне небольшие проводы. С меня взяли обещание, что я «набью» электронную память своего цифровой фотоаппарата видами самых райских уголков местной природы, чтобы сослуживцы с полным знанием дела могли отправиться вслед за мной по уже проторенному туристическому маршруту. К сожалению (теперь то с позиций своего опыта я благодарю за это Бога), мои домашние в этот раз не могли лететь вместе со мной: у жены на службе решался вопрос с её назначением на должность начальника архитекторской проектной группы, а сын не мог поехать со мной из-за учёбы.

***

В аэропорту Чек Лап Кунг меня встретил представитель принимающей туристической компании. Он отвёз меня в отель. А перед тем, как пожелать мне хорошего отдыха и покинуть гостиничный номер напомнил, что в любой момент фирма готова предоставить мне автомобиль и персонального гида для осмотра местных достопримечательностей. Но я тогда решил, что в первые дни знакомства с городом своей мечты обойдусь без посредников в лице всяких гидов и экскурсоводов.

Итак, я оставил вещи в номере и отправился на свою первую прогулку на новом месте. Реальный Гонконг соответствовал виденным мною фильмам и фотографиям. Те же узкие улочки, заполненные сверкающими витринами магазинов, множество автомобилей, автобусов, пешеходов. И над всем этим броуновским движением сплошной лес неоновых реклам. В первое время у меня было такое ощущение, что я нахожусь в горном ущелье. Казалось, нависающие надо мною, сверкающие стеклом и сталью утёсы небоскрёбов уходят прямо в облака.

Через каждые несколько десятков метров лоточники продавали дымящуюся лапшу и прочие местные деликатесы, которые, впрочем, я не рисковал пробовать. Тогда ещё я был человеком цивилизованного мира, привыкшим к качественной пище и комфортной жизни. Если бы я только знал, что скоро наступит время, когда я буду счастлив, хоть чем-нибудь съедобным набить свой измученный голодом желудок. Впрочем, не буду забегать вперёд.

До 12 ночи я переходил от одного бара к другому. Между прочим, познакомился с очень симпатичной компанией молодых людей и девушек из Риги. Мы договорились через день снова встретиться в этом же баре, так как на следующий день у них была запланирована поездка на острова. Одним словом отпуск начинался более чем удачно.

Следующее утро я начал с того, что плотно позавтракал в ресторане своего отеля. Сытый и довольный жизнью я поймал такси – красную «Тойоту» и поехал к океану. Водитель привёз меня на шикарный городской пляж Repulse Bay. Заходя в приятно тёплую морскую воду, я с чувством злорадного превосходства вспоминал сослуживцев, которые в это самое время изнывали от офисной рутины.

Впереди метрах в ста об берега белели буйки противоакульих решёток. Это тоже была часть приятно щекочущей нервы местной экзотики. Отдельные ограждения защищали пляжную акваторию от проникновения катеров, гидромотоциклов и яхт. Вообще, было приятно буквально на каждом шагу ощущать заботу местных властей о моей безопасности, как гостя их города.

Теперь вспоминая те дни, я могу сказать совершенно точно: никаких дурных предчувствий я не испытывал. Наоборот! Я был даже немного разочарован, что в «городе азиатской мафии» до сих пор не видел ни одного якудза с вытатуированными цветными драконами на предплечьях. Зато в большом количестве встречал на улицах безукоризненно одетых клерков и предупредительных местных полицейских. У меня всё больше создавалось такое ощущение, что самым распространённым преступлением в этом городе считается брошенный на землю окурок. Да и то похоже на этом криминале в основном ловили не привыкших к местным порядкам иностранцев.

Выйдя из моря, я опустился на горячий золотой песочек пляжа. И тут ко мне подошёл пухлый светловолосый мужчина с белёсой веснушчатой кожей и красными обгоревшими плечами. Незнакомец заговорил со мною на довольно приличном английском. Оказалось, что он из Германии. Зовут блондина Вальтером. Он уже неделю находится в Гонконге. Он принял меня за соотечественника и смутился, узнав, что я русский.

Мы разговорились. Оказалось, что мой новый приятель тоже, как и я, планирует совершить морскую прогулку через пролив в знаменитый национальный парк.

Комфортабельные паромы уходили на Лантау каждые пятнадцать минут. Но Вальтер вдруг сообщил, что у него есть знакомый владелец настоящей джонки, отделанной под старину. И если я не против, то мы могли бы с ним вскладчину арендовать эту лодку на весь день.

– А что, эта идея мне нравиться – с энтузиазмом ответил я. – Быть в Гонконге и не воспользоваться случаем прокатиться на одном из местных символов – глупо.

Вальтер тут же позвонил по мобильному телефону какому-то Чэну. Закончив разговор, он весело сообщил мне, что всё в порядке и минут через двадцать владелец экзотического корабля сам подойдёт к нам.

В ожидании лодки мы расположились в одном из ресторанчиков, коих на набережной было великое множество. Фактически вся улица, тянувшаяся вдоль берега до паромного причала, представляла собой один большой ресторан.

Я развалился в плетёном кресле под навесом из пальмовых листьев. Всего в нескольких метрах от меня начиналось море.

Почти мгновенно появившийся у нашего столика официант принял заказ на пиво и предложил выбрать в расположенном здесь же огромном аквариуме лобстера или краба, которых, мол, всего через 15—20 минут приготовят в наилучшем виде. Вальтер вежливо отказался за нас обоих, сославшись на то, что у нас просто нет времени ждать. Вместо этого мы заказали к пиву по порции большущих креветок в сливочном масле.

Сидя в кресле с видом на сверкающий на солнце тысячами бликов океан, я наслаждался тем, что мне нет нужды куда-то спешить, рассматривал съедобных монстров в аквариуме, и неторопливо потягивал холодное пиво. Когда появился хозяин джонки я уже порядком разомлел от пива и общей обстановки праздника жизни. Если бы не уговор с Вальтером, то я бы, пожалуй, и дальше оставался в этом уютном ресторанчике. А потом бы спокойно расположился на верхней палубе ближайшего парома. Признаться, это случайное приятельство быстро начало меня немного тяготить.

Лодка была похожа на красивую игрушку: корпус её был покрыт чёрным блестящим лаком и дополнительно украшен позолоченными вязями причудливых восточных орнаментов. Для пассажиров были установлены удобные кресла красной кожи. Хозяин услужливо продемонстрировал нам небольшой холодильник с холодными напитками и стереосистему.

Вообще, на мой взгляд, корабль был перегружен разными украшениями и современными примочками. Понятно, что это делалось для того, чтобы привлечь богатых туристов, особенно американских, которые, как известно, обожают всё яркое и комфортабельное. Но лично меня внешний вид корабля немного разочаровал. Я то ведь хотел прокатиться на настоящей джонке, или хотя бы очень похожей на таковую, а не на этом туристическом аттракционе. К тому же лодка не имела паруса. Она только внешне, да и то весьма отдалённо напоминала средневековый корабль, а на самом деле питалась бензином и тарахтела своим мотором, словно старый мотоцикл.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.