Возьми меня за руку

Метальский Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Возьми меня за руку (Метальский Игорь)

Возьми меня за руку

Видавший виды форд с надрывным воем скользил по воздуху вдоль темной улицы, болтаясь в метре над неубранным мусором, обломками кирпичей и засохшей грязью. Штурвал подрагивал под моими руками. Или это мои руки дрожат?

— Ну что там, скоро, Лора?

— Да, да… по-моему, на следующем перекрестке налево… угол третьей и шестнадцатой... плохо видно номера, темно…

Я с трудом узнал дрожащий голос жены: чем ближе к месту назначения, тем сильнее мы оба нервничали. Нам нельзя было ошибиться. Все улицы, пустынные в этот поздний час, были похожи друг на друга грязными обшарпанными стенами цехов и черными окнами. Здесь, в промышленной зоне, большую часть освещения выключали через час после окончания смены, и на ночь оставались только тусклые мутные светильники на перекрестках.

Вот и перекресток.

— Ну что, здесь? Поворачивать?

— Сейчас, сейчас… не вижу… да! Шестнадцатая. Налево.

Я наклонил штурвал. Форд взвыл и сделал поворот. Передо мной открылась точно такая же черная, бесконечная, пустынная улица, засыпанная мусором, с видневшимися далеко впереди тусклыми светильниками.

Лора зашуршала старой картой. Навигаторы тут разрешены только полиции. Забота о безопасности, мать их.

— Теперь за вторым зданием направо за угол, там тупик.

— Да, понял…

Я чувствовал, что внутри у меня все сжалось и голос дрожит так же, как и руки. Так, один цех… второй, размалеванный граффити… сюда, что ли?

— Сюда?

— Да.

Наклон штурвала вправо, поворот за угол… и я сразу увидел в глубине тупика машину. Она стояла на земле передом к нам, неярко горели габариты. Ну что ж, похоже, нас ждут. Я снизил скорость, поравнялся с чужой машиной – это был старый хаммель – и нажал стоп. Форд фыркнул и опустился на землю рядом с хаммелем. Вой мотора стих, и я услышал, как колотится мое собственное сердце. И?

Я нажал кнопку и опустил стекло в двери. Внутрь ворвался холодный воздух и неприятные запахи мусора и кошек.

В хаммеле тоже, зажужжав, опустилось стекло, и из черного нутра раздался хриплый голос.

— Бабки привез?

— Да, да… как договаривались. — Черт, как же эту дрожь побороть?

— Давай.

Я достал портмоне, нажал кнопку и набрал на экране цифры. Три месячные зарплаты. Не сошел ли я с ума? Так, хватит, сейчас уже не время для сомнений. Я вылез из машины и сделал два шага к открытому стеклу. Из него показалась рука, державшая такое же, как у меня, портмоне. Я поднес свое портмоне к чужому, нажал кнопку, и цифры скрутились в ноль. Прощайте, денежки. Рука дилера втянулась обратно… что-то там пошуршало, и рука появилась снова, держа в руках маленький сверток.

— Держи товар.

— Заряжен, как договаривались? — Я положил сверток в карман.

— Обижаешь, друг. — Хриплый голос дилера обрел нотки добродушия. — У меня, как в аптеке. Если что, знаешь, где найти меня. Только чтобы легавые не пронюхали, понял?

Хаммель взрычал, поднялся в воздух и, постепенно набирая скорость, уплыл.

Я немного подождал. Все было тихо. Ну что, полдела сделано. Меня малость отпустило. Я вернулся за руль и молча включил двигатель.

— Ну что, Олег? Чего ты молчишь? — Голос жены был все такой же нервный.

— Все в порядке. — Я похлопал по карману. — Поехали. На выход. Давай, веди по карте.

Она снова зашуршала картой, и мы двинулись к выезду из промзоны вдоль черных захламленных улиц. Везде было пустынно, только изредка попадались черные патрульные броневики, шарящие прожекторами по размалеванным стенам цехов. Наконец, минут через двадцать мы подрулили к освещенному блок-посту. Выезд в жилую зону. Меня снова начало трясти, помимо моей воли. Сейчас будут шмонать. Или не будут – как повезет.

Ворота со страшным красным знаком «стоп» поднялись, приглашая нас в шлюзовое пространство. Я завел форд внутрь, выключил двигатель, и машина, покашляв, опустилась на землю и замолкла. Из будки лениво вылез толстый охранник и вразвалку приблизился.

— Документы?

Я протянул ему пропуск.

— Что везем?

Я надеялся на то, что мой дрожащий голос будет не очень дрожащим.

— Кгм.. ничего… кроме личных вещей.

— Ничего запрещенного? Имущество компании? Гаджеты? Устройства связи?

— Ннет.

— Оружие? Наркотики?

— Нет.

Дежурные вопросы. Лишь бы не личный досмотр.

— Откройте двери.

Я повиновался. Охранник небрежно осмотрел салон и перевел взгляд на меня. Я почувствовал, что у меня дрожат руки, и сцепил их вместе.

— Почему так поздно?

— Эээ… машина сломалась. Удаленный ремонт. — Ответ был заготовлен.

Охранник хрюкнул, что означало смешок.

— Да, машинка у вас не новая. Ладно, закрывайте двери.

Он зевнул, развернулся и двинулся обратно в будку. Внешние ворота поднялись, выпуская нас в жилзону. Проскочили? Я включил двигатель, мы выплыли наружу, и я мельком посмотрел на жену. За всю процедуру проверки она не издала ни звука и не сделала ни одного движения. Я похлопал ее по колену, и она взяла меня за руку. Ну что, еще немного, и мы будем дома. Надеюсь.

В жилом районе почти так же темно и пустынно, как и в промзоне. Тут почище и стены малость поприличней, но самое главное, дорога мне хорошо знакома… Вот и поворот к дому. С лязгом открылись ворота, форд втянулся внутрь и грузно осел на пол, повинуясь кнопке. Затрясся лифт, таща нас на наш восемнадцатый… и вот, наконец-то, мы в своей квартирке. Темно и душно. Мы ничего не ели с утра, но я не чувствую голода, он уступил место возбуждению от преодоленных опасностей.

Я наглухо закрываю жалюзи. Теперь можно включить свет и рассмотреть рискованную покупку. Мы сели за стол, не раздеваясь, и я развернул сверток.

Дилер не обманул. Вот и он. Маленький карманный телефон. Работает от батареи. И действительно заряжен. Хоть сейчас включай и звони.

— Олег… давай прямо сейчас позвоним? — Лора смотрит на меня умоляюще. Пожалуй, она права. Если звонить, то лучше сейчас: меньше вероятность, что засекут. Разрешения есть только у прокуроров и депутатов. Чем позже, тем меньше будет общий трафик и больше внимания будут привлекать отдельные звонки.

— Хорошо… Давай попробуем. Пять минут.

— Включай.

Ну что ж… чему быть, того не миновать. Последний раз мы звонили почти четыре месяца назад. Нас засекли, и мне пришлось отдать сам аппарат и еще изрядную долю сбережений, чтобы отвертеться от тюрьмы. Вообще-то коррупции у нас нет… но если хорошо поискать, то немного найдется.

Однако будем надеяться на лучшее.

Я включил аппарат. Он поймал сеть через несколько секунд, я сразу набрал номер сына и нажал кнопку видеозвонка, чувствуя, как колотится сердце.

— Алло? — звук появился чуть раньше картинки, и я сразу узнал голос Алексея.

— Леш, привет.

— О, пап! Привет, давно не слышал вас. Момент, сейчас аппарат пристрою, чтобы вы меня видели.

Появилась картинка. Сын, очевидно, сидел где-то в парке на лавочке. По лицу его прыгали солнечные зайчики от листвы, за ним виднелся изумрудный газон, сосны, голубое небо с легкими облачками, а на горизонте горы. Это было похоже на рай. Он был в футболке с коротким рукавом с эмблемой университета.

— Сыночек, как ты там? — Лора приникла к аппарату и улыбалась, а глаза ее повлажнели.

— Да нормально, мам, учимся. Все в порядке.

— Как у тебя оценки? Тесты сдаешь хорошо?

— Да все хорошо. — Сын снисходительно улыбался. — Сдаю на отлично.

— С ребятами дружишь?

— Дружу, дружу… И не только с ребятами.

— Что такое? — Лора сразу всполошилась. — А с кем еще?

Сын засмеялся.

— Хотите на мою девушку посмотреть?

— Ой.. Леша… у тебя девушка появилась… Она с тобой? Конечно, хотим.

Сын повернулся в сторону, все так же улыбаясь.

— Кэти… Can you get closer? They wanna look at you.

В экран вдвинулось юное рыжеволосое создание с лучезарной улыбкой и помахало рукой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.