Любовь и музыка

Метальский Игорь

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Любовь и музыка (Метальский Игорь)

ЛЮБОВЬ И МУЗЫКА

— Привет! Как дела? — вопль вывел меня из сомнамбулического состояния, в котором я находился, разглядывая двух девчонок, светленькую и темненькую, сидевших в моем ежедневном тряском автобусе чуть впереди меня по диагонали. Светленькая слегка походила на Лиз. Когда она улыбалась каким-то словам своей подружки, на нежных щечках появлялись ямочки. Я видел, что она время от времени бросает быстрые взгляды на меня, как бы случайно оглядываясь по сторонам. Я представлял себе, что она улыбается мне, а я легко прикасаюсь пальцами к этим ямочкам, и чувствовал, как в груди возникают гулкие удары, а уши начинают гореть.

Рядом со мной плюхнулся на жесткое сиденье Айвен. Удары в груди затихли, и я вернулся в окружающий мир.

— Есть клевая новость! В субботу праздник в Вултоне, и там будет играть Пит и еще один мой друг. Поехали, погуляем, дернем пивка, поджемим с ними! — Айвен старался говорить, как крутой уличный чувак. Ему было почти шестнадцать (на полгода старше меня), он играл на барабанах в школьной группе, и мне слегка льстило то, что он общается со мной, как с равным.

— В субботу? — по выходным я обычно дрых до упора, потом еще долго валялся, читая какую-нибудь книжку, потом бренчал на пианино или гитаре, подбирая что-нибудь… однако Айвен был полон энтузиазма, и программа звучала заманчиво. Почему бы и нет? А вдруг Лиз тоже там будет? — Окей, заходи за мной.

— Захватишь свою гитару? У них есть, но тебе лучше на своей, — Айвен подмигнул. Он знал все мои секреты.

— Окей, — мой взгляд опять зацепился за ямочки. Девчонки, заметив, что нас уже двое, теперь обе поглядывали на нас и весело шептались. Айвен помахал им рукой. Темненькая дернула веревочку, сигнализируя шоферу, и они встали. Айвен подскочил тоже, и вся компания вышла на остановке, весело болтая. Черт, как это легко у него получается. Надо было мне тоже пойти с ними, она так на меня посматривала…

Но на сегодня у меня был план – пока отец на работе, а Майк в школе, можно побренчать на гитаре часок. В голове у меня упорно крутилась клевая песенка, прослушанная вчера с Йеном в музыкальном магазине. Продавец косился на нас, поскольку знал, что мы ничего не будем покупать, но нам было пофиг, мы тащились от этой пластинки, и старались запомнить мелодию и слова. Я учил первую половину, Йен вторую, пока нас не выгнали, потом мы все записали на листочке и вечером выучили, однако аккорд в середине у меня звучал не так по-блюзовому, как на пластинке, и мне не терпелось его «довести». Надо срочно попробовать добавить какой-то пальчик! До прихода отца и Майка мне еще придется сходить за продуктами и вымыть утреннюю посуду. Увы, сегодня ни одна из моих теток нам не помогает, так что времени на музыку не так уж и много.

***

Черт, это уже отец вернулся! А я еще ничего не сделал. Гитару в чехол, скорее в магазин. Конечно, он ничего не скажет, только вздохнет. После смерти матери он совсем сник, стал мало разговаривать и почти не играет на пианино. Посмотрит вечером наш малюсенький телевизор, и на боковую.

— Пап, я быстро.

— Хорошо, давай. Майк, а ты пойди вымой посуду, окей?

— Почемуууу я? — Майк заныл свою обычную песню.

Я взял велик и вышел на шумную улицу, напевая вчерашнюю песенку. Я нашел нужный пальчик, и аккорд теперь звучал точно как на пластинке. Мне не терпелось показать песенку ребятам… интересно, кто умеет брать такой аккорд? Может быть, в субботу…

***

Мы с Йеном свалили с уроков и снова ломанули в музыкальный магазин. Сегодня был другой продавец, мы знали его, он подмигнул нам, дал несколько свежих пластинок и подтолкнул к комнате прослушивания. Мы слушали Чака Берри и нам хотелось одновременно петь, играть и танцевать. Мы вновь пытались запомнить мелодии и слова, а на пути домой в Оллертон я, похоже, задремал в автобусе, и мне привиделось, будто бы я сижу перед чем-то вроде телевизора.. я набираю на клавиатуре какой-то странной пишущей машинки строчку песни, которую я запомнил, и на экране, как по волшебству, появляется полный текст песни, и звучит ее мелодия… потом я набираю строчку из другой песни, совсем короткую, буквально три слова… и снова вижу на экране полный текст… и слышу музыку… Потом набираю «Лиз Стентон» и на экране возникает Лиз, как живая, и разговаривает со мной… черт, мне же выходить! Подождите! Водитель, ворча, останавливает уже тронувшийся автобус, и я пулей вылетаю на улицу. Вот е-мое, привидится же.

***

— Ну что, готов? — на пороге обнаружились Пит и Айвен, в туфлях на каучуковой подошве, брюках дудочкой и с набриолиненными волосами, веселые и возбужденные. Я повесил на спину чехол с гитарой, и мы двинули на автобусную остановку. Ехать было недалеко, хотя мы были бы не прочь прокатиться подольше, весело треплясь и поглядывая по сторонам в поисках девчонок. В парке около большой церкви из темно-красного камня уже вовсю гудело веселье, люди кидали кольца и сбивали кегли, пытаясь выиграть приз, с лотков продавали пиво и какую-то снедь, плыли запахи чего-то жареного. На невысоком помосте стояли стойки с микрофонами, барабаны и усилители, и болталось несколько парней, и это выглядело очень круто. Меня всегда как магнитом тянуло к любым музыкантам, и я не заметил, как мы оказались рядом с помостом. Пит запрыгнул на него и схватил свой музыкальный инструмент – стиральную доску.

Айвен не играл сегодня, так как это была группа не из нашей школы. Он помахал музыкантам и наклонился ко мне:

— Обрати внимание на Джона, классно поет! — и указал на парня в клетчатой рубашке с крутыми бачками, который вместе с остальными как раз заиграл в этот момент знакомую мне песенку. Стоп, да я его знаю! Я видел его пару раз в автобусе, оба раза с группой парней хулиганского вида, и выглядел он как их вожак, заносчиво бросая реплики и вызывающе поглядывая по сторонам.

Пел он и правда здорово, звонким и в то же время хрипловатым голосом, с блюзовыми нотками. Однако играл он не ахти, брал какие-то странные плоские аккорды, и я подумал, что я сыграл бы, пожалуй, получше. К тому же он, похоже, не знал всех слов, так что это скорее была импровизация, что, впрочем, звучало очень клево! Вокруг помоста собралась небольшая толпа молодежи, все приплясывали и хлопали в такт. Джон бросал в толпу вызывающие реплики между песнями, и ему весело кричали в ответ. Черт, я был бы не прочь оказаться там, вместе с музыкантами!

— Ну что, по пивку? — Айвен подмигнул.

— Давай, — я решил не отказываться. Отец пока не разрешал мне алкоголь, но я уже несколько раз пробовал пиво в компаниях.

— Помнишь тех курочек в автобусе? – Айвен опять подмигнул. Эдак он нервный тик заработает. — Я их пригласил, может быть, придут сегодня. Смотри внимательно вокруг!

— Да тут и без них есть кого склеить! — я старался быть циничным, как того требовал код поведения.

— Давай твою гитару, отдадим пока Джону, чтобы ты с ней не таскался, а после концерта поиграем вместе с ними, хочешь?

— Да, было бы круто! — это, правда, звучало очень заманчиво. Я играл несколько раз с Айвеном в группе на школьных вечеринках, и мне нравилось петь, быть в центре внимания, шутить со зрителями и управлять ими. Но это были все-таки «домашние» концерты, а здесь уже другой уровень – играть перед незнакомой публикой, наверно, страшновато.

***

— Смотри, Айвен, вон они! — я вдруг заметил в толпе «курочек» и помахал им рукой. Они заулыбались и помахали в ответ, и мы с Айвеном, протолкавшись через толпу, через секунду были рядом с ними.

— Джинни, Кэти, разрешите представить вам Пола, лучшего в мире гитариста! — Айвен изображал из себя церемонного джентльмена.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.