Возвращение блудного сына

Омельянюк Александр Сергеевич

Серия: Платон Кочет XXI век [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Возвращение блудного сына (Омельянюк Александр)

Посвящается советским и российским офицерам – людям долга, чести и совести

Глава 1. Зиме конец, весне дорогу!

Год Тигра начался с утреннего секса. Дикий хищник словно стремился хоть в этом превзойти мощное домашнее животное.

Утром в воскресенье, 14 февраля, всплеск сексуального влечения неожиданной климактерической волной с головой захлестнул зрелую Ксению.

Воспользовавшись отсутствием, ушедшего на работу сына, она вдруг вскочила к книжному шкафу, нашла в нём Кешкин альбом «Камасутра», и в постели же начала заинтересованно и с любопытством изучать его.

Однако муж несколько остудил её разгулявшееся, было, воображение:

– «Я давно смотрел это, и ничего особенного там не оказалось!».

– «Тебе-то, конечно!» – непонятно на что намекая, ответила жена.

«Ну ладно! Изучай матчасть!» – согласился Платон в предвкушении эпилога.

И тот вскоре наступил. Видя, что Ксения уже заканчивает перлюстрацию чужого «букваря», Платон начал оголять её плечики от ночной рубашки.

Ответные движения жены не оставили у него никакого сомнения в приближении долгожданного продолжения. Ксения в этот раз даже не сопротивлялась ласкам своей груди со стороны поначалу даже несколько опешившего мужа. Она ведь в последнее время их попросту не допускала.

Сбросив всё с заждавшихся телес, супруги прильнули друг к другу в классической позиции, но как к чему-то новому и даже может ещё не до конца изведанному…

А неизведанное ждало и всех россиян в Канаде.

Зимняя Олимпиада в Ванкувере для сборной России началась ни шатко, ни валко. А тут ещё и прогнозы известных российских астрологов предрекали провал наших олимпийцев. Особенно это было странным слышать в отношении лыжников, биатлонистов, хоккеистов и фигуристов вообще, а в отношении Евгения Плющенко – в частности.

Более того, в североамериканской печати появились предсказания победы хоккеистов Канады над Россией, и в связи с этим предлагалось вручить нам, как и Е. Плющенко, Платиновые медали!?

А тем временем по вечерам Платон, сидя за компьютером, искал через Интернет новые подходящие издательства, одновременно проверяя и правя тексты, распечатывая листы на замену. Но его всё больше и больше охватывало ощущение, что пора завязывать с творчеством и переключаться на семейные заботы – ремонты в квартире в преддверии дачного сезона.

В общем, жизнь писателя шла своим чередом.

В пятницу, задолго до мужского праздника, начальница Платона Надежда Сергеевна по пастушьи молча, вручила своему бычьему стаду по тысяче рублей на рыло, тем избежав его предпраздничного кормления.

А последовавший за этим трёхсуточный снегопад, который не отмечался наблюдателями-синоптиками более сорока лет, в преддверии Дня защитника Отечества окончательно побил все зафиксированные рекорды, завалив Москву небывалым 67-и сантиметровым слоем снега.

Но, не смотря на это, Платон все дни проходил на лыжах, и особенно он удивился обилию лыжников в последний день снегопада – 22 февраля!

Однако на следующий праздничный день засветило Солнце, и народ просто повалил на накануне накатанную лыжню. Скольжение было отличным, что первоначально соответствовало и настроению Платона, заданного утренним поздравлением с праздником от консьержки, и неожиданным вторым поздравлением на лыжне от одной из приветливых лыжниц-незнакомок.

Придя домой раньше обычного и никого дома не застав, он, после приведения себя в домашний вид, поздравил по телефону, прежде всего ещё живущих ветеранов – дядю Виталия из Санкт-Петербурга и соседа по даче Бронислава Ивановича Котова, а также друзей-свояков Егора и Александра.

Все они ответили взаимностью.

Но никакой больше последующей взаимности не предполагало полное отсутствие хоть каких-либо поздравлений от остальных близких родственников Платона.

И только его самый старший сын, настоящий мужчина Вячеслав, поздравил отца даже из далёкого Буэнос-Айреса, с других полушарий Земли.

Да бедняжечка Кирюшка, почти оставленная Кешей, поздравила вечером «дядю Платона» с мужским праздником, пожелав ему, прежде всего здоровья и творческих успехов, и выразив уверенность, что всё остальное тогда непременно приложится.

Даже после этого звонка Платон так и не дождался поздравления от жены Ксении?!

– «Я Вас с Кешей на этот раз поздравлять не буду! Какие Вы защитники Отечества? Кеша не служил, а ты даже себя теперь защитить не сможешь!» – ещё за завтраком неожиданно предупредила она.

Платон промолчал, и почему-то на этот раз даже не обиделся.

Ну, вот! Дождался! Меня опять ни одна падла с мужским праздником не поздравила! Видать, они уже не считают меня мужчиной?! Ну, бог с ними! Если я для Вас не мужчина, то и Вы для меня теперь не женщины! Умерла, так умерла! – решил теперь тоже не поздравлять виновных с их женским днём, как и год назад про себя сокрушавшийся, бывший старший лейтенант запаса, может даже единственный в Мире человек за год срочной службы и за два офицерских сбора прослуживший аж в трёх (!?) видах вооружённых сил СССР: Сухопутных войсках, РВСН и Космических войсках.

Но на следующее утро у Платона традиционно для этого времени года прихватило горло. Из-за интенсивного лечения он не пошёл на работу, зато дома завершил рассылку электронных писем в издательства, с чувством облегчения надолго передав место за компьютером жене.

Ксения теперь неожиданно тоже занялась творчеством.

Она стала цифровым фотоаппаратом фотографировать пейзажи, а потом помещать фотографии в компьютер, сортируя, отбирая и редактируя их, создавая в итоге тематические альбомы.

Получалось весьма неплохо.

Особенно Платону понравился вид зимнего Кремля, отснятый Ксенией с пешеходного Патриаршего моста.

Ксения так увлеклась, что, не успев закончить одно, тут же хваталась за другое. Всё новые и новые идеи переполняли её.

И теперь она стала лучше понимать творческого мужа.

Быстро выздоровев, Платон вновь вышел на работу.

Но за эти дни на улице всё изменилось. В результате потепления с крыш начало капать и падать.

А на работе он сразу столкнулся с жалобой временной своей производственной сожительницы, коменданта Ноны Петровны Барсуковой.

Ещё почти три недели назад в их здании вновь начался ремонт и реконструкция?! Как будто нельзя было всё это сделать в прошлый раз?

Видать кому-то понравился такой способ отъёма государственных денег?

Поэтому вещи из кабинета коменданта с разрешения Надежды Сергеевны были временно перенесены в цех к Платону Петровичу, который теперь наглядно убедился в неряшливости и безалаберности красивой женщины и невоспитанности периодически к ней приходящих её последних друзей.

Нона совсем не мыла за собой посуду, и не только не стирала со стола крошки, но и вообще не убирала начатую и открытую еду. Даже недопитый ею чай сиротливо простоял на столе несколько дней. То есть, можно было предположить, что именно она является настоящим рассадником тараканов.

И действительно, напоминающий их вожака – также любящий всё подряд на халяву подъесть – периодически заходящий к ней друг Геннадий, неимоверно толстый и некультурный ещё моложавый мужчина, не имел привычки здороваться, был косноязычным и весьма недалёким, а в разговоре со своей дамой без тени смущения допускал матерные выражения.

– «Платон! Тут, пока тебя не было, я с Надькой поругалась!» – неожиданно прервала его мысли Нона.

– «А что так?!».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.