Бонусная сцена к серии Потерянная дружба

Дуглас Пенелопа

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бонусная сцена к серии Потерянная дружба (Дуглас Пенелопа)

Мэдок

Мэдок

– Эй, Джаред? – окликнул я, перекрикивая толпу, собравшуюся на Петле. – Знаешь, как называются два Мустанга на вершине холма? Чудо!

Я хохотнул, довольный тем, как напряглась спина Джареда, присевшего на корточки перед колесом его машины. Тэйт вскинула бровь, послав мне предупредительный взгляд, после чего обошла вокруг Босса, чтобы поговорить со своим мужем.

Покачав головой, я улыбнулся и развернулся лицом к толпе.

По-прежнему проще простого.

Даже спустя столько лет раздразнить его получалось так же легко, как завязать шнурки. Вот, что мне больше всего в нем нравилось. Он предсказуем. Он никогда не отвечал на мои подколы. Джаред их выслушивал, впитывал в себя, накапливая раздражение. Что обычно играло в его пользу. Он, скорее всего, сегодня победит, несмотря на мою критику в адрес его машины.

Сунув руки в карманы, я окинул взглядом местность, оценивая приятный летний вечер. Людей собралось много, погода была ясная, музыка гремела из колонок, расставленных вокруг площадки. Будто мы снова в школу вернулись.

Почти.

Я заметил Джекса, беседовавшего с Заком. Теперь они оба могли расслабиться и получать удовольствие от мероприятий, не беспокоясь о микроменеджменте гонок. Трек стал практически самоуправляемым.

Его жена, Джульетта, кружилась по полю с трехлетним малышом, повисшем на ее плече. Они с Джексом начали брать детей под временную опеку несколько лет назад, будучи куда смелее меня, это уж точно. Я с трудом мог представить, как будет тяжело, когда придет время расставаться с этими детьми.

Их тринадцатилетний сын Хоук стоял чуть поодаль и перекидывал футбольный мяч с моим сыном Кейдом, в то время как моя младшая сестра Куинн сидела на траве; повесив наушники на шею, она рисовала в своем дневнике и приглядывала за моей шестилетней дочкой ЭйДжей.

Так как Куинн, которой уже почти четырнадцать, была достаточно взрослой, чтобы нянчиться с детьми, мы начали частенько пользоваться ее услугами. К сожалению, теперь она стала требовать за это плату.

А Дилан и Хантер...

А где Дилан и Хантер?

Я посмотрел налево, направо, потом огляделся кругом, что делал практически каждые двенадцать секунд своей жизни, пересчитывая детей, проверяя, все ли целы и невредимы. Наконец заметил Дилан, сидевшую на одеяле с несколькими своими друзьями.

В двенадцать лет она определенно унаследовала дерзость своей матери, но помимо этого была обременена тенденцией игнорировать правила, как и ее отец. Надеюсь, ей это принесет меньше проблем, чем принесло ему.

Хантер подошел к их компании, снял свои наушники, постучал Дилан по плечу и протянул их ей. Не произнеся ни слова, она взяла наушники, надела, словно они делали так уже сотни раз до этого, и начала медленно покачивать головой в ритм какой-то песне, которую Хантер предложил послушать.

Я не смог сдержать улыбку.

Хантер очень отличался от Кейда. Черт, он очень отличался от меня, Джареда и Джекса. Он тише, добрее. Хантер умел замечать вещи, на которые мы не обращали внимания. Раньше я подозревал, что связь Кейда с Дилан была сильнее, только теперь медленно начинал осознавать, что, возможно... возможно... связь Хантера с ней была глубже.

Дилан сняла наушники, отдала их ему с легкой улыбкой и кивнула, словно соглашаясь с чем-то. Они работали над видео для школьного ежегодника и вместе подбирали музыку, так что найденный им трек, должно быть, получил ее одобрение.

Я наблюдал за Хантером, скрестив руки на груди. Он просто стоял, нервно переминаясь с ноги на ногу, с трудом пытаясь набраться смелости.

Не так, как его отец. Я родился готовым завоевывать женщин.

Но прежде, чем ему выдался шанс что-нибудь сказать, в его руку с силой врезался футбольный мяч. Увидев, как он отшатнулся назад, я раздраженно выдохнул. Хантер выпрямился и сердито посмотрел в сторону поля, где над ним смеялся Кейд. Мяч явно бросил он.

Несколько девочек, сидевших вокруг Дилан, тоже захихикали, и я заметил, как грудь Хантера резко поднялась и опустилась. Он разозлился, но делать ничего не стал.

Он никогда не делал.

Я сжал челюсти, все мои мышцы напряглись. Кейд заслужил пинок под задницу, но, к сожалению, Фэллон не одобряла физические наказания детей.

С возрастом мальчики все меньше и меньше ладили. Поначалу мы с Фэллон вмешивались и разбирались с возникавшими ситуациями, пытались добиваться примирения, однако потом решили, что им нужно все улаживать самостоятельно. Хантер ничему не научится, если мы постоянно будем бежать ему на помощь, а, наказывая Кейда, лишь заставим его чувствовать себя слабым.

Тело Хантера сковало от напряжения. Я видел, что он хотел отреагировать, но ему также было стыдно. Люди над ним смеялись. Как обычно, остальные примкнули к его брату.

Он всегда один.

Хантер опустил взгляд, на его лице появилось безразличное выражение, а потом ушел, дав Кейду именно то, чего он добивался.

Покачав головой, я последовал за ним к машине Джекса, припаркованной в стороне от трека. Хантер надел наушники, скрестил руки на груди и присел на капот.

Остановившись рядом с ним, я стянул наушники с его растрепанной белокурой головы.

– Он пошутил над тобой, – пояснил я, заметив, как Хантер раздраженно поджал губы. – Ответь ему тем же или скажи, чтобы отвалил. Я знаю, что Кейд тебя злит. Ты можешь сказать ему об этом.

Он устремил взгляд в землю, все еще тихо кипя от ярости. Хантер хотел, чтобы я ушел. Ему не хотелось обсуждать своего брата или то, каким беспомощным он себя чувствовал рядом с ним.

– Мне все равно, – ответил он безэмоциональным тоном. – Они все думают, что он классный, он им больше нравится, ну и пусть. Мне ничего такого не нужно.

Его челюсти сжались – явный знак, что он скрипнул зубами.

– Он всем якобы больше нравится? – повторил я. – Или он якобы больше нравится одной конкретной особе?

Хантер поднял глаза. Проследив за его взглядом, я увидел, как Кейд и Хоук подняли края одеяла вокруг девочек, сделав что-то вроде мешка Санты. Дилан кричала, чтобы они перестали, одновременно визжа и хихикая вместе со своими подружками.

– Как я уже сказал, мне все равно, – спокойно произнес Хантер, вновь надев наушники.

Но я их опять сдернул.

– Тебе безразлично, что он исключает тебя? – настойчиво спросил я. – Разве ты не хочешь что-нибудь предпринять по этому поводу?

Он отвернулся. Я не был уверен, стоит ли мне продолжать или оставить его в покое. Хантер определенно не хотел слушать, однако, если задуматься, ему, вероятно, нужно было это услышать, поэтому...

Быть родителем трудно. Серьезно, чертовски трудно.

Хоть мы с Фэллон и перестали вмешиваться каждый раз, когда братья ссорились, мне все равно хотелось показать Хантеру, что я рядом. Ну, знаете, держать пути общения открытыми, пока он не замкнулся в себе, бросил школу, пристрастился к героину и перестал поддерживать с нами связь.

Но, с другой стороны, если я буду СЛИШКОМ навязчив, Хантер может стать застенчивым, нервным, а потом так же пристраститься к героину и перестать общаться с нами.

Я опустил голову и сказал прямолинейно:

– По мере взросления жизнь усложняется, Хантер. Особенно, когда на горизонте появляются девушки, – добавил. – Дать отпор Кейду будет трудно, но дело в том, что трудно только в первый раз. Все дается с трудом, пока не становится привычным. – Сделав паузу, я продолжил: – Ты переезжаешь в новое место, без друзей, и это трудно. Однако потом становится легче. Ты целуешь девушку в первый раз...

– Пап...

– И это трудно, – произнес я громче, перебивая его. – Но потом осваиваешься, и это становится плевым делом. Все делать проще, как только ты к этому привыкаешь. За исключением обтягивающих джинсов на мужчинах. – Я прищурился, покачав головой. – Этот тренд больше никогда не должен повториться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.