Голливуд и Сталин - любовь без взаимности

Абаринов Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Голливуд и Сталин - любовь без взаимности (Абаринов Владимир)

Беспечный ездок{1}

«Миссия в Москву»

На окраине Вашингтона, посреди густого зеленого массива, расположена усадьба Хиллвуд, а в ней — частный музей. Собрание музея считается крупнейшей за пределами России коллекцией русского декоративно-прикладного искусства. В нем есть старинные иконы, пасхальные яйца и другие ювелирные изделия Фаберже, фарфор, мебель и хрусталь русской работы, в том числе принадлежавшие членам императорской семьи. Славится также коллекция французских гобеленов и севрского фарфора. Вокруг дома разбит парк. Теплицы знамениты своими орхидеями. На одной лужайке полукругом стоят надгробья, но не людей, а любимых собак и кошек хозяйки дома. По русским праздникам, на Рождество, Пасху посетителей встречают актеры, одетые и загримированные под Николая II и императрицу Александру Федоровну.

До своей смерти в 1973 году в особняке Хиллвуд жила Марджори Пост. Ей было 27 лет, когда скончался ее отец, и она в качестве единственной наследницы получила в собственность его компанию по производству «хлопьев к завтраку» — General Foods. Позднее Марджори стала самой богатой американкой — ее состояние оценивалось в 250 миллионов долларов. По нынешнему курсу это пять миллиардов.

Сотрудники музея Хиллвуд очень любят рассказывать о благотворительной деятельности Марджори Пост и не очень — о том, откуда взялась ее коллекция. В 1935 году она в третий — и предпоследний — раз вышла замуж. Ее супругом стал Джозеф Дэвис — известный в стране адвокат, специальностью которого было деловое право.

Он работал в администрации Вудро Вильсона и познакомился тогда с начинающим политиком Франклином Рузвельтом, который был в те годы сотрудником министерства военно-морских сил. Когда грянула Великая депрессия, все сбережения Дэвиса сгорели на бирже и он поступил на место юрисконсульта в компанию «Марджори Пост». Через какое-то время он женился на Марджори.

В 1936 году Рузвельту подошел срок переизбираться. Супруги Дэвис внесли в его избирательную кассу круглую сумму. В США такая щедрость традиционно вознаграждается назначением на пост посла в какой-нибудь приятной стране. Друг Франклин предложил другу Джо пост посла в любой европейской стране на выбор. Дэвис назвал Германию и Россию. Пост в Москве был свободен, а в Берлине вакансия должна была открыться годом позже. Договорились, что через год Джо переберется из Москвы в Берлин.

В 1941 году Дэвис издал книгу «Миссия в Москву», составленную из дневниковых записей, дипломатических депеш и писем родственникам и друзьям, а в 1943-м на экраны вышел фильм под тем же названием, где документальное повествование превратилось в художественное. Картину предваряло обращение к зрителям автора — посла Дэвиса.

«Когда я был вашим послом в России, я не думал, что напишу „Миссию в Москву“. И уж совсем не ожидал, что увижу ее экранизированной. Но когда Германия напала на Россию, Советский Союз превратился в одну из стран, воюющих с Гитлером. И это был грозный час. Если бы Гитлер уничтожил Красную Армию и разгромил Советский Союз, Европа, Азия и Африка оказались бы во власти трех государств-агрессоров. Достояние этих трех континентов и труд порабощенных трех четвертей человечества стали бы орудием завоевания оставшегося мира. Мы, американцы, стали бы следующей жертвой. Сплоченность сил, сражающихся с Гитлером, имела жизненно важное значение. С моей точки зрения, в тот момент не было ничего важнее взаимопонимания и взаимного доверия воюющих наций. Существовало столько предрассудков и превратного понимания Советского Союза, которые были отчасти свойственны и мне, что я почувствовал, что мой долг — рассказать правду о Советском Союзе, каким увидел его я».

В фильме, напутствуя Дэвиса, Рузвельт говорит, что ему необходимо знать, на чьей стороне будет Сталин в грядущей войне, насколько сильна его армия, выдержит ли она натиск немецких войск.

Посол Дэвис поехал в Москву с женой и дочерью от первого брака Эмлен Найт, которой в то время шел 22-й год.

В вагоне по пути в Россию в купе посла и его семейства входит попутчик-немец. Между немцем и Дэвисом происходит многозначительный разговор.

— Англичане?

— Американцы. Желаете сигарету?

— Да, спасибо! У вас, американцев, очень хороший табак. А у нас ужасный. Пока. Мы собираемся исправить такое положение очень скоро.

— В самом деле? Где же вы собираетесь покупать табак?

— Не уверен, что мы должны покупать. Наш фюрер — очень умный человек. У него много идей…

Посол угрюмо хмурится в ответ.

Поезд прибывает на советско-польскую границу (судя по дневнику, это была станция Негорелое). Посла встречают представители Народного комиссариата иностранных дел, выстроен почетный караул. Изголодавшиеся в пути пассажиры набрасываются на закуски в буфете. Шофер посла беседует с носильщиком.

— Так это что, Россия? А где икра?

— Вы ее как раз едите. Она у вас на бутерброде.

Шофер видит в кабине локомотива молодую женщину.

— Вашим машинистам разрешают катать девушек?

— Она и есть машинист!

Морозным утром 19 января 1937 года Белорусский вокзал Москвы оцепили солдаты Конвойных войск НКВД. За оцепление пропускались лишь лица с дипломатическими паспортами, сотрудники советского МИДа и фотокорреспонденты. Поодаль стоял автомобиль посла — роскошный 12-цилиндровый «паккард», доставленный из-за океана морем; в Москве была в то время еще только одна такая же машина — на ней ездил Сталин, получивший «паккард» в подарок от Рузвельта.

Посол Дэвис прибыл в Москву с большой помпой — специальным литерным поездом в сопровождении 16 слуг и невероятно огромного багажа. За несколько месяцев до своего приезда они прислали в Москву художника-декоратора, дабы он превратил Спасо-хаус в помещение, достойное супруги посла. Особняк наполнился хрусталем, золотом и бронзой; живописные полотна висели даже в ванных комнатах. Заблаговременно завезли и провиант — два вагона мороженых продуктов. Для хранения продовольствия бельгийская фирма установила в подвале дома 25 морозильных камер большого объема. Вскоре в Спасо-хаусе произошла техногенная катастрофа: подстанция не справилась с напряжением, которого требовали бельгийские морозильники, особняк лишился электричества и пропах протухшей едой.

Через несколько дней после прибытия Дэвис вручил свои верительные грамоты Михаилу Калинину — председателю Президиума Верховного Совета СССР. В фильме Калинин встречает посла в сопровождении первого заместителя наркома иностранных дел Николая Крестинского и прокурора СССР Андрея Вышинского.

Секретарь: (по-русски) Представитель Соединенных Штатов Америки господин Дэвис! (По-английски) Президент Советского Союза мистер Калинин.

Калинин: Рад познакомиться с вами, мистер Дэвис.

Дэвис: Спасибо, мистер Калинин.

Калинин: Позвольте представить вам мистера Крестинского, первого заместителя народного комиссара иностранных дел. И народного прокурора Советского Союза мистера Вышинского.

Дэвис (Вышинскому): Слышал о вашей огромной правоохранительной работе.

Вышинский: Cпасибо, господин посол. Взаимно.

Калинин: Мистер Дэвис, в таких случаях, как этот, полагается произнести формальные речи, но, с вашего позволения, мы поговорим о том, что у нас на душе, а не на бумаге.

Дэвис: С большим удовольствием. Тем более, что я забыл свою речь.

Разговор продолжается в кабинете Калинина наедине.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.