Гезихт

Голд Джон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Гезихт (Голд Джон)

Голд Джон

Гезихт.

Аннотация:

ЛитРПГ. Галактика Ваальбар. Люди и нелюди, киборги и маги, эсперы и обычные гражданские. И одно древнее-древнее создание пришедшее из другого мира...

Пролог.

2510 год.

Галактика Ваальбар => Солнечная система WWT-77862 => Планета Рената => Окрестности города Тагуса => Реабилитационный центр "Флэр".

Из-за погодных аномалий у города Бремен, возникли неполадки в работе электронного оборудования. Эта стало причиной аварии на орбитальном лифте, соединяющем город с орбитальной станцией Месса. Из строя вышла система искусственной гравитации, удерживающая поезда на рельсах, идущих вдоль внешней обшивки лифта. Семнадцать секунд неполадок, стали причиной самой ужасной катастрофы в истории Бремена.

Меньше чем через минуту с момента аварии, на всех улицах Бремене прозвучал сигнал тревоги. Примерно в это же время, на город обрушился дождь из вагонов, локомотивов и фрагментов обшивки подъёмника. Под их весом рушились дома, погребая под собой местных жителей и случайных прохожих. По улицам прошел дождь из битого стекла, убивая тех, кто пытался спастись бегством.

Смерть витала в воздухе и не спешила покидать это место. Никто видел и не слышал ее, но в этот день все горожане ощутили, что она где-то рядом. Смиренно ждет, когда ее услуги потребуются тем, кто пережил саму катастрофу. К ней присоединились закадычные друзья, Хаос и Паника, который всегда следуют за свое подругой. Сегодня, с этой троицей, познакомятся почти все местные жители.

В первые часы после аварии, из Тагусы, ближайшего к Бремену города, были отправлены почти все аэрокары спасателей и медицинской помощи. Коммунальные службы разблокировали резервные транспортные линии, системы канализации и водоснабжения. Если с последствиями катастрофы не справиться в короткое время, может вспыхнуть эпидемия, вызванной большим количеством трупов и благоприятной средой для размножения бактерий.

В течение недели все больницы соседних городов принимали людей, которым не могли оказать медицинскую помощь по месту жительства. Если пациент был транспортабелен, его отправляли в соседний город или клиники в пригороде. Таким образом, власти города снижали нагрузки на больницы у эпицентра катастрофы. Работы по разбору завалов продолжаются и по сей день. Еще есть шансы найти выживших, под обломками зданий.

Реабилитационный центр Флэр работал с семидесяти процентной перегрузкой из-за наплыва пациентов. Персонал вызывали из отпусков, непрерывно принимая новых пострадавших. Морг переполнен, труба крематория дымит не переставая, операционные работают круглосуточно, а врачи не спят сутками. Пациентов слишком много. В коридорах, некогда белые полы стали красными от кровавых разводов.

Из наплыва тяжелораненных, начали использовать палаты отделения коматозников. В 407-ой комнате, был только один пациент, но уже к вечеру первого дня, у него появилось одиннадцать стонущих соседей.

Глава 1.

Окрестности города Тагуса => Реабилитационный центр "Флэр"

Гея Никсон была одним из немногих пассажиров, которым удалось выжить после падения вагона. Длинные черные волосы, худощавое непривлекательное телосложение и черты лица обычного пятнадцатилетнего подростка. До аварии, красавицей ее называли лишь мама, да и то по большим праздникам. На ней была больничная роба, две капельницы, тело завернуто в такое количество бинтов, что девушка походила на мумию. Из-за травмы в основании черепа, у девочки парализовало все тело. Кусок твердого пластика от внутренней отделки салона вагона, перебил нервы, отвечающие за ноги и правую часть тела, оставив в рабочем состоянии только левую руку.

Она была в сознании с первых дней катастрофы и видела, как через её палату проходят десятки тяжелораненых пациентов. Десятки мелких ран и переломов, вкупе с параличом тела, не оставляли ей другого выбора, как наблюдать за тем, что происходит вокруг. Выжившие после самой катастрофы, вскоре погибали от полученных травм. Тех, кого удавалось вытащить из разрушенных домом и покореженных вагонов, везли в ближайшую больницу, где не хватало места для их приема. Спасенные люди умирали в ожидании, или после перенесенных операций. Все это происходила на глазах подростка, находящегося в шоковом состоянии. Серая, молчаливая обыденность из череды смертей, в компании людей, которые одной были уже в могиле.

К концу второй недели, в палате осталась только Гея и мальчик, лежащий на соседней койке. Чуть старше самой Геи, короткие черные волосы, идеально чистая кожа и приятные черты лица. Он был подключен к аппарату искусственного жизнеобеспечения и за прошедшее время ни разу не пришел в сознание. Мальчик был единственным пациентом, на ком Гея не видела ни гипса, ни бинтов. Врачи лишь мельком его осматривали, уделяя больше времени девушки, которая замкнулась в себе.

По тому, как врачи уклоняются от вопросов о судьбе родителей, Гея поняла, что они погибли при падении поезда. Ей не хотелось плакать или говорить об этом. Надежду на их спасение, она потеряла еще в первый день, когда увидела, как из ее палаты уносили тела соседей по вагону. Молодожены, сидящие спереди, бородатый старик, стюардесса - их тела выносили вперед ногами, пока в палате не осталась всего пара пациента.

Приходили родственники со стороны отца, но к концу второго месяца пропали и они. Мама была выходцем из бедной очень семьи и среди ее братьев и сестер, не нашлось никого, кто побеспокоился бы о судьбе ее дочери. Сложно представить, что творилось в душе девочки, которая старалась смириться с произошедшим.

Ее угнетенное сознание искало выход, для выплеска сдерживаемых эмоций. И тогда она начала считать мальчика, лежащего на соседней койке, своим единственным другом. Возможно, он, как и Гея, пережил катастрофу, и теперь находится в столь же ужасном положении.

"Пожалуйста, пусть он проснется."

Гея, не произнося ни слова, молилась, дни напролет. Это истощало ее и без того малые силы. К концу третьего месяца она похудела на пять килограмм, а мальчик все никак не просыпался. Сколько бы врачи не старались, его состояние ухудшалось с каждым днем.

Девушка замкнулась в себе, перестав общаться с персоналом больницы. Ей было страшно думать о том, что будет дальше, когда больница перестанет о ней заботиться. Сбегая от неприятных мыслей, она молилась и спала сутками напролет. На пятый месяц после катастрофы мальчику внезапно стало хуже, и его увезли из палаты. На следующий день медсестра сказала, что мальчика перевели в другое место.

Прошло еще полгода. Психологам добиться того, чтобы Гея снова общаться с людьми, но им так и не удалось вывести девушки из депрессивного состояния. Ее трижды переводили в другие палаты с пациентами, пытаясь создать атмосферу, в которой девушка будет комфортно себя чувствовать. С каждым попыткой установить контакт, ее самоизоляция лишь усиливалась. Гея отказывалась играть в игры в виртуальной реальности, говоря, что ее устраивает, то стабильное состояние, в котором она сейчас находится.

В четвертый раз ее перевели в ту же палату, где она находилась с мальчиком в коме. В комнате, рассчитанной на двенадцать пациентов, кроме нее никого не было. Просторная палата с серыми стенами, прекрасно освещалась дневным светом. Панорамные окна ставили во всех палатах второго и четвертого этажа, за что их так любили пациенты. В этой части пригорода, сохранился лес, и нет городских высотных застроек. Лишь природа, частные жилые дома и реабилитационный центр Флэр.

Вечером того же дня, к ней в палату пришел мальчик, которого она сразу же узнал. Тот самый, о выздоровление которого она молилась. Поправился, похорошел, а в глазах виден детский азарт.

- Привет! Ужасно выглядишь.

Первое шоковое состояние быстро проходило.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.