Конец Бабблкунда

Дансени Лорд

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Рассказ  Проза    1907 год   Автор: Дансени Лорд   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Лорд Дансейни

КОНЕЦ БАББЛКУНДА

Я сказал себе: «Пора увидеть Бабблкунд, Город Чудес. Он ровесник Земли. И звезды ему сестры». Первыми увидели монолит горы в пустыне фараоны древних времен из Аравии, когда шли покорять новые земли. Увидели и решили вырезать в горе башни и площади. Они разрушили одну из гор, сотворенных Богом, но создали Бабблкунд. Он высечен, не построен. Его дворцы – одно целое с его площадями: ни скреплений, ни зазоров. Он воплощает красоту и юность мира Он считает себя центром Земли, а четверо ворот его обращены к четырем сторонам света. Перед восточными воротами сидит огромный каменный бог. Его лицо вспыхивает, освещенное лучами солнца на рассвете. Когда же солнце согревает его рот, то губы приоткрываются и произносят слова «Оун Оум» на давно забытом языке. Все, кто поклонялся этому богу, давно уже в могилах, и никто не знает, что означают слова, произносимые им на рассвете. Иные говорят, что он приветствует солнце, – бог приветствует бога на языке богов, некоторые говорят, что он возвещает новый день, иные же говорят – что он предостерегает. И так у каждых ворот – чудо, в которое невозможно поверить, пока не увидишь.

И собрал я трех друзей, сказав им:

– Мы – это то, что мы видели и познали. Отправимся же в путь, чтобы увидеть Бабблкунд, ибо это украсит наш разум и возвысит дух.

И мы, приплыв к земле, неувядаемую славу которой составляет Бабблкунд, наняли караван верблюдов и арабов-проводников и после полудня двинулись к югу, чтобы через три дня пути по пустыне оказаться у белых стен Бабблкунда. И горячие лучи солнца лились на нас с раскаленного белесого неба, а жар пустыни жег снизу.

На закате мы остановились, стреножили лошадей. Арабы отвязали тюки с провизией и разожгли жаркий костер из кустарника, ибо после заката зной покидает пустыню внезапно, как вспархивает птица. И увидели мы, что с юга приближается путник на верблюде, а когда он приблизился, сказали:

– Подходи и располагайся среди нас В пустыне все люди братья; мы дадим тебе мяса и вина, но если вера твоя не позволяет тебе пить вина, мы дадим тебе другого питья, не проклятого пророком.

Путник сел возле нас на песок, скрестив ноги. И отвечал так:

– Послушайте, я расскажу вам о Бабблкунде, Городе Чудес. Бабблкунд стоит ниже слияния рек, там, где Оунрана, Река Преданий, впадает в Воды Легенды, иначе называемые Старый Поток Плегатаниз. Радуясь, вместе втекают они в северные ворота. С давних времен текли они во тьме сквозь гору, в которой Нехемос, первый из фараонов, вырезал этот Город Чудес. Бесплодные, долго текут они по пустыне. Каждая в предназначенном ей русле, и нет жизни на их берегах. Но в Бабблкунде они питают священные пурпурные сады, воспетые всеми народами. По вечерам все пчелы мира устремляются туда тайными воздушными тропами. Некогда Луна, выглянув из царства сумерек, где правит наравне с солнцем, увидела Бабблкунд в убранстве пурпурных садов и полюбила его; она искала ответной любви, но Бабблкунд отверг ее, ибо был он прекрасней сестер своих – звезд. И теперь по ночам лишь сестры-звезды приходят к нему. Даже боги порой восхищаются Бабблкундом в убранстве пурпурных садов. Слушайте, я вижу по вашим глазам, что вы не были в Бабблкунде, ибо в ваших глазах нетерпение и недоверие. Слушайте. В садах, о которых я говорю, есть озеро. Другого такого нет на свете; нет равного ему среди озер. Берега его из стекла, и такое же дно. По нему снует множество рыбок с алой и золотой чешуей и плавниками. Восемьдесят второй фараон Нехемос (который правит городом сейчас) имеет обыкновение вечерами в одиночестве приходить к озеру и сидеть на берегу, а в это время восемьсот рабов медленно спускаются по подземным ходам в пещеры под озеро. Четыреста рабов идут друг за другом. Они несут пурпурные огни с востока на запад; четыреста рабов несут зеленые огни и идут друг за другом с запада на восток. Две цепочки огней сходятся и расходятся, рабы ходят и ходят, и рыбки в испуге выпрыгивают из воды.

И пока путник рассказывал, спустилась ночь, холодная и величественная, и мы, завернувшись в одеяла, улеглись на песок под звездами, небесными сестрами Бабблкунда. И всю ночь пустыня разговаривала шепотом, но я не знаю, о чем. Это понимали только песок и ветер. И пока ночь длилась, они нашли следы, которыми изрыли мы священную пустыню, поколдовали над ними и скрыли их; и тогда ветер улегся и песок успокоился. Снова поднимался ветер и колыхался песок, и это повторялось много раз. Все время, пустыня шептала о чем-то, чего я никогда не узнаю.

Я ненадолго заснул и проснулся от холода перед самым рассветом. Солнце появилось внезапно, оно заиграло на наших лицах, и, откинув одеяла, мы встали и устремились к югу. Позже, переждав полуденную жару, двинулись дальше. И все время пустыня оставалась одинаковой, как сон, который не кончается, не отпускает утомленного, спящего путника.

И часто нам навстречу по пустыне проходили люди – они шли из Города Чудес, и глаза их излучали свет и гордость, ведь они видели Бабблкунд.

В этот вечер на закате к нам приблизился другой путник, и мы приветствовали его словами:

– Не хочешь ли разделить трапезу с нами, ибо в пустыне все люди браться?

И он спустился с верблюда, и сел возле нас, и заговорил:

– Когда утро освещает колосса по имени Неб и Небговорит, в Бабблкунде тотчас просыпаются музыканты фараона Нехемоса. Потом голос каждого инструмента звучит все яснее, подобно тому как жаворонок взмывает ввысь из росистой травы. Потом вдруг все голоса сливаются воедино, рождая новую мелодию. Так каждое утро в Городе Чудес музыканты Нехемоса создают новое чудо, ибо они не простые музыканты, а Виртуозы, некогда захваченные в плен и привезенные на кораблях с Песенных островов. И под эту музыку Нехемос просыпается в восточных покоях своего дворца в северной части города, высеченного в форме полумесяца длиною в четыре мили. Изо всех окон его восточных покоев видно, как солнце восходит, а изо всех окон западных покоев – как оно садится.

Проснувшись, Нехемос зовет рабов, которые несут паланкин с колокольчиками, и, накинув одежды, садится в паланкин. И рабы бегом несут его в комнату омовений, вырезанную из оникса, и маленькие колокольчики звенят на бегу. И когда Нехемос выходит оттуда, омытый и умащенный, к нему подбегают рабы и в паланкине несут его в Восточный трапезный зал, где совершает он первую трапезу нового дня. Оттуда по величественному белому коридору, все окна которого обращены к солнцу, Нехемос следует в своем паланкине в Зал для приема послов с Севера, что весь убран северными диковинами.

Стены этого зала изукрашены янтарными узорами, повсюду расставлены резные кубки из темно-коричневого северного хрусталя, а пол покрыт мехами с берегов Балтийского моря.

В соседних залах хранится знакомая для привычных к холоду северных людей еда и крепкое северное вино, бесцветное, но забористое. Здесь правитель принимает вождей заснеженных земель. Далее рабы быстро несут его в Зал для приема послов с Востока – стены его из бирюзы, усыпанной цейлонскими рубинами, занавеси вытканы в сердце великолепного Инда или в Китае, и стоят в нем статуи восточных богов. Фараон издавна поддерживает отношения с Моголами и Мандаринами, ибо именно с Востока пошли все искусства и знания о мире и учтивы их речи. Так проходит Нехемос и по другим залам, принимая то арабских шейхов, что пришли через пустыню с запада, то пугливых обитателей джунглей юга, посланных своим народом оказать ему почтение. И все время рабы с паланкином, на котором звенят колокольчики, бегут на запад, вслед за солнцем, и неизменно солнце светит прямо в тот зал, где сидит Нехемос, и всегда музыка то одного, то другого, то нескольких музыкантов слышна ему. А когда время близится к полудню, рабы, чтобы скрыться от солнца, бегут в прохладные рощи, что раскинулись вдоль веранд северной стороны дворца. Жара словно побеждает музыку, один за другим музыканты роняют руки со струн, последняя мелодия тает, в это миг Нехемос засыпает и рабы, опустив паланкин, ложатся подле. В это час весь город замирает; дворец Нехемоса и гробницы прежних фараонов в молчании обращаются к солнцу. Даже ювелиры на базарной площади, торгующие самоцветами, сворачивают торговлю, и песня их затихает, ибо в Бабблкунде продавец рубинов поет песню рубина, продавец сапфиров поет песню сапфира, и у каждого камня собственная песня, и торговцы славят свой товар, распевая их.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.