Зона турбулентности

Космолинская Вера Петровна

Серия: Доктор Кто [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мастер открыл дверь ТАРДИС и зорко осмотрелся. Все выглядело так же идеально, как на сканере и в его расчетах — переливающиеся оранжево-золотые облака горячего газа, прохладнее вверху, где атмосфера была разреженней, раскаленные внизу. Бурлящие, кипящие, клокочущие, расплавленные, издающие постоянные гул и вой в постоянно блуждающих вверх и вниз потоках, горячих и остывающих, среди вспыхивающих тут и там молний. Где-то выли вездесущие торнадо и устойчивые циклоны. Неподалеку мирно паслось стадо флоатеров [1] — огромных живых дирижаблей, достигающих в поперечнике нескольких километров. Впрочем, сейчас они не выглядели такими уж огромными, благодаря намеренно масштабированной материализации ТАРДИС сама была размером как огромный флоатер, намеренно необычный, чтобы привлечь внимание: черный, с обширными надувными платформами-крыльями, чувствительными к потокам, дополнительно стабилизирующими ее в горячей и бурной атмосфере газового гиганта. Столь же огромным был сейчас и сам Мастер, непринужденно прислонившийся к косяку двери, лениво извлекший из золотого портсигара то, для чего и предназначены портсигары — первосортную гаванскую сигару; отщипнувший ее кончик особыми щипчиками, щелкнувший золотой зажигалкой и закуривший, рассеянно наблюдая, как облачка дыма поднимаются к границе защитного пузыря вокруг ТАРДИС, сталкиваются с переходом к другой атмосфере и в растерянности растекаются по ней, прежде чем смешаться с наружным горячим плотным воздухом. Это было развлечение — кофе-брейк, файв-о-клок. Разумеется, масштабированная материализация — очень рискованная вещь, но риск был просчитан и составлял часть всего удовольствия. Мастер стряхнул пепел, и его частички, сверкнув как крошечные блестки, сперва собрались у границы перехода атмосфер, затем, пропущенные наружу, исчезли, поглощенные плотным газом, засветившимся в кратковременной новой химической реакции.

На границе видимости в плотных облаках мелькнула пара хантеров — мелкой, подвижной и хищной разновидности здешних живых дирижаблей. На таком расстоянии и с такой видимостью трудно было сказать, с седоками или без, но ближайшее стадо флоатеров выглядело безмятежным и ухоженным, на боках некоторых из них посверкивал некий узор из блеклых органических кристаллов — это были клейма, значит, все шло по плану.

Наконец одна из темных точек в облаках превратилась в приближающуюся живую массу, напоминающую воздушную манту, на спине которой сидело антропоморфное существо, полупрозрачное, наполненное светящимся газом, бурлящим и переливающимся внутри.

Мастер приветственно поднял руки ладонями вперед, зажав в зубах сигару.

— Hola! Великий Пастырь! Ты прибыл!

Существо замерло поблизости. Хантер планировал, издавая утробные и свистящие звуки. Наконец Великий Пастырь склонил свою полупрозрачную голову, вызвав внутри себя видимые газовые завихрения. На голове его сверкал венец ветвистых органических кристаллов, закрученных в спирали.

— Я вижу, ты соблюдал заповеди древних!

— Да! — ответило существо. Его голос, вырвавшийся из плотной сжатой до того ротовой щели, напоминал хлопки парусины на ветру или клапана воздушного шара, но ТАРДИС переводила исправно.

— Ты верил преданиям?

— Да!

— Ты жестоко расправлялся с врагами?

— Да!

— Ты преследовал еретические науки?

— Да!

— И ты знал, что в этот день и час встретишь меня, и я дам тебе средство для устрашения всех, еще оставшихся в живых, врагов?

— Да! Я исполнил все! И жду награды.

— Прекрасно!

Мастер вытащил из кармана смокинга предмет, весьма напоминающий компрессор материи.

— Взгляни, куда указывает этот жезл! — Он навел прицел на одного из флоатеров вдали и нажал на гашетку. С оглушительным хлопком внезапно сжатого, а затем рассеявшегося плотного газа, огромный живой дирижабль скукожился — то, что от него осталось после газового взрыва, и плотным камешком рухнул отвесно вниз.

— И только? — спросил Великий Пастырь. — У нас есть газовые ружья.

Мастер фыркнул.

— В мире плотного газа? Недальнобойные и неточные, маломощные, отклоняемые любым ветерком. Как долго надо ждать, чтобы противник подошел достаточно близко и к тебе, и к опасному вихрю, в который ты можешь подтолкнуть его слабым тычком? — Казалось, что существо густо порозовело, хотя трудно было сказать, как именно изменился его цвет, но это было местным эквивалентом смущения. — Тебе не придется больше рисковать сгинуть в том же потоке, что унесет твоего врага в огненные бездны этого мира, ты будешь уничтожать на расстоянии, разрывая врагов на куски и заставляя падать к огню без всякой надежды поймать встречный поток. Ты сомневаешься, что это устрашает?

— Нет.

— Ты сомневаешься, что это устрашит тебя? — он направил компрессор на газовое существо.

— Нет! — ответил Пастырь.

— Значит, ты знаешь, что должен отдать мне в обмен на это оружие.

— Знаю, — кивнул Пастырь и, подняв полупрозрачные руки, снял с головы сверкающий венец. — Дай мне это оружие, великий бог, в обмен на мою корону!

— Благодарю, — кивнул Мастер, предавая существу компрессор и забирая рукой, затянутой в перчатку отнюдь не из обычной кожи, хоть выглядела она так же, сверкающий венец, что, преодолев границу атмосфер, начал слегка дымиться. — Ты получил то, чего желал. Доволен ли ты?

Пастырь некоторое время созерцал «волшебный жезл».

— Я должен навести его вот так и нажать сюда, чтобы уничтожить врага?

— Совершенно верно.

Пастырь тут же направил жезл на Мастера.

— Отдай мне мою корону, неразумный бог! — воскликнул он торжествующе. — И все чудеса, которыми обладаешь!

— Или что? — поинтересовался Мастер, вытащив изо рта сигару и стряхивая пепел.

— Или-и-и-и-и!.. — Со страшным воем нажавший на гашетку Пастырь сорвался со своего верхового хантера и камнем рухнул вниз, в раскаленные, кипящие слои. Хантер, ощутивший внезапно увеличившийся и тут же соскользнувший с него вес, с визгливым клокотанием умчался куда-то вверх.

— Следовало пораньше разжать пальцы, — констатировал Мастер, рассеянно бросив в газовое облако остаток сигары. — Правда, сделать это сложно, когда что-то приваривается к твоей руке намертво, а потом стремительно тащит вниз. Конечно, был еще выбор — удовольствоваться полученным, и, когда меня бы тут уже не было, компрессор вернулся бы в свой обычный режим и, может быть, принес бы какую-то пользу. Не исключено. Но не с исполнением заветов древних, определенно нет. — И кивнув сам себе, он унес свой трофей в ТАРДИС, продолжая его разглядывать. Корона с шипением принялась испаряться быстрее. Мастер еще немного на нее полюбовался и, посмеиваясь, небрежно бросил тающий огарок короны на пол.

— Ну что ж, таков промысел мой, — заключил он и направился к консоли, чтобы заняться каким-нибудь более серьезным проектом. Забава удалась. Это была его шестьсот шестьдесят шестая корона. За текущий год.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.