Цирк Зверей

Берг Даниил

Серия: Цепь миров [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цирк Зверей (Берг Даниил)

ПРОЛОГ

Эта история произошла не так давно в одном маленьком городке России. Городок назывался Горецк и он совершенно ничем не отличался от любого другого города этой большой страны: те же улицы, те же дома, те же люди, что и везде. Они просыпались утром, сонные принимали душ, завтракали и шли на работу, чтобы провести еще один долгий день в офисе, а потом вернуться, наконец, к семье. Они были самыми обычными людьми, со своими страхами и желаниями. Людьми, жившими в обычном городе. Людьми, даже не подозревавшими, что необычное ждет совсем рядом, ждет только момента, чтобы заявить о себе.

И в одну жаркую летнюю ночь оно пришло.

***

Вы видите эту улочку на южной окраине города? Вы видите ее хорошо? А тот небольшой двухэтажный дом? Да, я знаю, уже наступают вечерние сумерки, и видимость плохая, но подойдите ближе ко мне, вот так. Смотрите, во-он тот дом, с забавным флюгером в виде жар-птицы на остроконечной крыше… постойте, скоро должны зажечься фонари.

Ага! Я же говорил! Теперь видно гораздо лучше, правда? Смотрите, какой симпатичный домик. И поверьте мне, люди в нем живут тоже очень даже симпатичные, никаких там Дурслей. Кстати, вот и хозяева, подойдем поближе. Нет, знакомиться не будем, да мы и не сможем — ведь это было давно — но вы хотя бы сможете составить о них свое мнение, а не просто слушать меня.

Идемте-идемте, ничего не бойтесь.

История только начинается.

***

Олег Бессонов идет рядом со своей женой Мариной. В левой руке он несет красную корзинку (в ней лежат три полотенца, плавательные очки, одноразовые тарелки, остатки салата и бутербродов с колбасой и почти пустая бутылка кваса), а в правую ему вцепилась девочка лет десяти, такая белокурая, что кажется, будто ее волосы начисто выбелены светом июльского солнца, заходящего за рекой. Глаза девочки — голубые, как вода этой самой реки — задумчиво прищурены, словно их хозяйка пытается решить какую-то сложную задачку.

Скажу по секрету, так оно и есть.

— Сдаешься? — азартно интересуется мальчишка, сидящий на плечах у мужчины.

— Ага, щас, — отвечает девочка, бросает быстрый взгляд на отца, тот в ответ подмигивает.

— Все равно не догадаешься, — замечает мальчик.

— Ворона? — неуверенно спрашивает она.

— Не-а! — восклицает мальчишка и радостно хихикает.

— Ну и ладно, — по тону слышится, что девочка обиделась. — Наверняка сам только что придумал эту загадку, и ответа у нее нет.

— Ну да, конечно. Просто у тебя мозгов нету.

— Папа, он опять!

— Саш, немедленно извинись перед сестрой, — строго говорит отец.

Мальчика насупливается, исподлобья глядит на девочку, нехотя бурчит:

— Извини меня, я больше так не буду.

— Так уж и быть, прощаю, — с интонациями великодушной королевы отвечает девочка и тотчас показывает брату язык.

— Эй, она дразниться!

Выражение лица девочки тотчас становится самой невинностью.

— Ничего я не дразнюсь, врет он все!

— Нет дразниться, она мне язык показала!

— Не показывала я ничего!

— Показывала!

— Нет!

— Да!

— Не!..

— Хватит! — Олег останавливается. — Прекратите оба.

— Да, пап, — послушно говорит Сашка.

— Да, пап, — эхом отзывается Настя.

— Пап, но она… — не выдерживает мальчик.

— Ты уже взрослый — остановись первым, — с улыбкой говорит Олег.

— Да конечно, чуть что не так — "ты уже взрослый"…

— Саша, прекрати, — мягким голосом говорит Марина.

— И вообще, мы уже пришли, — добавляет Олег. — Давай, ковбой, на землю.

Олег садится на корточки, и Сашка с радостным криком спрыгивает в пыль дороги.

— Следующий раз меня везешь, да, папа? — спрашивает Настя.

— Ох-х, не знаю, смогу ли… ты уже такая большая… — с этими словами он подхватывает визжащую девочку и кружит в воздухе.

Марина и Саша смеются, мальчик несколько раз подпрыгивает, вскидывая вверх руки с сжатыми кулачками.

Олег делает еще один круг и аккуратно ставит дочь на землю.

— Здорово, пап! А теперь меня! — Сашка подбегает к отцу, но тот качает головой, тяжело дыша и при этом все равно улыбаясь. Шрам на левой щеке мужчины — тянущийся к мочке уха от уголка рта — алеет в свете заходящего солнца.

— Нет, Саш, на сегодня с меня хватит. Я уже не молод.

— Ну да, ты же взро-ослый, — тянет мальчик, тоже улыбаясь.

— Вроде того, — Олег со стоном выпрямляется, с улыбкой смотрит на Марину. — Что у нас сегодня на ужин, дорогая?

Она улыбается в ответ.

— Есть два варианта: вчерашний борщ…

— Вееее! — в голос тянут брат с сестрой, делая вид, что их тошнит.

— …либо я могу пожарить картошки, — заканчивает женщина.

— Картошка! Картошка!

— Кажется, вопрос решен единогласно, — Олег улыбается. Он подходит к жене, обнимает ее и целует в уголок рта. — Три против одного, воздержавшихся нет.

— Вообще-то — четыре "за" и никого "против", — Марина смеется и шутливо отталкивает от себя мужа.

— Ур-ра! — ребята звонко хлопают вскинутыми вверх ладошками. — Кар-ртошка!

— Идемте, — говорит Марина. — Не забудьте вымыть руки.

Позабыв о недавней ссоре, брат с сестрой бегут по дорожке в дом. Марина идет следом, но вдруг останавливается, оборачивается и смотрит на мужа.

Он стоит посреди улицы и смотрит на заходящее солнце.

— Олег?

Бессонов вздрагивает, смотрит на жену.

— Все хорошо?

— Да, все в порядке, — он снова смотрит на небо, его лицо задумчиво. — Кажется, сегодня будет гроза.

Марина чувствует мимолетную тревогу, это заметно по лицу, подходит к мужу, глядит в ту же сторону, что и он. Ничего, ни облачка, только яркое предзакатное солнце, клонящееся к горизонту.

— С чего ты взял?

Он улыбается: широко и уверенно.

— Просто показалось. Пошли в дом?

Марина кивает и идет первой. Она уже на пороге, поэтому не видит, как с лица мужа слетает улыбка, и оно снова приобретает пугающе тревожное выражение. Он несколько мгновений смотрит на заходящее солнце, а потом все-таки идет в дом, к семье.

Над горизонтом висит солнечный диск, окутанный маревом сгущающейся непогоды. Олег с минуту смотрит в ту сторону, шрам на левой щеке, тянущийся почти к самому виску, ярко выделяется, словно налитый свежей кровью. Там, вдалеке, собирается гроза, он чувствует. И его это пугает. Мужчина качает головой и идет к дому, откуда доносятся громкие крики детей и что-то строго выговаривающей им матери.

Хорошие люди, верно? Во всяком случае, производят впечатление хороших — и так оно на самом деле и есть, поверьте, я знаю, о чем говорю. Они заботятся друг о друге, защищают по мере сил, и стараются не обижать один другого. Они счастливы, можете сказать вы, и я с вами соглашусь. Действительно, они счастливы, а может ли человек желать большего? Я так не думаю.

Подойдем поближе, если вы не против. Нет-нет, не волнуйтесь, я же говорил, что они нас не увидят… а если бы увидели, то всенепременно пригласили бы в дом, присоединиться к ужину. Но мы здесь ненадолго и задерживаться не будем, так что постараемся не попадаться им на глаза! Встаньте вот сюда, поближе к окну, я пододвинусь… Вот так…

Они уже ужинают. Жаренная картошка на тарелках, свежие помидоры, огурцы, летний салат в большой миске, щедро сдобренный сметаной, а на десерт наверняка мороженное, как думаете? Лично я в этом уверен.

Вы слышали? Гром… Кажется, Олег был прав, и гроза на самом деле приближается. Грустно признавать, но она не обойдет стороной этот дом. Я думаю, нам лучше уйти и оставить их наедине друг с другом — они еще не подозревают, что ждет их впереди, их всех, а в особенности этих двух замечательных детишек. Пойдемте, пойдемте, я расскажу вам, как все это началось и, если вы захотите дослушать, как все закончилось. В конце концов, я зарабатываю на жизнь тем, что рассказываю истории, и лучшей наградой для меня всегда будут внимательные слушатели — такие, как вы. Присаживайтесь. Устраивайтесь поудобней. Я расскажу вам длинную историю, состоящую из нескольких частей, и первая из них называется:

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.