Смерш в бою

Терещенко Анатолий Степанович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смерш в бою (Терещенко Анатолий)

Об армейских чекистах — военных контрразведчиках, надо признаться, мало написано объективных документально-художественных полотен.

Как нигде уместны здесь слова, сказанные военным контрразведчиком, участником Великой Отечественной войны Л. Г. Ивановым в книге «Правда о «СМЕРШе». Да простит меня читатель за длинную цитату, но она того стоит:

«Мне довелось провести в окопах и траншеях, блиндажах и хатах под Сталинградом всю его героическую эпопею. Я еще раз опровергаю ложь, которую придумали «писатели-демократы» и «телевизионщики» новой волны, взращенные на хлебах Советского Союза, но движимые отнюдь не любовью и даже не заботой о Родине. Ложь эта в том, что работники Особых отделов, потом «СМЕРШ» якобы сидели по теплым тылам с толстыми бабами, хлестали там водку и изредка или часто (в зависимости от фантазии авторов) «приводили в исполнение». Все это, конечно, не так.

На моих глазах снаряд падал в дзот и гибло целое отделение, падал сраженный осколком товарищ, с которым я так и не закончил разговора, не раз я проходил мимо еще горящих танков и разбитых дымящих пушек, по оттенкам свиста бомбы научился распознавать ее калибр и опасность, видел падающих под пулями людей, сам слышал пули и осколки, поющие на разные голоса…

В ходе боевых операций контрразведка несла большие и невосполнимые потери. За годы войны 7000 сотрудников «СМЕРШ» было убито, 3000 ранено и 4000 пропали без вести. И это при том, что по штатам органам «СМЕРШ» полагалось, в общем-то, скромное число оперработников…

Говорю это для того, чтобы вы знали и помнили, что довелось пережить вашим отцам и дедам. Говорю для того, чтобы никакие резуны и поповы, манштейны и трумэны не смогли опорочить в ваших глазах подвиг советского солдата, чтобы вы вспоминали о нас с гордостью, частично той, нашей».

Эффективность работы советской армейской контрразведки признавал и противник. Так, бывший генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель — начальник Штаба Верховного Главнокомандования вермахта на вопрос судьи на Нюрнбергском процессе: «Какими разведывательными данными о Советском Союзе вы располагали до войны и в ходе ее, и из каких источников эти данные поступали?» ответил:

«До войны мы имели очень скудные сведения о Советском Союзе и Красной Армии, получаемые от нашего военного атташе. В ходе войны данные от нашей агентуры касались только тактической зоны, мы ни разу не получали данных, которые оказали бы серьезное воздействие на развитие военных действий».

А. С. Терещенко выступает от имени тех, кто родился в «сороковые-роковые» и, что называется, военную контрразведку (ВКР) знает не понаслышке. Он ей посвятил почти треть века, служа и в дальних гарнизонах Союза, и за границей, и в Центральном аппарате ВКР КГБ СССР. Автор имел отношение вместе со своими коллегами, «штучного изготовления» — высочайшего уровня профессионалами, к организации оперативных проверок и разработок вражеской агентуры.

Автор пытался все годы vitam impedere vero — жизнь правде посвящать, и никогда не прислонялся к власти — ни к корпоративной, ни к политической. Поэтому в одном из своих стихотворений он писал: «…не партии служили, а стране, сердца в дела служебные вплавляя». А служебными делами его подразделения была борьба с так называемыми «кротами» — агентурой, внедренной спецслужбами противника в армейскую среду.

Описанные события в книге — это попытка показать военных контрразведчиков разных лет, долгом и честью венчанных Родине без дорисовок, такими, какими их знали сослуживцы и чем руководствовались они в своих поступках и действиях. Он старается в книге показать забытые имена своих коллег, воскресить их в памяти потомков. Как говорил наш современник композитор Никита Богословский, — хорошо воспитанные люди уходят с презентаций голодными.

Автор — сторонник такого же отношения к себе на банкетах оперативной славы.

Не он говорит о них, и не они о себе. Героев рисуют их поступки устами автора — военного контрразведчика.

После развала СССР и обещаний Запада не усиливать НАТО вопреки логике жизни чиновничество из Брюсселя втягивает в агрессивный союз все новые и новые страны. Свидетельство того безнаказанные операции НАТО в Ираке, Югославии, Афганистане и других регионах.

По воле руководителей США блок НАТО медленно подползает к границам России. В этих целях активно работают иностранные разведки. Самый большой закрытый клан — американское разведывательное сообщество, которое расходует более 40 млрд долларов в год. Эта сумма больше, чем затраты на все остальные разведки мира, вместе взятые. Составляющие его четырнадцать разведывательных служб и днем и ночью фиксируют мировые и региональные процессы, стремясь обеспечить американское правительство наиболее компетентным анализом угроз Америке и ее союзников со стороны потенциальных противников.

Как говорится, отсюда у нас нет времени на медленные танцы.

Вполне понятно, что основное внимание разведок США и НАТО направлено против военно-стратегического потенциала России: военно-промышленного комплекса и ее вооруженных сил. Никаких партнерских отношений в разведке и контрразведке быть не может. Поэтому, естественно, что главным заслоном на пути агентурных акций против Вооруженных Сил РФ, как было и в прошлые годы, будут оперативники, в настоящее время работающие в Департаменте ВКР ФСБ — военные контрразведчики новой России, впитавшие положительный опыт, который наработали их предшественники.

Так должно быть!

Валерий Пирогов, член Союза писателей России

Россия на перепутье

К началу ХХ века Россия в границах царской империи была клубком социальных, экономических, политических, национальных, этнических и территориальных противоречий.

Занимая территорию 22 млн кв. км, Россия уже тогда была самым большим государством мира. И все же единство территории не означало однородности расселения. Накануне Первой мировой войны 136 млн человек примерно из 170 млн размещалось в европейской части страны. Основу этого населения составляли славяне, но принадлежали они к разным группам. Собственно русские, или великороссы, составляли лишь 43 % всех жителей. Что касается экономики, то, несмотря на значительный рост промышленного производства, Россия была не в состоянии наверстать отставание от главных держав Запада.

Характерной чертой русской промышленности была высокая территориальная концентрация. Три четверти заводов размещалось в шести областях: среднерусской с центром в Москве, северо-западной с центром в Петербурге, Прибалтике, части Польши, между Варшавой и Лодзью, южной зоне в районах Донбасса и, наконец, Урале.

Что касается классовой структуры, потребовалась революция 1905 года, чтобы крестьяне перестали платить выкуп за свое освобождение в 1861 году. Однако в ходе аграрной реформы Столыпина помещичьи владения не трогались, сохраняя свое прежнее значение. Вот с таким политико-экономическим лицом Россия встретила Империалистическую войну, ставшую вскоре Первой мировой.

Середина лета 1917 года…

Революционный вулкан в России уже вовсю бурлил. Это был тревожный период в стране. Как раз середина между Февральской и Октябрьской революциями. Именно в это время в Петроград прибыл сорокатрехлетний майор американской армии Рэймонд Робинс с весьма важным секретным заданием. Это был человек, наделенный природной красотой, неиссякаемой энергией, редкой общительностью. Официально этот жгучий брюнет с орлиным профилем носа был заместителем начальника миссии Красного Креста от своей страны полковника Вильяма Бойса Томпсона. Де-факто же являлся офицером разведывательного отдела армии Соединенных Штатов. Американским послом в России в то время был Дэвид Фрэнсис — пожилой, седой, длинноволосый джентльмен, упрямый банкир из Сент-Луиса, любитель покера и в свое время губернатор штата Миссури. Он был непоколебим в своих убеждениях. Он считал, что русский хаос в армии и политике — результат немецкого заговора, а все русские революционеры — иностранные агенты.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.