Земляной А. Орлов Б. Игра краплёной колодой

Земляной Андрей Борисович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Земляной А. Орлов Б. Игра краплёной колодой (Земляной Андрей)

Мизер без прикупа

(Рокировка в длинную сторону-2)

1

- И чего вы, дорогой мой этим добились?

Вопрос не был риторическим и тот, к кому он обращался, задумался. А действительно: чего?

А спросивший тем временем продолжил:

- Ну, допустим, вы приняли у себя несколько тысяч особей немного раньше срока. А что это изменило в мировом масштабе? Крови прольется значительно больше, но результаты будут практически те же. Никто даже и не заметит разницы...

- Ну, положим...
- не согласился второй.
- Вы же заметили...

- Заметил. И кому это интересно, кроме меня и вас? Эти, там, даже не поймут, что именно изменилось. Тем более, что после ваших креатур - Канта, Ницше, Маркса, Энгельса, Бебеля и им подобных, кто бы удивлялся Красной Германии? Скорее удивлялись, что ее не было...

- Так я, выходит просто подкорректировал ваш план развития? Выходит, я - на вашей стороне? Выходит, я - работаю для вашей пользы? И какая же меня ожидает оплата?

- Оплата?
- в этом вопросе зазвучала какая-то веселая злость на наглость собеседника - Про оплату я еще не решил, но расплату - гарантирую...
- И, после короткой паузы, - Что вы так вцепились в этих славян? Чем они вам так приглянулись?

- А чем вам так приглянулись англо-саксы?
- вопросом на вопрос ответил второй.

- Они верят...

- В доллар? В фунт стерлингов?

- Нет. Это всего лишь способ...

- М-да уж... До молебна в банке даже я не додумался, - и хриплый смех.
- Славяне мне приглянулись тем, что они как раз не верят ни в доллар, ни в рубль, ни в иену. Они верят в себя... и еще немного - в Великое...

- Ап!

Резкий хлопок в ладоши, и короткая цепочка людей бегущих вдоль Кремлевской стены резко ускорилась. На ходу Александр Белов оглянулся: Василий и Артем держались за ним, точно приклеенные, двое энкавэдэшников Глудов и Филькин - тоже. А вот остальные растянулись. Непорядок. Разумеется, бежать по снегу труднее, чем по твердой земле, но не везде и не всегда есть твердая земля.

Где-то в середине строя бежала Светлана, присоединившаяся к тренировкам братьев ещё в октябре. Банзрагша специально для неё разработал особую систему тренировок, развивавшую связки и сухожилия, и работал с ней в основном на гибкость и подвижность. Пока получалось не очень хорошо, но как непременно скажет один мудрый китаец 'Дорога в тысячу ли начинается с первого шага'

Занималась Светлана так, что первое время Банзарагша её постоянно осаживал, не давая перегореть, но всё равно девчонка словно упёрлась рогом. А вот вчера после школы, явилась в тир устроенный под одним из кремлёвских зданий, и словно так и надо, приняла участие в тренировке.

Александр, конечно, дал ей пострелять из Вальтера ППК, а после навесив кобуру заставил почти час вынимать и вкладывать оружие.

Несмотря на то, что Василий и Артём занимались уже давно, ни смешков ни подначек с их стороны не было. Всё-таки Александру удалось выбить эту дрянь из их голов. Наоборот, оба постоянно подбегали к сестрёнке с разными советами и хвалили за успехи.

В тире, кроме детей Сталина был лишь старик, выписанный Артузовым откуда-то из ведомства Дмитрова, и вот этот-то старик и показывал настоящий класс скоростной стрельбы в движении. Показывал так, что Александру со всем его опытом и самомнением приходилось лишь внимательно учиться у настоящего грандмастера.

После стрельбы, все сели чистить оружие, и когда Светлана заикнулась о том, что стреляла совсем мало, Саша лишь улыбнулся.

- Даже если лишь достала из пирамиды - значит использовала. А раз использовала - значит нужно почистить. Понимаешь, Светик. Чистка оружия это во многом ритуал. Ритуал отношения к оружию, и к процессу стрельбы. Отношения к тому, от чего зависит твоя жизнь и возможно жизни твоих близких. И кстати.
- Он с улыбкой посмотрел на сопящих и усердно трущих тряпочками братьев. Со дня на день, привезут учебное оружие, и защитную амуницию. Сможем пострелять друг в друга. Не здесь конечно, - он кивнул начальнику тира.
- Не будем разводить у товарища Гомеса разруху. Но вот в подвале большого дворца, можно.

- И как у тебя всё так получается?
- посетовал Василий, не поднимая головы от разобранного Браунинга.
- Всё за что берёшься, всё получается.

- Это Вася, ты видишь только удачные работы.
- Хмыкнул Александр.
- Знал бы ты сколько всего не получилось...

Зимние каникулы заканчивались. Никаких особых мероприятий в Москве по поводу наступившего Нового года не было. За исключением одного: реабилитировали Новогоднюю елку...

- ...Не позволим мы рубить

Молодую елку,

Не дадим леса губить,

Вырубать без толку.

Только тот, кто друг попов,

Елку праздновать готов!

Мы с тобой - враги попам,

Рождества не надо нам ...
- бойко продекламировала Светлана и вскинула руку в пионерском салюте. Вообще-то, ей это было еще рановато - в девять лет в пионеры не принимали. Но ведь октябрята - младшие братья пионеров, так чего ж тут такого?

Собственно говоря, читала эти стихи и отдавала салют девочка только по одной единственной причине: в комнате сидел Саша. ЕЕ САША! Пусть он увидит, как она здорово подготовилась к концерту в честь завершения полугодия.

Но Саша, на которого было рассчитано это домашнее выступление, никак на него не отреагировал. Он вместе с Василием и Артемом под присмотром Надмита Банзарагша затачивал выданные им бывшим монахом пхурбы - трехлезвийные тибетские кинжалы. Надмит утверждал, что лучшего ножа не придумано с того времени, когда горы Тибета были дном океана, и потому ребята сейчас тщательно старались довести сходящиеся под углом лезвия до бритвенной остроты.

- Вот, а всякие елки дурацкие пусть буржуи наряжают!
- заявила Светлана.
- А то опять начнется, как у дяди Паши : хороводы, стишки всякие дурацкие. Конфету с елки не достанешь...

- Почему?
- спросил Белов, не отвлекаясь от ножа.

- А Кирка в детстве конфету с ветки потащила, - Василий, старательно водя оселком по лезвию, усмехнулся.
- И чуть всю елку не опрокинула. Свечки попадали - чуть пожар не случился. Вот с тех пор они конфеты на нижние ветки не вешают, а Светка не дотягивается...

- Все равно, - надулась Светлана.
- Буржуйские обычаи...

И она принялась снова декламировать стихи к концерту. Но тут Саша поднял голову, пошевелил губами и вдруг продолжил это стихотворение:

Что за Новый год без елки?

В нем без елки - мало толка!

Только полный идиот

Отвергает Новый год!

Вирши получились кривоватыми, да и особенными художественными достоинствами они не отличались, но Василий и Артем заржали. Просто по привычке: Сашка-Немец особенных глупостей не присоветует, а интересного и веселого из его идей может выйти преизрядно. Светлана задумалась: не стоит ли ей обидеться, но потом решила, что Саша смеется не над ней, а над автором стихов. Ну и пожалуйста, пусть смеется! Она тоже с удовольствием посмеется над этим идиотом, который не любит новогоднюю елку.

Вера Степановна, вязавшая 'шапочку для Светланочки, а то эти архаровцы опять девочку на катание потащат, а ей, бедняжке, и надеть нечего', вдруг отложила спицы и клубок и сказала:

- Может и нам елку устроить? Я бы орехи покрасила, и цветов из бумаги навертела... Пирог испечем, пряников...

Идея с пирогом понравилась всем, кроме равнодушного к сладостям Надмита, который, впрочем, одобрил идею праздника. Как и всякий восточный человек бывший монах очень любил красочные зрелища, а потому тут же предложил устроить фейерверк.

- Я, конечно, не смогу запустить настоящего 'Великого Дракона', - сообщил Надмит задумчиво.
- Но сделать 'Розу' или 'Дождь в бамбуковой роще' смогу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.