Сказка про драконью шкуру

Фортель Аделаида

Серия: Сказки для младшего предпенсионного возраста [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Жила-была прекрасная принцесса. Ну, если быть до конца справедливыми, то можно, конечно, отметить, что нос у принцессы был, пожалуй, длинноват, а глаза недостаточно выразительны, а уши слегка топорщились, а волосы… Впрочем, для сказки обычно совсем неважно, прекрасная в ней принцесса или нет, но просто так положено в сказках, чтобы принцесса была прекрасная, как дорога дальняя, дракон коварный, рыцарь отважный и так далее. Так вот, жила-была прекрасная принцесса. И приснился ей однажды прекрасный сон, будто она сидит на троне и ест персик, а под ногами у нее расстелена шкура Зеркального дракона. Солнечные лучи льются из готических окон дворца, падают на драконью чешую и отражаются тысячей, нет, миллионом солнечных зайчиков, и оттого в тронном зале светло, как во время бала, и одновременно торжественно, словно на дипломатическом приеме. И сама принцесса словно сидит не на троне, а внутри сияющей алмазной шкатулки. А персик! Персик просто потрясающий! Сочный, с нежной янтарной мякотью, только-только прибыл караваном из Персии, и резной ларчик от него валяется возле трона. Принцесса вонзает в него зубки и сладкий персиковый сок льется у нее по подбородку и падает каплями на золотую вышивку платья.

Проснулась прекрасная принцесса в прекрасном настроении, сразу же вызвала своего придворного толкователя снов и описала ему свой сон во всех подробностях, ничего не упустила. Толкователь отчего-то смутился:

— Вообще-то, — сказал он. — Увидеть во сне шкуру какого-то животного — весьма благоприятный сон, сулящий погруженность в любимое дело и благосостояние.

— Прекрасно! Обожаю погружаться в благосостояние! — воскликнула принцесса и закружилась по комнате.

Придворный толкователь расценил поведение принцессы как добрый знак и продолжил:

— Дракон же означает удачное замужество за близкого вашему кругу молодого прекрасного человека.

— Эй, голубчик! — строго одернула его принцесса. — Что это у тебя что ни сон, то замужество? Уж не на сыночка ли своего мне намекаешь? Смотри, осерчаю! Ни тебе, ни сынку твоему не поздоровиться! А персик? Персик что значит?

Толкователь вздохнул оттого, что принцесса снова разгадала его уловки, и решил ей хоть как-то, хоть немножечко, но отомстить.

— Персик это, к моему величайшему сожалению, несостоявшаяся радость.

— Какая ерунда! — воскликнула принцесса. — Не бывает несостоявшихся радостей! Все проще простого: надо мой радостный сон сделать явью!

Она огляделась. В принципе, для того, чтобы прекрасный сон сделать явью надо было не так уж много: послать в Персию за караваном и добыть шкуру Зеркального дракона. Все остальное у принцессы уже было: и готические окна, и трон, и она сама, а в шкафу висело расшитое золотом платье. Принцесса была не из тех, кто откладывает свои капризы до дня рождения, она созвала заседание кабинета министров и в двух словах описала возникшую проблему. Министр природных ресурсов сказал, что таких драконов в принцессином королевстве точно нет, он свои ресурсы знает, как пять пальцев. Министр иностранных дел тотчас вспомнил, что один зеркальный дракон живет в двух королевствах западнее.

— Ну и ладно! — воскликнула Принцесса. — Нет своего, убьем чужого! Какая нам королевская разница!

Министр Торговли и Министр Путей Сообщения тотчас побежали улаживать вопрос закупки и доставки персика, Министр по кадрам — рассылать почтовых голубей рыцарям королевства, а Министр Дипломатии — писать грозное письмо с обещанием войны в королевство с зеркальным драконом.

Рыцарей в королевстве было много. Когда все они вошли в тронную залу, Принцессе показалось, будто она потерялась в кованом лесу, только волки в нем не воют и птицы не кричат. Даже слегка не по себе стало. Потому она хлопнула в ладоши и воскликнула:

— Господа рыцари! В интересах нашего королевства и меня лично необходимо добыть в кратчайшие сроки шкуру Зеркального Дракона. Кто добудет шкуру, получит замок моего дедушки, короля Гира Третьего, расположенный в живописном месте на трех холмах, и орден алмазной звезды.

Рыцари задумались. Трусливые рыцари испугались и никуда ехать не хотели. Пожилые рыцари были уже в возрасте и мечтали только об одном: вернуться в свои замки к каминам и написанию мемуаров. Женатые рыцари обзавелись детишками, тещами, домашними животными, так что военных действий им и дома хватало. Влюбленные рыцари только-только нашли свою любовь и не желали ее терять. Овдовевшие рыцари только-только обрели свободу и тоже терять ее не хотели. Умные рыцари прикинули в уме стоимость замка и размер налога, который придется с него заплатить в казну и поняли, что Принцесса тоже очень умна и собирается очень выгодно продать развалины своего дедушки короля Гира Третьего. Из всей толпы рыцарей нашлось только десять человек, которые были не прочь отправиться в поход. Один из них просто страшно скучал и хотел приключений. Другой был таким страшным неудачником, что терять ему было нечего. Третий был очень молод и мечтал о подвигах. Четвертый был тайно влюблен в Принцессу и невыносимо страдал. Пятый ненавидел драконов, но никому не объяснял отчего. У шестого была очень строгая мама, которая не пускала его даже в соседний замок выпить эля в компании других рыцарей, и при поисках дракона он наделся неплохо провести время. Седьмой рыцарь был просто дурачок и всегда на все соглашался. Восьмой оказался в этой компании по идиотской случайности, его развели на рыцарское «слабо». Девятый хотел жениться, но в своем королевстве уже перелюбил всех девушек в возрасте от четырнадцати до сорока пяти лет, ничего подходящего не нашел и теперь рвался в соседние государства. А десятый решил поехать за компанию.

В общем, причины у всех были разные, а результат один: Прекрасная Принцесса поцеловала каждого в левую щечку, подарила по носовому платочку, пропитанному ее любимыми духами, и помахала им вслед со сторожевой башни королевства. А после уселась на трон и начала ждать. А рыцари, позвякивая доспехами, последовали на Запад.

Недалеко от границы королевства их догнала мама Шестого Рыцаря, которая не могла позволить своему сыну следовать куда-то безнадзорно. Шестой Рыцарь сразу сник, перестал шутить и теперь ехал молча, глядя под копыта своей лошади. А его мама показывала остальным рыцарям портрет розовощекого пухлого младенца со славными кудряшками и рассказывала, каким миленьким был ее сынок в детстве, как он боялся голосистого белого петуха и любил рисовую кашу.

На рассвете следующего дня рыцари вошли в приграничный лес. Стоял такой густой туман, как… нет, не как молоко, а как настоящая деревенская сметана, налитая в глубокую деревянную миску, и рыцари двигались в ней медленно и плавно, словно большие навозные мухи. Из тумана норовили хлестнуть по лицу узловатые ветви деревьев, а змеистые корни хватали за копыта лошадей. И все-все звуки утонули в туманном молоке, даже не пели птицы и не шумела над головой листва, только гулкое звяканье доспехов игольными стежками вспарывало белую пелену. Временами белые волны скрывали даже уши лошадей и рыцарям казалось, будто они плывут на лодках, погруженных в… нет, не в воду… погруженных в сметану по самую бортовую кромку, и все вокруг враждебно и чуждо. И потому они даже не удивились, когда из тумана на них с гиканьем и воплями выскочили разбойники.

Сверху на рыцарей разбойники кинули сеть, в которую тотчас попался невезучий Второй рыцарь. Первый рыцарь бросился было на помощь, но ничего сделать не успел. Разбойники, как пауки, вцепились в спеленатого рыцаря и уволокли в чащу, гулко пиная его кованные бока. Остальные рыцари дрались очень отважно. А когда поняли, что разбойников слишком много, и они вдобавок прекрасно ориентируются в тумане, также отважно отступили. И, только выбравшись из леса, обнаружили, что лишились еще и Шестого рыцаря с его любящей матерью. Первый рыцарь утверждал, что надо вернуться и найти плененных рыцарей. Если они живы, вырвать их из разбойничьих лап, а если мертвы — достойно похоронить. Но никто Первого рыцаря не поддержал. Во-первых, всех ужасала одна только мысль о том, что надо вернуться в туманный лес, а во-вторых, все рыцари были очень разумными и понимали, что если Второй и Шестой рыцари мертвы, то им уже не помочь, а если живы, то жива и Любящая Мама, а значит придется спасать и ее тоже. Спасти-то, может, и не проблема, а вот выслушивать потом бесконечные рассказы о мокрых штанишках, рисовой кашке и больном животике не хотелось даже Первому рыцарю.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.