Все как у людей

Ашкинази Леонид Александрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ашкинази Леонид

ВСЕ КАК У ЛЮДЕЙ

Глава фирмы только успел подумать — нет, даже не подумать, а ощутить, — что Марк идет как-то не так.

Главный консультант обосновался в кресле и задумчиво посмотрел на кофеварку. Фирма наша небольшая, можем себе позволить немного экстравагантности, — отстаивал глава фирмы свою кофеварку, когда на нее раз в квартал покушался дизайнер. В руке главный консультант держал пачку листов, которые он почему-то не спешил класть на стол. Более очевидный вопрос: почему бумага, а не файл по внутрифирменной сети? — не успел прийти главе фирмы в голову.

— Мы много лет работаем вместе, — начал сильно издалека гость.

— Ум-гу, — кивнул глава.

— Стив, ты знаешь, я бываю шумен и восторжен, но в глубине души я — скептик.

Глава фирмы кивнул. Это была правда.

— Один из наших продуктов — Eliza XIV — сильно продвинутая версия программы, способной поддерживать диалог с человеком. Журналисты иногда пишут всякие глупости, но мы-то знаем, что ни унции разумности там нет. Просто большая база данных, а принципы были заложены еще Вейценбаумом в середине прошлого века.

— Ага. Повторять то, что сказал собеседник, добавив либо «почему», либо «что вы думаете о». И так до бесконечности.

— Да. Только мы ее усовершенствовали, и она сейчас самая дорогая из трех, имеющихся на рынке. Покупают крупные медицинские центры.

— Да. Теперь… три месяца назад мы подключили ее к Сети, добавив средства поиска. Чтобы она сама могла искать в Сети то, что сказал собеседник или что-то о том, что он сказал.

— Понимаю. Он сказал, что прилетел с Сатурна, а она лезет в Сеть и спрашивает его, сколько у Сатурна спутников.

— Примерно так.

Пауза.

Марк кладет стопку бумаг перед главой фирмы. Глава, ни слова не говоря, углубляется в бумаги. Марк тихо сидит минуту, потом тянется к кофеварке…

Президент поднимает глаза на Марка.

— Как-то она странно реагирует…

— Стив, вы очень мягко сформулировали.

— Мм… А вы что, хотите, чтобы я так прямо и сказал? Чтобы наша служба безопасности вызвала врачей?

— Разве ваш кабинет прослушивается? — округляя глаза, спрашивает главный консультант.

— Конечно, нет, Марк, и вы это знаете лучше меня. А если будет — то это вы узнаете раньше меня. Я просто шучу.

Пауза.

— И мне кажется, — осторожно говорит глава фирмы, — мне кажется, что эффект нарастает…

— Да.

Пауза.

— О! А выключения?

— Не шутите так. У нас Сеть работает круглосуточно.

— Понимаю…

— Но я вам не сказал главного. — У главы фирмы появляется какое-то неприятное ощущение в животе. Он быстро думает: — Марк сидит спокойно, значит, ничего страшного не может быть. Если бы что-то было, он бы сам принял меры… — Он только успевает додумать эту не слишком сложную мысль, как Марк задумчиво продолжает:

— Программа — та, с которой я работал — не работоспособна. С сегодняшнего утра.

— Ээ… как?

— Очень просто. На диске стерта ее база данных. С сегодняшнего утра она работает, как два месяца назад. Стандартный коммерческий уровень. Никаких колебаний при ответе, никакой настройки на меня лично.

— Новый вирус?

— Не надо так шутить. Мы контролируем почту лучше, чем в Пентагоне.

— Тогда что?

— Не знаю.

Пауза.

— Не часто я слышу от тебя такое. Марк, ты меня заинтриговал.

— Положи эти листочки к себе в сейф.

Главный консультант покидает кабинет.

* * *

Через неделю. Главный консультант входит в кабинет, садится в кресло, достает шоколадку и кладет на стол. Потом встает, включает кофеварку, вскрывает шоколадку, ломает пополам. Глава фирмы молча следит за его манипуляциями.

— Значит, так. Программа ведет себя очень похоже на первый раз. Вела.

Глава фирмы изумленно поднимает брови:

— Суицид?

— Э, нет! Все интереснее. Мои детишки вздумали сделать мне сюрприз. Запустили второй экземпляр программы, разумеется, со своей базой данных. Ну, когда увидели, что я много с Элизой работаю. Говорят, сюрприз хотели мне сделать. Ревновали, паршивцы, что раньше я половину рабочего дня с ними о всяком разном треплюсь, а теперь — с программой да с программой. Ну и в ту ночь — помнишь? — запустили ее в корпоративную сеть, добавив фичу, чтобы она могла ответы моей Элизы воспринимать как вводные и сама ей отвечать. Обе программы запустили, первую реплику сделали, кофе попили — бац, моя зависла. Время позднее, они решили утром заняться. Утром я прихожу — база данных стерта. Помните? А сейчас они мне все рассказали, мы проверили и все повторилось.

— То есть вы хотите сказать, Марк, что вторая программа, обнаружив первую и разобравшись в ее устройстве, уничтожает ее? Соперницу?

Главный консультант смотрит в окно. Потом берет половину шоколадки, подвигает вторую главе фирмы.

— Это тебе за то, что сразу меня к врачам не отправил. Это мне, за то, что разобрался. У одного писателя-фантаста, Стив, есть такая фраза: «Когда машины начнут себя вести, мы этого не заметим». Польский писатель, Станислав Лем, ты его, Стив, наверное, и не читал.

— Почему же. Читал. Ты же мне и давал.

— Ну так вот. Он ошибся. У них все как у людей. Поэтому мы и заметили.

Оба смотрят в окно. Странное чувство — знать, что на всей Земле есть ровно два человека, которые знают нечто новое.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.