Скелетон. Откуда берутся живые мертвецы?

Автор неизвестен

Серия: Скелетон [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Скелетон. Откуда берутся живые мертвецы? (Автор неизвестен)

1. Рождение

Вокруг лежали сотни костяков. У некоторых, было в руках оружие, другие его не имели и в целом, все было похоже на поле боя, давным-давно отгремевшей битвы, если бы не два «но» — многое из лежащего оружие было старым, но без особых следов ржавчины и, это «но» было главным, битва «отгремела» всего то около часа назад. Между костяками ходили одетые в кольчужные доспехи воины, участники той самой битвы, и чутко прислушивались, не шевельнется ли где косточка, не заскрипит ли костяная рука сжимаясь на рукояти старого оружия? По-хорошему, надо было бы собрать все костяки в кучу и сжечь, но во-первых, дерева в округе не было, лишь скалы да песок, а они горят еще хуже чем кости… Все же привезенные с собой горючие материалы и элексиры люди уже потратили, чтобы сжечь прах одного конкретного существа — тоже довольно костистого. Во-вторых, людей осталось очень и очень мало, они неимоверно устали и сил у них сейчас оставалось, лишь на такую вот простенькую меру предосторожности — пошатываясь бродить и слушать. Ну и в третьих… это было не так уж и нужно. Главная угроза была устранена и собранные с нескольких провинций костяки, были теперь, безопасны, уж для воинов в кольчугах, точно. Стоило управлявшему ими «кукловоду» сгинуть и все его «марионетки» попадали там, где застигло их это замечательное событие.

Сперва воины обходили костяки один за другим, наклоняясь к каждому и пиная черепа своих бывших противников, но не один из скелетов не шевелился и постепенно солдатам это надоело, тем более что были они очень уставшими, и бойцы начали терять бдительность. Все чаще они начали задумываться о своих проблемах, уходить в свои мысли — оплакивая товарищей или радуясь будущей встрече с родными — а не следить за тем, что происходит вокруг. Среди воинов бродили и несколько человек в рясах, время от времени посыпая особо подозрительные костяки каким то песком, эти люди сохраняли настороженность гораздо дольше воинов, но и их внимательность постепенно притупилась. Наконец один из людей в рясе дал остальным сигнал заканчивать и подойдя к сержанту, что то ему сказал, а сержант, кивнув, скомандовал воинам собираться. Облегченно вздохнув, усталые солдаты выстроились в две колонны и потянулись куда то на восток. А вслед за ними, поскрипывая, пристроились телеги, нагруженные телами их павших товарищей.

Уже стемнело и ветер разносил последние искры костра, который устроили победители. Ветер пересыпал песчинки и мелкие камушки, смешивая их со своей новой игрушкой — пеплом. Казалось, что кроме ветра и его «игрушек», ничто не живет и не шевелится в окружающем это «открытое захороненние» пространстве. Однако это было не совсем так… Один из уставившихся в небо пустыми глазницами черепов, думал. Точнее говоря, он вспоминал. Словами не передать, как это тяжело — вспоминать — но в особенности, если у тебя нет такой незаменимой для этого штуки, как мозг. Скелет «пришел в себя» еще в то время, когда здесь были солдаты. Он даже пытался позвать их, особенно того веснусчатого паренька, который склонился над ним, внимательно вглядываясь в пустые глазницы черепа — но у него ничего не вышло. У него просто не было сил ни для того чтобы пошевелиться, ни тем более для того, чтобы что то сказать. Да и как? Языка то у него теперь, тоже нет. А ведь когда то он у него был и даже его имя было тесно связано с этой чудесной штукой! Скелет вспомнил, что его звали Серый Ворчун. Частично из-за того, что он частенько ворчал, а главным образом из-за цвета волос — серого словно пепел.

Возможно у Серого было и другое имя, но его он вспомнить никак не мог. Да и стоит ли теперь?.. Впору придумывать себе новое имя, поскольку ни волос, ни ворчания у него больше не было. Да и не до имени ему было… Перед глазами, будто из тумана, выплывали картинки его последних дней жизни и «посмертного» существования. Вот он сидит у себя в землянке, пытаясь залить самогоном боль в суставах и вдруг, в глазах все чернеет, а сердце пронзает боль как от тысячи игл. Вот он сидит в котле, в смоле и удивленно смотрит как демоны подбрасывают уголь под его новое обиталище — какое то время он паникует, но затем понимает, что ему совершенно не больно и он расслабленно вытягивается в чане. Вот он открывает глаза и видит перед собой истлевшую крышку гроба. Он вытягивает кости рук и начинает быстро скрести сначала трухлявую древесину, а затем и землю, быстро выбираясь на «свободу». А вот он уже в составе таких же бедолаг, стоит перед личем — злобным мертвым колдуном, который злобно ругается на своем колдовском языке. Дальше пошло самое «интересное»… Оказывается он врывался в какие то незнакомые города. Зачем то пытался есть людей… И хотя отрывать плоть и пережевывать у него выходило «на раз», но никакого насыщения он не испытывал и вообще смутно себе представлял, что он делает и зачем. На моменте когда он приближается к какому то плачущему ребенку, Серый свои воспоминания оборвал и постарался «перемотать» в конец… Оказывается и у скелетов есть нервы, причем не такие уж и железные. А вот последние воспоминания понравились ему гораздо больше — он оборачивается к холму, на котором стоит лич и видит как несколько монахов в рясах и парочка воинов валят его «хозяина» и что то с ним делают, после чего Серый и все его «приятели» валятся на землю безжизненными куклами.

Удовлетворенно и привычно поворчав про себя, Серый вынырнул из воспоминаний и огляделся. Точнее посмотрел туда, куда смог — вверх и чуть скосив зрение — была глубокая ночь и на небе сияли звезды, ну а сбоку было темно и скучно. Серый принялся любоваться звездами, но уже спустя пару минут опять «нырнул» в воспоминания, на этот раз «прижизненные». Одно из самых первых, было о том как он покачиваясь стоит в таверне, с разбитой головой, а рядом с ним стоит вербовщик и успокаивающе положив руку на плечо вещает: «- Подпиши эту бумагу парень и можешь не волновать. Ты знаешь закон, армия все списывает! Не ты начал эту драку и ты не должен страдать за этих уродов!». Вербовщик говорил что то еще очень долго, а Серый качался, смотрел на капающую кровь и думал: «Кто я? Где я? Когда он заткнется уже…». Наконец не выдержав, Серый поставил какую то закорючку на бумаге, которую ему совал вербовщик и тот удовлетворенно замолчав, потащил Ворчуна в казармы. Конечно, были у него обрывки и более ранних воспоминаний, но были они уж очень смутными и непонятными…

Следующие сорок лет жизни, Серый провел в седьмом легионе Его Императорского Величия — и это были лучшие годы его жизни! Он всегда знал что ему делать, у него была еда и вода, а по вечерам у костров, он мог слушать рассказы и мечты своих товарищей столько, сколько его душе было угодно. Из них же он почерпнул и свою мечту — после выхода со службы, прикупить маленькую таверну, жениться и завести не менее трех детей. Большую часть времени легион с кем нибудь воевал. То защащая интересы империи, то нарушая чьи то еще интересы, то гоняясь за какими то нечесанными, лишаястыми разбойниками, а то и сражаясь с мертвяками, такими же как он сам. Мертвяки всегда приходили из пустыни Проклятой земли, точнее их приводил лич, хотя иногда он добирал себе скелетов уже в провинциях. Так что все, у кого были деньги или хотя бы любящие родственники с топорами — предпочитали свои тела после смерти кремировать. Хотя топоры император не одобрял и жестоко наказывал тех, кого ловили за рубкой в лесах — поскольку подданных у императора было много, а плодились и умирали они просто образцово, нормальных же деревьев, пригодных на строительство домов, кораблей и военной машинерии, становилось все меньше и меньше. Вот только ограничиться сушняком, в таком деле как кремирование, подданные никак не хотели и это императора сильно злило. А императоры это не те люди, которые держат свое раздражение при себе, они не сидят надувшись в темном углу — императоры испытывающие раздражение, сразу же начинают им щедро делиться с окружающими. Кстати, этим ему тоже приходилось заниматься — легионеры окружали деревеньку, рядом с которой совсем недавно рос корабельный лес, после чего сержант выходил вперед и говорил испуганным крестьянам: «Император недоволен.», после чего солдаты доставали дубинки и показывали подданным императора — «насколько» он недоволен…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.