Космический стюард

Ясинская Марина Леонидовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Космический стюард (Ясинская Марина)

Глава 1. Праздник в честь дяди Вольдемара

Когда Вольдемар Артурович принял приглашение на праздник, устроенный родителями в честь окончания Люком космошколы, эта новость вызвала в доме невиданный переполох. Если прежде мама была озабочена лишь подготовкой меню и поиском надёжных компаний, сдающих напрокат робоповаров, то теперь сфера её интересов угрожающе расширилась, а подготовка к празднику приняла пугающие масштабы.

— Эдик, убери из гаража этот свой старый пневмобиль, а то Вольдемар ещё подумает, что мы на нём ездим, — распоряжалась она. — Люк, обязательно подстригись, перед дядей Вольдемаром надо выглядеть прилично.

— Мам, но мы же действительно ездим на пневмобиле, — пытался спорить Люк. — А стригся я совсем недавно…

В ответ мама награждала его строгим взглядом, чем и пресекала все дальнейшие возражения. Папа не спорил, лишь молча выполнял все мамины распоряжения. А праздник, который задумывался в честь сына, стремительно превращался в мероприятие, призванное впечатлить дядю Вольдемара.

— Люк, закачай все свои цифрограмоты на панель у себя в комнате, чтобы, если дядя Вольдемар войдёт, сразу их увидел.

— Эдик, надо продумать новое меню; то, что я приготовила, для Вольдемара не подойдёт. Ты не знаешь, какая кухня сейчас в моде? Фиксианская? Венерианская?

— Может, сделаем ремонт? Совсем небольшой. Косметический. Расширим гостиную, сменим двери, перекрасим стены, поменяем сантехнику, перестелем полы, нарастим веранду и купим новую мебель. Как считаешь? А то неудобно как-то перед Вольдемаром.

— Эдик, Люк, напомните мне, чтобы на время праздника я взяла напрокат домороботника последней модели, а нашего старого спрятала в гараже. Если Вольдемар увидит, что у нас робот позапрошлого поколения, что он про нас подумает?

Что подумает дядя Вольдемар? Нельзя ударить в грязь лицом перед дядей Вольдемаром! И так — без конца.

Двоюродного брата мамы дядю Вольдемара Люк не знал — первая и последняя встреча пятнадцать лет назад не в счёт — но уже его недолюбливал. Слишком уж старалась мама произвести на него впечатление. Слишком суетилась, желая выдать их за тех, кем они не являются.

— Да что вы все бегаете, как ужаленные? — не выдержал, наконец, Люк. — Что же он за птица такая важная — этот дядя Вольдемар?

— О, дядя Вольдемар — это пример для подражания, — мечтательно сообщила мама. — Человек, который сам себя сделал. Он всегда был целеустремлённым и серьёзным, всегда знал, чего хотел. Вместо того чтобы упаковать рюкзак и пуститься космостопом по галактике, как это сейчас модно среди молодёжи, Вольдемар нанялся младшим помощником на рейсовое торговое судно. Конечно, это далеко не так романтично, как болтаться по космосу с бездельниками, которые называют себя исследователями, но зато ты посмотри, чего он достиг! Прошёл весь путь от машинного отделения до капитанской рубки! Не прошло и десяти лет, как он стал капитаном собственного торгового корабля! И ведь Вольдемар на этом не остановился, нет! Он продолжал расти, продолжал учиться! После торгового судна он получил в своё командование пассажирский лайнер, затем стал капитаном дипломатического корабля, а последние семь лет он — капитан одного из крупнейших в Солнечной системе космокруизных лайнеров! А всё почему? Потому что он точно знал, чего хотел, целенаправленно шёл к своей цели и не отвлекался на всякие развлечения.

В словах мамы слышался явный намёк, и Люк подавил тяжёлый вздох. Как и все родители, мама хотела, чтобы у её сына сложилась благополучная, успешная жизнь. Только вот представления о том, какая жизнь — успешная, у них кардинально различались. Мамино восторженное «Не прошло и десяти лет, как он стал капитаном собственного торгового корабля» наводило на Люка уныние, а перспектива «всего» через десять лет получить под свою ответственность какое-нибудь торговое судно приводила в ужас.

Люк не мог и вспомнить, сколько раз, летая по околоземным маршрутам, он смотрел в иллюминатор на далёкие, манящие звёзды, полные неразгаданных тайн, сколько раз наблюдал из окна космопорта, как стартуют со взлётного поля навстречу каким-то приключениям межзвёздные корабли, и с тоской думал, что вот где-то там — настоящая жизнь, где-то там — люди, которые ею живут. А он сидит в своей скучной, давно изученной Солнечной системе, где не происходит ничего интересного, и настоящая жизнь проходит мимо.

«Закончу школу — и обязательно улечу, — обещал Люк себе. — Наймусь на какое-нибудь исследовательское судно, помотаюсь по галактикам, а там посмотрим, что из этого выйдет».

Когда до выпуска осталось около месяца, Люк начал просматривать, какие экспедиции в ближайшее время набирают экипаж, и даже отправил несколько заявок. Он был не прочь полететь с кем угодно, хоть с астроштурманами, хоть с археологами, хоть даже с космобиологами из известного на всю Солнечную систему КосмоЗо.

А мама, тем временем, уже всё за него решила.

— Нам очень повезло, что приезжает Вольдемар, — сказала она. — Я попрошу, чтобы он дал тебе работу на своём лайнере. Ну, разве не замечательно я всё придумала? Ты ведь хотел в космос? Ну, вот и будет тебе космос! Да ещё и на корабле такого уровня. А у Вольдемара, к тому же, связи — наверняка он поможет в дальнейшем продвинуться. Может, со временем даже сделает тебя помощником! Так что на празднике постарайся произвести на него наилучшее впечатление. Ну, а про остальное я ему сама тонко намекну.

Люк едва заметно поморщился. Искусством тонких намёков мать совершенно не владела, хотя сама себя считала мастером недосказанностей и изящных дипломатических ходов.

Отец молчал, и Люк, с надеждой покосившись на него, понял, что он ничего не говорит не потому, что не согласен с матерью. Напротив — согласен, просто ему нечего добавить.

Мама, к тому времени, была уже захвачена картиной яркого будущего сына — глаза загорелись, в голосе звучал восторг:

— Кто знает, может, ты даже повторишь успех Вольдемара. Начнёшь на его лайнере, а потом — представляешь? — лет так через десять уже и сам будешь капитаном своего корабля, как и он! Ну, чем не мечта?

— Мечта, — уныло согласился Люк, так и не решившись спорить с матерью.

На миг он представил себя капитаном рейсового торгового судна, и манящие далёкие звёзды вдруг стали словно ещё более далёкими и недосягаемыми.

Глава 2. Подарок-символ

— Миленько, — снисходительно похвалил дядя Вольдемар, входя в дом родственников и оглядывая полностью преобразившуюся стараниями родителей Люка гостиную.

— Да, ну что ты, — отмахнулась мама, довольно покраснев. — Куда уж нам, у нас тут всё очень провинциальненько. Ты-то наверняка привык к совсем другому!

Свежепостриженный Люк едва заметно поморщился. У мамы была неприятная привычка принижать себя перед теми, кого она считала более успешными и состоявшимися в жизни. Пусть даже этот кто-то — её собственный двоюродный брат.

Тем временем, мама суетилась вокруг дорогого гостя. Мама усадила Вольдемара на лучшее место за столом, мама клала ему добавку в тарелку, мама занимала его беседой, мама слушала его с самозабвенным вниманием и забыла про всех остальных гостей. О поводе для этого семейного застолья — окончании Люком школы — она, похоже, тоже забыла. Но зато не забыла о главном.

— А вот сынуля у нас большой молодец, — услышал Люк голос мамы и обречённо прикрыл глаза. Ему было ужасно неловко. — Трудолюбивый, ответственный, исполнительный. Закончил школу на высшие баллы, специализировался на космонавигации и просто бредит космосом. Мечтает получить работу на каком-нибудь солидном космическом корабле… Вольдемар, а я вот что подумала — может, у тебя на лайнере найдётся для него местечко?

Дядя Вольдемар, которому явно нравилось благоговейное внимание к его персоне, благодушно кивнул.

— Толковым молодым ребятам у нас всегда рады. Тем более — племянник. Конечно, устрою.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.