Живая вода

Василенко Иван Дмитриевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Живая вода (Василенко Иван)

Андрийко приехал в Тбилиси из Черкасс — тихого белого города на Днепре. Увидев Андрийку в школьном коридоре, Резо воскликнул с удивлением:

— Вай мэ! Ка-акой белый!

Андрийко посмотрел на Резо и тоже удивился:

— А ты — как грач!

Оба помолчали.

Затем Резо неожиданно предложил:

— Хочешь, я тебя срисую?

Андрийко добродушно сказал:

— Малюй.

И ребята, которые это слышали, сразу решили, что новичок понравился Резо. Резо рисовал только то, что ему было по сердцу. Так познакомились они, и так началась их дружба. На каникулы Резо собирался поехать к своей тётке в Кахетию.

— Там такой виноград, такой виноград!.. — говорил он Андрийко.

Но кончилась первая четверть, и тут выяснилось, что Андрийко плох по математике. И Резо остался, чтобы ему помочь. Он не только хорошо рисовал.

С этих пор они не разлучались целыми днями. Приготовив уроки, они спускались к бурлящей Куре или пробирались пешком сквозь кустарник на самую вершину Давыдовой горы.

Тут Резо открывал этюдник и принимался рисовать, а Андрийко ложился рядом на траву и читал вслух. Они часто спорили, но никогда не ссорились.

Но раз на их дружбу легла тень.

Резо и Андрийко сидели на песке у Куры, и Андрийко, как всегда, читал вслух книгу. Это был Гоголь. Мутная вода Куры пенилась, билась о камни, брызгала на берег. И было это так непохоже на Днепр, о котором, забыв всё на свете, читал тогда вслух Андрийко.

— «…Ни зашелохнет; ни прогремит, — читал он. — Глядишь, и не знаешь, идёт или не идёт его величавая ширина…»

Резо положил руку на книгу и сказал:

— Ты это пропусти. Читай дальше — про Катерину и колдуна. А это — скучно.

— Это — скучно? — дрогнувшим от обиды голосом воскликнул Андрийко.

— Конечно, скучно. Что за река такая! Незаметно даже, как она течёт. Такую реку я ни за что не стал бы рисовать. Река — как конь: бежит, гремит, вздымает гриву!

Андрийко молча закрыл книгу и отвернулся. И всё время он был грустен.

В один из хрустальных осенних дней Резо и Андрийко гуляли в горах. Далеко на горизонте, в прозрачной голубой дымке, сверкал Казбек.

Андрийко тоскливо сказал:

— Если б можно было с Казбека увидеть Черкассы! Вот было бы хорошо!

Резо ревниво ответил:

— Черкассы — маленький город. А ты живёшь у нас в большом красивом городе. Зачем скучать?

Андрийко помолчал и тихо сказал:

— А у нас на Днепре все хаты белые. И акация другая, особенная, розовая. А на берегу стоит сосна. Я её сегодня во сне видел. Ветками машет. И будто никаких немцев нет.

И на другой день Андрийко заболел.

Резо прибежал его проведать.

Андрийко лежал в постели с закрытыми глазами и тихонько стонал.

— Что с ним? — спросил Резо.

Мать Андрийко, маленькая женщина, с такими же, как у сына, серыми глазами, сказала:

— Доктор говорит, нервная лихорадка. — И тихо добавила: — От тоски это.

Она склонилась над Андрийко, положила маленькую смуглую руку ему на лоб и заботливо спросила:

— Хочешь ещё воды?

Не открывая глаз, Андрийко протянул руку со сложенной в горсточку ладонью.

Мать вынула из шкафчика бутылку и полила из неё в руку больного. Потом, закрыв бутылку пробкой, бережно поставила её на место.

— Зачем это? — удивился Резо, видя, как Андрийко провёл мокрой ладонью по обнажённой груди.

Мать сказала:

— Эта вода — из Днепра. Мы, когда от Днепра уходили, на память взяли. Андрийко от неё дышать легче. Своя, родная вода.

Резо постоял ещё немного над больным другом и, ничего не сказав, вышел.

Он пошёл в публичную библиотеку. Там взял он Гоголя и стал его читать.

«…Ни зашелохнёт; ни прогремит. Глядишь, и не знаешь, идёт или не идёт его величавая ширина…» читал он.

Потом закрыл глаза и сидел так долго.

А вечером он рисовал.

Утром он опять пошёл к Андрийко.

Истомлённый припадком болезни, Андрийко спал. Резо тихонько развернул большой лист бумаги, который принёс с собой, и прикрепил кнопками к стене — так, чтобы Андрийко, проснувшись, мог сразу увидеть его картину. Это была голубая река, спокойная, тихая. Зеркальной дорогой протянулась она вдаль. Вот и берег, и белые хаты, и сосна. Она будто машет Андрийко седыми ветками. А к Днепру в облаках пыли несутся всадники. В их папахах горят алые звёзды, и белыми молниями сверкают над головами клинки.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.