Мы все актеры

Арбузова Наталья Ильинична

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Наталья Ильинична Арбузова

МЫ ВСЕ АКТЕРЫ

Оглавление

Пьесы

Развод и брак в одном флаконе, или двоеженец поневоле

Блин

Пугающий пугач

Эй, там, на хуторе!

Юные жены, любившие нас

Пожертвовать пешкой

Из края в край

Киносценарий

Евразийский боевик

Рассказы

Тринадцать невыдуманных историй из жизни моей семьи и моего народа

Сотворенье мира

Утречко

Охранник

Создадим архив времени, или жизнеописание Николая Мухина

Сладкая жизнь

Нефть

Угрюмый край, туманный край

Юнгфрау

Иркутская история, или свет клином

Под деревом зеленым

Уроки русского

Приходим, уходим, приходим опять

Период полураспада.

Старик и горе

Тарусские страницы

Нож

Десять половиц

Два праздника

Контакты

E-mail: natarbuz@mail.ru

РАЗВОД И БРАК В ОДНОМ ФЛАКОНЕ, ИЛИ ДВОЕЖЕНЕЦ ПОНЕВОЛЕ

История загадочная и не очень длинная

На авансцене столик, на нем торт в простой картонной коробке, завязан бантиком, и чайник со свистком. К столику подходит АВТОР, мужского пола, в белой рубашке и темном костюме. Не представляется, но представляет своих персонажей, являющихся друг за другом из правой кулисы.

ВИКТОР! Бывший освобожденный работник – председатель месткома в почтовом ящике города Днепропетровска! (Вытаскивает силком из кулисы актера в гриме – две жирные черные волнистые черты на лбу, без головного убора, в мятом сером плаще).

ГАЛИНА – его жена! (Поспешает за Виктором на небольших каблуках, волосы подколоты, прямое платье до колен, тот же грим).

Ксения – их дочь, с мужем Юрием! (На самом деле идет один Юрий; без шапки, бритая голова, тонкосуконное долгополое пальто; в беззвучном полонезе ведет за руку пустое место).

ВЯЧЕСЛАВ! Недолго бывший партсекретарь в почтовом ящике Виктора! (Тот же морщинистый грим, но идет бодрее; голова не покрыта; плащ поаккуратнее, чем у Виктора).

ОЛЬГА! Страховидная москвичка, недавняя пенсионерка! (Проходит молодая симпатичная актриса в гриме – три жирных косых креста на лбу и на щеках; без каблуков, идет довольно шустро, очень короткая стрижка; одета в прямую юбку до колен и советскую шерстяную кофту с воротничком).

Ее СОБАКА! (Ольга, достигшая уже середины авансцены, достает из-за спины картонную дворняжку, которую доселе прижимала крашеной стороной к юбке; предъявляет зрителю, далее следует с Собакой).

КИЛЛЕРЫ! (Идут двое строевым шагом, в затылок один другому; грим – жирные черные мефистоброви; одеты в черное – кожаные куртки и трикотажные шапочки; на спину прикреплены скотчем бумажки с черепом и костями; игрушечные автоматы вскинуты на пле-чо).

МУЗА с КУПИДОНОМ! (Двое низкорослых подростков следуют за Килерами, держась за руки и глядя друг другу в глаза; девочка на высоченных подошвах, в короткой юбчонке с накладным карманом и кофточке с коротким рукавом; поясница голая; в кудрявых волосах обруч; в свободной руке картонная лира, раскрашенная с одной стороны, которую она поначалу держит не тем боком, потом, поглядевши, переворачивает; Купидон с крылышками, в джинсах и длинной футболке с коротким рукавом, с надписью LOVE и сердечком; несет лук из прутика с веревочкой, а также стрелу с перышками).

ДРАКОН! Говорит исключительно по-украински! (Пробегает актер в зеленой трикотажной пижаме, держа на палке картонного раскрашенного дракона, немного вертя им и тоже иногда показывая непарадную изнанку).

ДРАКОН (в подтвержденье сказанного): Хай живе незалежна Украина!

ТОРТ и ЧАЙНИК! (Трясет этими предметами, подняв их со столика; не выпуская их из рук, заглядывает в правую кулису; убедившись, что там более никого нет, уходит туда, не попрощавшись с почтеннейшей публикой и оставляя своих героев в левой кулисе безо всякой поддержки).

ЗАНАВЕС ПОДНИМАЕТСЯ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Станция московского метрополитена. На стене надпись ЯСЕНЕВО. На скамейке в одиночестве сидит Виктор, лицом к зрителю, спиной к рельсам. Рядом с ним Торт. Виктор кладет на него руку, Торт отодвигается. В течение сцены время от времени справа набегает свет, неслышно появляется картонный поезд, открываются картонные двери; выходят две-три картонные куклы, удаляются налево, к эскалатору. Поезд бесшумно следует далее. Эскалатор всё время движется, по нему ездят вверх-вниз такие же куклы. Вдруг возникает настоятельная музыка – начало «Волшебной флейты» – «Zu Hilfe! Zu Hilfe! Zu Hi – ilf…verloren! Zu Hilfe, zu Hilfe, sonst bin ich verloren». С эскалатора ссыпается Юрий, за ним Киллеры с автоматами наперевес. Виктор вскакивает, чтобы бежать, но застывает от страха. Юрий бросается к нему, путаясь в пальто, вцепляется в него, прячется за его спину.

ЮРИЙ (к Киллерам): Я не Алексей! Алексей не я! Я громадянин незалежной Украины! (Тычет раскрытый паспорт в нос Киллерам из-за спины Виктора). Вот мой тесть, он подтвердит! (Виктор пытается вырваться).

ПЕРВЫЙ (к Юрию): Ты нас не грузи. (Ко второму Киллеру): Ну, кудряво! Не наш клиент! У тебя Алексеева фотка, а ты не въехал! Задолбал меня – идет, идет…

ВИКТОР (в шоке): П – по крыше воробей!

ВТОРОЙ КИЛЛЕР (к Виктору): Достал уже, лох. (Разглядывает фотографию; к первому Киллеру): Не на того наезжаем. Мой прокол – с меня выпивка. Не тормози, мочи этих, раз такая байда.

ПЕРВЫЙ КИЛЛЕР: Ладно, проехали. Сегодня дела не сделали, завтра опять работать. Забей. Пошли, оттянемся. (Уходят к эскалатору, второй Киллер в затылок первому; уезжают, поднявши автоматы горизонтально на обеих вытянутых руках, словно выходя из воды; пауза).

ЮРИЙ (наконец раскипятился): К – козел номенклатурный! Об тебя споткнешься - жив не будешь!

ВИКТОР (неуверенно): Ты же сам за меня спрятался… (К публике): Зять – что с него взять…

ЮРИЙ: К – козел партийный! Опять с тортом сидишь! (Пытается пнуть Торт ногой, тот увертывается). Ты же там, в Днепропетровске, развелся, выписался, на билет в Москву в одну сторону наскрёб - какого хрена ты мне тут под ноги попадаешься? Что тут в Ясеневе забыл, к - озел настырный? Нинкин телефон я у тебя из книжки давно списал. У меня все твои московские адресочки схвачены. Ты звонился час назад? Не открыли? У тебя, к - козла месткомовского, валюты было навалом. Где??? (Энергично разевает рот): …………………………. ?

ВИКТОР (робко): Да Галя с Ксюшей теребили - сдай, сдай… все сдают… такие проценты… кто ж знал… а потом запилили… Галя приходит - и давай… я, инженерша, туалеты мою…

ЮРИЙ: Эта инженерша еще у меня в доме намоется, дай только Ксюше родить.

ВИКТОР (нечаянно): Кто ж не дает…

ЮРИЙ (некоторое время открывает рот без звука, потом прорезается звук): ……………………. . Завтра в Днепропетровск еду, скажу, что тебя, к - козла затюканного, на моих глазах застрелили.

ВИКТОР (теряя последнее самообладанье): Возьми меня с собой! Тут темно, овраги, стройки замороженные, драконы летают… (Опять раздается начало «Волшебной флейты»: «Zu Hilfen! Zu Hilf…» (Затыкается; по эскалатору влетает Дракон).

ДРАКОН: Здоровеньки булы!

ВИКТОР (упавшим голосом): Стоило в Москву ехать… (Дракон ударяет хвостом о скамейку; Виктор закрывает Торт своим телом; Дракон разворачивается некрашеной оборотной стороной, потом, спохватившись, оборачивается к зрителю хорошей и вылетает задом наперед).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.