Эпоха безопасности

Бойков Владимир

Серия: Правдивые истории [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эпоха безопасности (Бойков Владимир)

ВНИМАНИЕ! ВАМИ БЫЛО СОВЕРШЕНО ПРОТИВОПРАВНОЕ ДЕЙСТВИЕ.

ОСТАВАЙТЕСЬ НА МЕСТЕ ДО ПРИЕЗДА ПОЛИЦИИ!

Красная табличка заполнила собой весь экран монитора и теперь нервно пульсировала в такт мерзкому писку из динамиков моей персоналки. Я охнул. Только этого не хватало! Что я такого сделал, чтобы высылать ко мне опергруппу? Вроде ничего противоправного я сегодня не совершал. Хотя…

— О, черт! — внезапно вспомнил я про порносайт. — Ну конечно же! Обнаженная Минди!

Минди была известной поп-певицей, если, конечно, попса и пение могут сочетаться. Впрочем, в современном мире все возможно, а потому нет ничего удивительного, что смазливая малолетка, кумир подростков и взрослых дяденек, Минди Минт была самой популярной персоной отечественного шоу бизнеса и, как следствие, излюбленным объектом для порносайтов.

Ну ладно, ладно! Залез я разок по фальшивой карточке. Взглянул, просто так для интереса. Разве это такое уж преступление? Кстати, там ничего особенного не было — голая Минди выглядит еще хуже, чем одетая…

Хорошо, будем готовиться к приходу полиции. Пока опергруппа выедет, пока продерется через пробки, пройдет довольно много времени. Минут сорок у меня точно есть. Так что надо скорее уничтожить все улики.

Я окинул взором свою комнату, и сердчишко мое екнуло.

Комната была полна улик! Я схватился за голову. Ешкин кот! Мне и сорока минут не хватит, чтобы избавиться от всего этого!

Коробка из-под монитора вполне годилась для того, чтобы наполнить ее теми запрещенными предметами, которыми изобиловало мое скромное жилище.

Начал я с самого дорогого, что у меня было — с компьютера. Скрепя сердце, развинтил системку и выдрал винт. Если чему-то и не следует попадать в корявые ручонки ментов, так это именно моему винту. Грешен — много всякого, не очень законного добра натаскал я из сети. Только за генератор паролей к коммерческим сайтам можно лет пять схлопотать.

Вслед за винчестером последовала подборка пиратских CD. После того, как они перекочевали в коробку, на полке, где я их обычно храню, осталось штук пять дисков. Это все, что у меня было лицензионного.

Затем настал черед того, что вызывает почти первозданный ужас у обывателя. Со слезами на глазах я уложил в коробку свой охотничий нож, доставшийся мне от деда. Когда, несколько лет назад, гринписовцы пробили в парламенте закон о защите живой природы, у меня, разрядника по спортингу, изъяли ружье. Прыщавый любитель зайчиков и белочек вперился в меня полным презрения взглядом и, затолкав остатки гамбургера в свой слюнявый рот, довольно эмоционально поинтересовался:

— Как вам не жалко наших братьев меньших?!

— Жалко у пчелки в попке, — ответил я, едва удерживаясь от соблазна сделать из этого кретина чучело, — ружье забрали, чего тебе еще надо?

— Надо, чтобы вы наконец поняли, как были неправы! — тряхнув сальными волосами, пропищало чудо в кедах.

— Да я вообще никого ни разу не убил — рявкнул я, прижимая сопляка к стенке. — Я стрелять люблю! Я спортсмен! Всю жизнь по тарелочкам луплю!

— Варвар! — заверещал он, чувствуя тяжесть моего ботинка на своей ноге, — Засвинцовываешь окружающую среду!

Я тогда хотел подправить гринписовцу анатомию лица, но подошедший мент не позволил мне этого сделать…

Ой! Кстати о птичках! У меня же еще баллон с дихлофосом на кухне стоит! А по тому закону тараканы тоже живые существа и травить или давить их ни в коем случае нельзя. Можно только ловить и выпускать на волю, подобно воробышкам на день птиц. К тому же, Общество домохозяек-матерей потребовало оградить их малолетних чад от токсикомании. По заверениям этих дамочек, дихлофос провоцирует подростков становиться токсикоманами. Когда я узнал об этом, мое воображение живо нарисовало картину, как невинное дитя замечает в магазине баллончик с тараканом на боку и в тот же момент испытывает резкий приступ желания подышать этой отравой! Бред! Современные школьники не такие примитивные, как их родители. Они уже давно сидят на героине.

А вообще, последние лет двадцать борьба за безопасность стала напоминать борьбу здорового образа жизни с разумом. Сначала, по требованию общественности, был введен лимит скорости для автомобилей. Разогнаться свыше 90 км/ч вы уже не могли — конструкция не позволяла. Да и машин на улицах городов стало значительно меньше. Запрет на звуковые сигнализации привел к тому, что оставить машину на ночь возле дома означало навсегда распрощаться с ней. В массовом порядке народ стали пересаживать на велосипеды — это и для экологии лучше. Тотальный запрет был наложен на боевики, фильмы ужасов, фильмы катастроф и, разумеется, эротику. Мне как поклоннику Джона Ву это было вдвойне обидно, ибо теперь я складывал в коробку свои любимые DVD и кассеты.

Да, ныне Джон Ву и Тарантино считались врагами общества номер один. Современные психологи в один голос заявляли, что просмотр боевиков пагубно влияет на молодежь. Борьба с насилием на экране и в компьютерных играх привела к тому, что цены на подобную продукцию взлетели до небес, а подрастающее поколение стало, в большинстве своем, злым и угрюмым. Я их понимал: представьте, что подростку приходится в пятый раз за месяц смотреть «Унесенные ветром»! Какой организм это выдержит? Но ничего другого по телевиденью не показывали.

Рок умер. Его просто запретили. А заодно запретили панк, металл и жесткий рэп. Обывателям больше нравилась Минди, невнятно пищащая про то, что она хорошая девочка, а ее мальчик нехороший, а-я-яй! Я же от подобной музыки впадал в легкую прострацию. Хотелось только одного — оглохнуть.

В общем, мир стал безопасным до ужаса! Финальным аккордом послужило решение властей о тотальном контроле за всеми пользователями всемирной сети. Отныне, войдя в интернет, вы попадали под пристальное внимание Электронной полиции, которая не только читала всю вашу почту, но и контролировала любое ваше движение в глобальной паутине…

В прихожей раздался звонок. Я замер посреди комнаты с коробкой в руках.

— Кто там? — дрогнувшим голосом спросил я.

Вместо ответа хлипкая фанерная дверь рухнула под ударом армейского ботинка, и в квартиру ввалилось стадо омоновцев.

Бойцы в активном камуфляже, в масках, в бронежелетах, с автоматами, гранатами и даже ручным пулеметом, бережно уложили меня на пол лицом вниз и пару раз, скорее для проформы, чем от души, пнули ботинком в бок. Я не обиделся. Мне это даже польстило — столько народа примчалось арестовывать меня одного. Моего соседа, который по пьянке выкинул жену из окна, повязали двое оперов, а ко мне явилась целая бригада.

Между тем, в комнате появился оперативник. Он заглянул в коробку, валявшуюся тут же на полу, и удовлетворенно крякнул.

— Это мы удачно зашли. Вон сколько добра! Повысите нам раскрываемость, дорогой товарищ!

— А что я такого сделал? — прохрюкал я из-под тушки омоновца, сидящего на мне.

— Ну как же? — развел руками опер. — Вы же сегодня послали мыло, в котором упоминалось слово «джихад». Есть у нас подозрение, что вы арабский террорист. Вот и финка ваша как раз подходит под это определение.

— Какой джихад! — возмутился я. — Я посылал заказ в кондитерский магазин! Просил прислать рахат-лукум!

— Рахат, джихад — один хрен.

— Командир! — в комнату зашел еще один мент. В руках он держал пакетик с сахаром.

— Командир! Смотрите, что я у него на кухне нашел.

— Ага! — обрадовался опер. — Неустановленный порошок. Возьмем на экспертизу.

— Это сахар! — слабо пискнул я.

— Там разберемся — сахар это или гексаген, а может, споры язвы какой, — ответил опер, пробуя порошок на вкус…

Когда меня везли в отделение, опер вдруг совершенно по-доброму хлопнул меня дубинкой по спине и сказал:

— Ладно, парень. Ну не повезло тебе. Думаешь, мне самому приятно жить в этом кастрированном мире? Но работа такая. Да ты не волнуйся! Отсидишь годика три и вернешься домой. Знаешь, каким классным этот мир после тюрьмы покажется!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.