Капризы юной леди

Вернер Элизабет

Серия: Colombina. Серия бестселлеров о любви [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Капризы юной леди (Вернер Элизабет)

Глава 1

По склону на фоне залитой солнцем горной вершины спускались два человека с альпенштоками и рюкзаками. Судя по внешнему виду, один из них был проводником. А веревка и ледоруб говорили о том, что мужчины только что совершили восхождение на гору. Но вот, оказавшись на зеленой лужайке, они решили отдохнуть.

– Эта дорога ведет на Грасекер-Альм, – заметил старший. – Ты ведь не пойдешь со мной на Вильдзее?

– Чтобы сделать крюк и потом топать по дороге еще два часа? Нет, благодарю покорно! – покачал головой его спутник. – С пяти утра я только и делал, что лазил по глетчерам и пропастям. Хоть на службе с нами не церемонятся, да и я не считался никогда слабаком, но мне далеко до тебя, Герман, с твоей богатырской силой.

– Я всего лишь выносливее тебя, – возразил Герман. – Итак, ты идешь прямо на Грасекер-Альм? А я спущусь по Энской долине.

– Но перед этим отдохнем. – Молодой человек опустился на мягкую траву. – Мы еще успеем вовремя добраться до нашего «Палас-отеля». Почему тебе вздумалось остановиться в этой уединенной деревушке?

– «Господин архитектор Зигварт любит глушь», сказал мне вчера тот маленький турист, что собирался с нами на экскурсию, но потом побоялся опасности. И он совершенно прав. А отсюда ведь всего час пути до Интерлакена, где теперь сезон в полном разгаре.

Зигварт пожал плечами, лег на траву рядом со своим спутником и произнес:

– Да, в Интерлакене весной и летом любят отдыхать сливки общества, тебе этого мучительно недостает! Но я ведь не мешаю тебе, Адальберт, поспешить туда для флирта с англичанками и американками. Лично я остаюсь здесь. Я приехал сюда ради гор и намерен полностью насладиться ими.

– А я приехал сюда исключительно ради тебя! – сердито воскликнул Адальберт. – Мы с тобой не виделись целый год, пока ты учился в Италии, а теперь, когда ты наконец вернулся, меня, как на грех, переводят в Мец. Не приди мне в голову счастливая мысль попросить двухнедельный отпуск и поймать тебя в Швейцарии, мы бы так и не увиделись. В благодарность за это ты таскаешь меня по всяким глетчерам и вершинам и заставляешь жить в невозможной обстановке. Вообще я считаю, что ты обращаешься со мной самым непозволительным образом!

– К чему поручик Гунтрам совсем не привык, – насмешливо возразил архитектор. – Тебя ведь все балуют, один я осмеливаюсь перечить.

– Да, ты не упускаешь случая сделать это, и, как ни странно, я на тебя не сержусь, боюсь даже, что буду скучать без твоих нравоучений.

Адальберту Гунтраму, красивому, стройному юноше с темными волосами и лицом, сиявшим беспечностью юности, было примерно двадцать четыре года. Его костюм туриста, очевидно, был сшит лучшим портным, и, несмотря на штатскую одежду и непринужденную позу, в нем угадывался военный.

Его спутник, наоборот, не поражал элегантностью. Его костюм хранил следы непогод и далеких прогулок, а незаурядная внешность свидетельствовала о полном равнодушии к ней.

Высокая и сильная фигура Зигварта ясно указывала на его принадлежность к германской расе. На его загорелом энергичном лице выражалось непоколебимое сознание собственной силы. Он казался старше своих двадцати семи лет.

– Да, ты наделаешь довольно много глупостей, когда меня не будет с тобой, – сухо сказал он. – Что же касается моих спартанских наклонностей, то ты ведь знаешь, что они стали для меня необходимостью. Полученной премии мне хватало на год учебы в Италии, да еще мне удалось сэкономить небольшую сумму, чтобы на обратном пути провести недели две в Швейцарии. При таких скудных средствах нечего и думать о роскошных гостиницах в Интерлакене. Но ты, разумеется, можешь себе позволить подобное удовольствие!

– Я мог бы заплатить за нас обоих, – перебил его Адальберт. – Боже великий! На твоем челе снова собираются тучи! Как будто я оскорбил тебя, предложив на время стать моим гостем! Ведь в Берлине я не раз пользовался гостеприимством. Но как только я собираюсь ответить тебе взаимностью, ты становишься невыносимо грубым.

– Полно, Адальберт! Я очень рад, что ты приехал сюда, это прекрасный финал моего счастливого, незабываемого путешествия. А теперь надо снова приниматься за работу.

– В которую ты поспешишь окунуться с головой? Мне кажется, ты уже заранее радуешься ей. Ты такой же фанат в работе, как и мой отец. Его тоже приходится силой оттаскивать от письменного стола.

– С той лишь разницей, что мне так работать необходимо, а ему – нет.

– Со временем и ты достигнешь этого. Недаром же ты его лучший ученик, ведущий специалист в его строительной конторе.

– Если бы только он предоставлял мне побольше самостоятельности! Надо же, наконец, и мне стать на собственные ноги, а об этом твой отец и слышать не хочет.

– Тебе не следует сердиться на него за это! – смеясь, воскликнул Адальберт. – Он совсем не может обходиться без тебя и старается удержать тебя во что бы то ни стало.

– Но ведь надо же мне, наконец, испытать собственные крылья, создать что-то самостоятельное. В моих папках есть один проект, который я закончил незадолго до отъезда, он кое-что стоит и мог бы открыть мне широкую дорогу, но с чего начать? Художник посылает свою картину на выставку и как будто возвещает всему миру: «Вот что я в состоянии создать. Дайте мне возможность творить!» Но архитектор нуждается в заказах, а кто же доверит молодому, никому не известному человеку сооружение, стоящее больших денег? Тут требуются имя, репутация или в крайнем случае рекомендация. Твой отец мог бы дать ее, если бы захотел.

– Будь спокоен, он сделает это. Но в настоящее время он весь поглощен работой, он строит в Тиргартене новую виллу для коммерции советника фон Берндта и лично руководит строительством. Они ведь старые друзья.

– Это я знаю, но совершенно незнаком с планом. Ты писал мне, что Берндт приобрел себе участок на моей родине, совсем близко от Равенсберга. Что это ему вздумалось? Ведь это так далеко от Берлина!

Адальберт пожал плечами.

– Во-первых, это было коммерческим предприятием. Графенау шел с молотка, и Берндт надеялся извлечь из него доходы. Он приобрел имение почти за бесценок и хочет сделать из него свою летнюю дачу.

– Я знаю Графенау, это ближайшее соседнее имение, – сказал Герман. – Ты, кажется, был там в прошлом году?

– Да, Берндт приглашал нас. Мой отец хотел посмотреть замок, чтобы решить, как его перестроить. Это некрасивое старое здание, но папа думает, что из него можно кое-что сделать. Я провел в Графенау несколько великолепных недель. Там отличная охота, а кроме того, я нашел еще заколдованный замок со сказочной принцессой.

– Разумеется! Для тебя ведь любовные приключения – необходимость!

– Ну, на этот раз приключение было из самых невинных, так как вышеупомянутой особе было не более четырнадцати лет. Барон Гельфенштейн совершенно обанкротился со своим Графенау. Не будь у него капитанской пенсии, он вынужден был бы голодать вместе со своей маленькой внучкой. Но пенсии им едва хватает, чтобы прокормиться, и они живут в каком-то «Совином гнезде».

– В старом охотничьем домике? Да он ведь, наверное, совсем развалился?

– По крайней мере, у них над головой есть крыша, коммерции советник разрешил им оставаться в этом домике. Он пожалел старика, которому теперь нужен лишь клочок земли, где он мог бы спокойно умереть. Берндт оставил за стариком охотничий домик до самой его смерти. Я хотел поближе посмотреть на это «Совиное гнездо» и случайно познакомился с бароном и маленькой рыженькой Траудль.

– Маленькой рыженькой Траудль? Кто это?

– Да вышеупомянутая принцесса! Так ее называет дедушка. Это румяное, восхитительное существо, для которого я стал желанным товарищем по играм. Почти ежедневно я заходил туда, мы бегали взапуски, ссорились и мирились, как дети. Как видишь, тут ничего особенного не было.

– Я давно не был на родине, – сказал Герман, поднимаясь с земли. – Но пора и в путь. Возьми с собой проводника, а я пойду один, теперь я сам найду дорогу.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.