Наваждение

Галин Александр Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Наваждение (Галин Александр)

Наваждение — то, что по суеверным представлениям внушено злой силой с целью соблазна: обман чувств, призрак.

«Да это просто сон какой-то, наваждение, туман какой-то».

(И. Тургенев, «Холостяк»)

«Вот так важно! Сарай! Да и опять тута в третий раз. Молодец!

Не наваждение ли это дьявольское?»

(А. Островский, «Горячее сердце»)

Академический словарь русского языка, т. 2. М.: 1958. Трагикомедия в 2-х действиях

Действующие лица:

Зинаида.

Иван, ее сын.

Катя, его невеста.

Федор Петрович Беляков.

Елизавета, его жена.

Действие первое

Парк. В небе горит луна. Субботний вечер. На летней эстраде гремит вокально-инструментальный ансамбль. Четверо юношей сотрясают гитарами, путаясь в проводах. Призвано гудит электроорганола. На посыпанной песком танцплощадке яростно топчется поселковая молодежь.

Комната Зинаиды.

Зинаида стоит у открытого окна. Кажется, что за ним лес, но это не лес. Это парк. Там гремят гитары, и барабанщик оглашает дробью погруженный в вечерний покой пригородный поселок.

Входит Катя. Она в длинном концертном платье.

Зинаида. Здравствуй… Проходи, чего в дверях остановилась. Я не укушу… Присаживайся… (Пауза.) Давно тебя не видно было. Болела?

Катя. Здорова. Я от Вани письмо получила.

Зинаида. Когда?

Катя. Сегодня.

Зинаида. Мать знает, что ты ко мне пошла?

Катя, не отвечая, открывает конверт.

Чего она со мной здороваться перестала? Ты не знаешь?

Молчание.

Я сегодня шла в рейс, устала. Два раза ревизоры садились. В моем вагоне одна рожать начала. Я глаз не сомкнула от самой Москвы. А твоя мать…

Катя. Оставьте мою мать в покое…

Зинаида. Твоя мать в саду кусты подрезала. Я ей говорю: «Здравствуйте» и стою жду… Она даже не обернулась!

Катя. Жильца своего благодарите!

Зинаида. Какого жильца?

Катя невесело рассмеялась.

Чего ты смеешься?

Катя. Над вами уже все смеются!

Зинаида. Смех жизнь продлевает, пожалуйста — смейтесь! Пусть люди тешатся. Сегодня я им попалась — завтра еще кто-нибудь!..

Катя. Знаете, что меня возмущает?

Зинаида. Знаю, знаю…

Катя. Сколько он у вас живет… До сих пор нигде не работает… только пьет на ваши деньги! Чем плохо?.. Глядишь, и другие мужики тоже захотят…

Зинаида. Пожалуйста! Сейчас женщина хорошо получает — может себе позволить. Я тружусь, сама зарабатываю… Как хочу, так и трачу.

Молчание.

Ладно, Катя, поживешь с мое, может быть, тогда поймешь, зачем он мне нужен.

Катя. Зачем вы ходите, просите за него? Кто вы ему? У него жена есть! Что вы себя позорите? Зачем вы к отцу пошли? Он мне сегодня сказал, чтобы ноги моей у вас не было!

Зинаида. А-а!.. Проняло его… Я ему, Катя, сегодня все высказала… Он, будка чертова, мне указывать стал, как я жить должна! Слышишь! Мораль мне читать стал!.. Утюг!.. Пусть твоя мать ему скажет, кто с ней в родительском комитете был, когда вы с Ваней учились! Вместо того, чтобы помочь мне…

Катя (перебила). Работы везде хватает! Пусть он сам ищет!

Зинаида. Я хочу, чтобы место его стоило… Что в этом плохого?

Катя. Тетя Зина, вас же люди уважать перестали… Вы бы хоть не пили с ним…

Зинаида. Я?

Катя. Ну, не я же…

Зинаида(молча проследовала на кухню и вернулась с горстью прищепок). Вот тебе прищепки!

Катя. Спасибо…

Зинаида. Нет, ты уши-то прикрепи! Видишь, как ты их развесила, ветром сдует… Может, ты и Ване написала, что мать у него спилась?

Катя. Ничего я не писала…

Зинаида. И на том спасибо!

Катя. Хотите совет?

Зинаида. Давай.

Катя. Гоните его…

Зинаида. Я одна мыкалась с Ваней. Одна всю жизнь! И ведь никому не была нужна… Теперь у меня все советчики. Ты знаешь, как живет одинокая женщина? Не знаешь? Тогда молчи!.. Ваня ушел в армию, я все тут убиралась… Полы по три раза в день мыла. Помню, сяду… (Плачет.) Я цыганок везла, одна мне гадала… Сказала: добрая ты с людьми, для всех сердце открыто… Всю жизнь у них побираешься, счастья просишь, а они отвечают: нету! Птицы склевали!.. Осталось только одно счастье — зовут Федя! Бери его! Будут отрывать — не отдавай! (Неожиданно кричит.) И я его не отдам!

Катя. Тихо!..

Зинаида. Сегодня с Федей в кино пойдем! Фильм индийский про любовь!.. Вот… индийцы фильмы ставят… завидно, как так женщины любят… до смерти!.. И я, Катенька, хочу жить красиво!..

Катя. Не кричите, я не глухая!

Зинаида. На танцы к тебе придем… (Запевает.) «Я танцевать хочу!.. Я танцевать хочу-у-у!.. До самого утра!..»

В парке стихла музыка, и неожиданно громко прозвучало усиленное микрофоном властное бормотание: «Раз-раз-раз… Шурик, давай!..» Невидимый Шурик голосом, полным невысказанных чувств, стал подпевать оркестру.

(Смеется.) Ну и голос!.. Мрак и ужас! Парни, когда поют, под девок подлаживаются… Девки — под парней… Куда вы, клубные работники, смотрите?

Катя. Будете письмо слушать?

Невидимый Шурик неожиданно затянул на одной ноте.

Зинаида. Ну вот! Мычать начал!.. Что тебя, родной, покормить забыли? (Подходит к столу.) Нашли певца! Я и то бы лучше спела.

Катя. Спойте.

Зинаида. А знаешь, кто придумал название «Луна-парк»?

Катя. Не знаю.

Зинаида. Я!.. Парк разбили к майским дням. Ребята скамейки сделали, мы их покрасили… Я тогда танцы вела, не то что ты сейчас, без всякого микрофона. Луна стояла тогда точно такая же… лучше всякого освещения… Тогда у нас стали американские картины показывать, я одну посмотрела — там девушка пела в «Луна-парке», вылитая я!.. Честное слово, копия!.. Баянист наш, слепой Александр, начал играть тихую музыку… Песня была в исполнении Глеба Романова… (Поет.) «Сеньоры, прошу меня выслушать, хоть песня немного стоит…». Вышла, смотрю, народ стоит, и все одеты, как на праздник. Александр играет, а я кричу: «Дорогие, мы открыли наш Луна-парк»… И все зааплодировали. Видишь, слово само соскочило, а с тех пор и приклеилось…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.