Герои людоящеров (фрагмент)

Куганэ Маруяма

Серия: Overlord [4]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Герои людоящеров (фрагмент) (Куганэ Маруяма)

Пролог

— С возвращением, владыка Аинз.

Когда он через полмесяца вернулся в свою комнату, следующие слова Альбедо вытянули из него остатки сил.

— Хотите что-нибудь поесть? Хотите принять ванну? Или хотите… меня?

На мгновение Аинзу померещились, что у Альбедо за спиной порхают сердечки.

— Что ты делаешь?..

— Изображаю, что мы новобрачные, владыка Аинз. Я слышала, что это наилучший способ поприветствовать мужа, который поехал в командировку вместе с домашним животным. Ну как вам?

Он наконец понял, почему на этот раз его никто не встретил на поверхности Назарика. Аинз никогда не ходил на свидания, не говоря уже о женитьбе, потому почти ответил: «Не знаю», но сразу же проглотил эти слова. Гордость мужчины не позволила показать слабость. Да и на вопрос: «Ну как вам?» — как отвечать?

Хоть он и не отличался самонадеянностью… почему бы не воспользоваться беспроигрышным ответом?

— На редкость очаровательно, Альбедо.

— Замечательно! — улыбнулась она, показывая, насколько обрадовалась.

Атакованный её чарующей улыбкой Аинз медленно сел и приготовился перейти к делам.

Он ощутил, как по спине поползли мурашки. Наверное, из-за того что в золотых глазах Альбедо промелькнуло плотское желание. Если бы он шутя ответил: «Я тебя хочу», — она сразу же воспользовалась бы этим и накинулась на него, словно дикая кошка. Почему-то в мыслях появились слова «обратное изнасилование».

У него практически отсутствовало сексуальное желание, но оставшегося всё равно хватило, чтобы он отметил запах Альбедо. Аинзу стало любопытно, что же произойдет дальше, а ещё он подумал, что подобное никому не причинит вреда.

Прекрати, идиот.

Он пренебрег чувствами Альбедо не из-за сильного самоконтроля, а потому, что смиренно сказал себе: «Я же скелет». Перед тем как его переместило в этот мир, он в шутку изменил настройки персонажа Альбедо, и теперь она «безумно влюблена» в него. Аинзу казалось, что он пользуется её чувствами. Он не смог сделать ни единого шага ей навстречу.

Я ведь даже ту вещь потерял… А чисто платонические отношения не будут гладкими… Вот почему мне страшно заходить дальше, — думал Аинз, у которого никогда с девушками даже отношений не было.

К тому же с определённой точки зрения НИП, созданные его товарищами, были как их дети. Очень трудно опорочить столь важные вещи.

Как же я глуп. Я должен думать не об этом.

— Ах! — вдруг воскликнула Альбедо, из-за чего свет в глазницах Аинза стал ярче.

— Ч-что такое?! Альбедо? Что случилось?

— Полный провал. Ведь, по идее, новобрачная должна встречать мужа в фартуке на голое тело, а я об этом позабыла… — Альбедо, покраснев, взглянула на своё платье: — С вашего позволения я сейчас же переоденусь. — Посматривая на Аинза, она добавила застенчивым, но всё равно звонким голосом: — Перед владыкой Аинзом…

— Ах, да… эм, серьёзно… Ха-ха… Альбедо, перестань шутить, и давай начнём организационную встречу и обмен информацией.

— Слушаюсь.

Аинз заставил себя отодвинуть подальше все мысли о непостижимых усилиях опечаленной — почему-то — Альбедо и опустился в кресло. Затем бросил три кожаных мешка на стол перед смотрительницей Стражей, что снова превратилась в блестящего секретаря, и сказал:

— Прежде всего, возьми эти деньги, полученные в Э-Рантэле, и используй их для различных экспериментов.

Все три сумки были разного размера, самая большая раздулась настолько, что стояла. Внутри находились золотые, серебряные и медные монеты, которые Аинз заработал как искатель приключений.

— Как прикажете, эти деньги будут использоваться для защитных систем Назарика, а также для экспериментов с системами вызова миньонов.

— Отлично. Кроме того, удостоверься, можно ли их использовать для создания магических свитков и других предметов.

Золото, заработанное в игре Иггдрасиль, можно было потратить не только на покупку предметов. Оно использовалось для многого: для покрытия административных расходов на оборонные системы гильдии и расходов на автоматический вызов слуг тридцатого и больше уровня, в качестве проводника для запуска определённых заклинаний, как плата за производство предметов и даже как плата за возрождение умерших НИП.

Уже подтвердилось, что с использованием золотых монет Иггдрасиля проблем в этом мире нет. Однако ещё нужно было узнать, можно ли покрыть расходы деньгами из этого мира, в особенности можно ли использовать серебряные и медные монеты, поскольку в Иггдрасиле были лишь золотые.

Без преувеличений, эти эксперименты повлияют на судьбу Назарика. Если деньги, заработанные в этом мире, можно использовать так же, как и в Иггдрасиле, то это затронет будущую операционную политику, в частности в отношении важности монет. В зависимости от положения дел приоритет получения монет мог возрасти. С другой стороны, если деньги этого мира нельзя использовать, то деньги в Сокровищнице станут последним «спасательным кругом» и бессмысленные траты придётся обуздать.

— Теперь о Клементине… — сказав имя женщины, труп которой пропал, Аинз скорчил на лице гримасу отвращения.

Из-за ошибки Аинза эта женщина, узнавшая много драгоценной информации, наверное была возрождена. Тревожное чувство, что она, вероятно, распространила полученную информацию, медленно накапливалось. Врагов намечалось много, однако информация о них была скудной. А вот информация со стороны Назарика уже утекла.

Было бы хорошо, если б её получили старые члены гильдии, но… столь крупная удача просто не может улыбнуться. В будущем следует действовать осторожнее. Но всё же что делать с личностью «Момон»?

«Момона», наверное, станут подозревать, но отказ от этой личности на полпути к пику славы — напрасная трата времени и сил. То, что Аинз и Момон одно лицо, пока никто не должен был знать.

Не остаётся иного выхода, кроме как адаптироваться к грядущим переменам.

Не в состоянии найти ответ, Аинз пока отложил это в сторону и прекратил тщетные размышления.

— Прикажи Актёру Пандоры кинуть один из мечей этой женщины в шредер Сокровищницы, чтобы посмотреть, что случится.

— Шредер? — спросила Альбедо, напомнив тем самым Аинзу о настоящем названии машины.

— Ящик обмена. Он позволяет людям, обладающим навыками торговца, оценивать предметы высокого уровня. Прикажи Актёру Пандоры воспользоваться внешностью Неарани-сана, чтобы применить его особую способность, — глядя на кивнувшую Альбедо, Аинз положил на стол пергамент. — Есть ещё одно дело. Это карта мира, купленная в Э-Рантэле.

— Это… карта? — смотрительница Стражей медленно нахмурила брови, это произошло по довольно простой причине: карта была нарисована слишком грубо.

— Я понимаю твоё недовольство. Это только карта окрестностей, она показывает лишь часть мира. Более того, единицы измерения не согласуются, и многие ориентиры оставлены без надписей.

На карте не было показано многое из того, о чём Аинз услышал от президента Магической ассоциации Э-Рантэла, например расположение племён кентавров на пастбищах, гнёзд людоскорпионов в пустыне, страны гномов в горах и так далее. В целом, карта была полезна только для человека.

Достоверность карты была сомнительной, но лучшие карты стоили дороже и требовали больше времени на составление. Ничего качественнее в продаже не было. Так сказал президент гильдии магов, Тео Рейкшир, который очень подружился с Аинзом, так что это должно было быть правдой. По отношению президента было видно, что получение карты даже такого качества далось ему нелегко.

— Я поняла. Тогда я сделаю копии и раздам каждому Стражу этажа.

— Замечательно. Но прежде давай я объясню, — Аинз указал пальцем на среднюю часть, где район был выписан в мельчайших подробностях. — Это Э-Рантэл. А тут Великий Склеп Назарика, — палец передвинулся на северо-восток, к невероятно огромному лесу в окрестностях Назарика, и ещё дальше к, похоже, неровной местности. — Здесь гряда Азерлисских гор — граница между Королевством Рэ-Естиз и Империей Багарут. Начиная с южной оконечности гряды и вокруг неё — эта большая область — лес Тоб. И между южным концом гряды и лесом Тоб пролегает речка, впадающая в большое озеро, — Аинз указал на южную сторону озера. — Это великие болота, место проживания людоящеров.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.