Мнемоника. (Правда и вымыслы)

Степанов Олег

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мнемоника. (Правда и вымыслы) (Степанов Олег)

Олег Степанов

Мнемоника. (Правда и вымыслы)

В основе книги лежит моя статья написанная в 1991 году и в 1993 году напечатанная в журнале "Интеллектуальные игры" в котором я тогда был одним из редакторов. В 1996 я добавил кое-что о Мемориаде. А в 1997 дописал еще и 13-ю главу. Но менять тело как-то не захотелось. Извините за некоторые несоответствия.

Глава 1. Наша память

Когда произносится фраза "интеллектуальные игры", то сразу возникает образ двух людей, сидящих друг напротив друга за столом, обхвативших головы руками и, время от времени двигающих фигурки на доске. Очень редко представляются два соперника, пишущие что-то по очереди на листочке бумаги или играющие в карты. И, уже за самым редким исключением, представляются чистые игры с самим мозгом, о существовании которых многие даже и не знают. Отдавая своего ребенка в секцию шахмат, мамаши говорят ему: "играй, разовьешь память". Или дают своему вундеркинду кубик Рубика и ждут, когда он улучшит этим пространственное воображение. Я, конечно, не утверждаю, что все это совершенно не действует, но не проще ли сначала развить память, чтобы потом было легче играть в шахматы?

То, чем я занимаюсь всю жизнь — методы развития памяти, скорости соображения, внимательности и т. д., я называю "чистыми интеллектуальными играми". Они ничуть не проще шахмат. Здесь есть свои соревнования, свои рекордсмены и чемпионы. Тут присутствуют все атрибуты других интеллектуальных игр, только они менее известны. А жаль. Я постараюсь открыть перед вами этот мир и думаю, он вас не разочарует.

Кто из вас, дорогие читатели, больше других сможет запомнить слов (и, конечно, же быстрее других)? Конкретно такого вида спорта нет, это просто общее название интеллектуального развлечения, однако, в этой области есть свои чемпионы, о которых люди вспоминают очень долго. Когда-то это было популярно, — запоминать много. В древнем Риме ораторы часами произносили по памяти речи, сочинённые заранее. В средние века были люди, знавшие наизусть Библию, — помните Жюльена Сореля из стендалевского "Красное и черное"? А ведь у этого героя был прототип, который так подействовал на автора, что тот описал его в своем произведении. А вы читали о некоем Ш., пациенте будущего академика А.Лурии? Шерешевский имел проблему с памятью — он "не умел забывать". Его память не имела ограничений по объему — только по скорости. На каждое слово он тратил примерно по 2–3 секунды, но если ему давали это время, то он уже никогда не забывал узнанное. Вот такие рекордсмены в этом виде спорта.

А что же простые люди? Как вы думаете, сколько слов вы можете запомнить с одного прочтения? Сто? Пятьдесят? Тридцать? Увы, нет. К сожалению, нормальный человек запоминает в среднем около семи слов. Кто-то запоминает шесть, кто-то восемь, но цифра семь такая красивая, что многие психологи, даже те, кто по роду своей деятельности должен знать как псевдознания затуманивают наши мозги, утверждают, что это магическое число равно семи. Уж очень хочется так считать. Примерно столько же запоминается слогов, нот, букв и цифр. Так устроена наша память. Проверьте данное утверждение на себе. Если кто-либо из вас сможет запомнить за одно прочтение 20 слов, то это мой клиент. А так, в основном, около шести — восьми.

Но это число относится только к кратковременной, или, как ее еще называют, мгновенной памяти. Если бы за всю нашу жизнь мы могли запомнить только семь слов — видимо, самолеты не летали бы над нашими головами, а корабли бы не плавали по морям. Короче, прогресса нам бы не видать. Но не все так плохо, ведь у нас есть еще и долговременная, медленная память. Хотя она и называется медленной, но она бывает очень медленной и не очень. Если подходить к делу с умом, то с помощью своей медленной памяти вы можете обогнать какого-нибудь тугодума с его быстрой. Именно ее, медленную, и совершенствуют на различных курсах, обещающих сделать из простого человека гения (вот в это я верю с трудом).

Я бывал в "житницах Эйнштейнов" с целью сравнить свои возможности с возможностями выпускников. К сожалению, я пока еще не видел никого, кто мог бы за месяц — два научиться запоминать больше меня и быстрее. Думаю, на это требуется совершенно иной промежуток времени.

Давайте немного поговорим о том, как именно мы запоминаем. В детстве, для того чтобы запомнить стишок, ваша мама повторяла вам его несколько раз. И все. И может быть вы даже помните, какие огромные произведения вы запоминали таким образом. А попробуйте запомнить так же сейчас. Кое у кого не получится. В чем дело? Все очень просто. В детстве и в зрелости у человека преобладают различные типы памяти. Сначала механическая, а позже логическая. Когда вы были маленьким, то "запоминали просто потому, что запоминали", а повзрослев и набравшись опыта, вы начинаете запоминать, основываясь на связи с уже известным вам материалом. В детстве мы можем запомнить все, а повзрослев, только то, что входит в круг сформировавшихся интересов. Если это вас не покоробит, можно даже сказать, что взрослый музыкант запоминает цифры с помощью нот, а математик запоминает музыку с помощью цифр. Представьте, что у нас в мозгу есть два сосуда. Один сосуд это кувшин, а другой — огромная цистерна. Кувшин помнит потому, что помнит. К четырем годам он заполняется наполовину, и за оставшуюся жизнь можно запомнить ровно столько же, сколько до четырех. Но рядом стоит цистерна логической памяти, в которой к этому времени наберется менее капли. Так научитесь использовать ее. Научитесь запоминать по-взрослому, и я постараюсь помочь вам в этом.

Глава 2. Симонид с острова Кеосс

Для начала послушайте притчу. Не известно, правда это или нет, но история так красива, что даже если этого и не было на самом деле, ее стоило бы придумать.

Давным давно, в Греции, на острове Кеосс (или Хеосс), жил-был поэт Симонид (556–468 гг. до н. э.). Самое известное из его произведений описывало несколько типов женщин, которые сравнивались со всевозможными живыми существами, наиболее безобидное из которых было пчелой, жалящей своего кормильца. Но прославился Симонид не этим. Он был учителем риторики, то есть обучал людей искусству красноречия. Однажды, известный Фессалийский богач Скопа (в некоторых версиях это победитель боксерского матча) заказал ему оду в свою честь, договорившись заплатить определенную сумму. У Симонида к тому времени уже был написан стих о братьях близнецах Касторе и Поллуксе, за который ему не заплатил предыдущий заказчик, и, дабы сэкономить творческий потенциал, он добавил в конце всего несколько строк, которые объясняли, что данное произведение прославляет все-таки Скопу.

Когда ода была прочитана на пирушке, то богача обуяла жадность, и он решил уменьшить гонорар вполовину, предложив Симониду получить остальное с божественных братьев. На той же самой вечеринке уже порядком набравшиеся гости решили подшутить над пиитом. Ему сказали, что двое юношей ждут его снаружи и хотят заплатить за какую-то старую работу. Совершенно захмелевший Симонид, не поняв шутки, вышел наружу и стал их искать.

Естественно, что он ни кого там не нашел, и все бы забыли об этом мелком инциденте через час, но как раз в это время случилось землетрясение, которое завалило дом богача и всех пировавших в нем. Когда людей наконец раскопали, то по останкам трудно было определить, кому они принадлежат. Спросили Симонида, и он довольно легко вспомнил, кто где сидел и что делал, когда он выходил на улицу. По месторасположению определили всех. Так родственники нашли тела своих близких, а греки — метод для запоминания большого количества материала. Теперь они стали мысленно располагать нужные для запоминания предметы в известных им комнатах, а потом, по мере надобности, так же мысленно доставать их оттуда. Это искусство назвали мнемоника от греческого слова "мнеме" (память).

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.