Сломя голову

Секстон Мари

Серия: Кода [0]
Жанр: Слеш  Любовные романы    2011 год   Автор: Секстон Мари   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сломя голову (Секстон Мари)

Сломя голову

Автор перевода: Cloudberry

Перевод группы: http://vk.com/loveinbooks

Все началось из-за розового конверта с именем Джареда.

Был вечер пятницы. Мы только что поужинали, и я с холодным пивом устроился на диване, а Джаред сел рядом и, положив на подлокотник стопку тетрадок, принялся проставлять оценки. К нам подбежал наш пес, которого мы полгода назад взяли из приюта в Боулдере, и положил голову мне на колени. Он был настоящим дворнягой, с умоляющими глазами и всеми чертами гончей, и Джаред настоял на том, чтобы назвать его Скуби.

Я потянулся за пультом, чтобы переключить канал, и в этот момент заметил конверт.

– Что это? – спросил я, забирая его с журнального столика.

– А на что похоже? – отозвался Джаред, даже не подняв на меня глаз.

Конверт был уже открыт, и я вытащил оттуда открытку. На ней было большущее красное сердце, а поперек него – украшенная завитушками надпись «Будь моим Валентином».

– Сегодня День Святого Валентина? – спросил я.

Джаред с веселым удивлением взглянул на меня.

– Завтра. Ты разве не знаешь?

– Нет. Кто бы мог подумать, что ты знаешь.

Он пожал плечами.

– Я работаю в школе. Поверь, такие праздники девочки-подростки не пропускают.

Я снова посмотрел на открытку. Заглядывать внутрь я не стал – отчасти чтобы не показаться чересчур любопытным, но еще больше из-за нежелания узнавать, что там написано. Я боялся, что иначе разозлюсь еще больше.

– И кто подарил тебе валентинку? – спросил я, стараясь подавить ужасное чувство, закипевшее во мне при мысли, что его хочет кто-то еще.

– Одна моя ученица.

Ученица? – повторил я с куда большим гневом, чем то было оправданно.

– В чем дело, Мэтт? – поддел меня он. – Ревнуешь к семнадцатилетней девочке?

– Нет! – отрезал я. Но мы оба знали, что я соврал.

– В этом нет ничего такого, – сказал он и вернулся к своим тетрадкам.

Я знал, что он прав. Школьница да еще слишком юная – и вдобавок ко всему женщина – не представляла для меня абсолютно никакой реальной угрозы. Однако, когда дело касалось Джареда, я терял способность рассуждать здраво. Меня злил сам факт, что кто-то чужой подарил ему валентинку.

– Я считаю, что ты не должен поощрять подобное поведение, – заявил я.

Обычно Джаред находил мою ревность забавной, но во взгляде, которым он наградил меня сейчас, было в основном раздражение.

– Знаешь, иногда приятно почувствовать, что тебя ценят, – ответил он резко.

И что мне полагалось на это ответить? Неужели он думал, будто я не ценю его? Если так, то он ошибался, но возражать было бессмысленно. Что бы я ни сказал сейчас, мои слова прозвучат неискренне, как оправдание.

Остаток вечера, пока он занимался оценками, прошел в почти полном молчании. Я никак не мог понять, сердится ли он еще или уже нет, но спросить прямо боялся. Не хотел нарываться на ссору. Я узнал ответ на свой вопрос, только когда мы легли в постель. Я потянулся к нему, а он без единого слова повернулся ко мне спиной, и я остался лежать на своей половине, гадая, что теперь делать.

Прошло три года с тех пор, как мы познакомились. Два с половиной из них мы были любовниками, а год назад я подарил ему кольца. После того, как мы с Джаредом открылись моим родителям, наши отношения вошли в спокойную колею. Мы были неизменно счастливы вместе, но то был сдержанный, удобный тип счастья. Теперь я забеспокоился, что с нами произошло то же, что и со многими другими парами. Что мы стали принимать друг друга как должное. Говоря за себя, я мог честно сказать, что люблю его не меньше, чем раньше – а может, и больше, – но я был не особенно эмоциональным парнем. Возможно, мне стоило активнее проявлять свои чувства.

Я спал урывками и проснулся в 4:15 от сигнала будильника. Пора было собираться на смену с пяти до двух. Джаред еще спал, как обычно раскинувшись на животе по центру кровати. Я отвел его кудри в сторону, чтобы поцеловать в шею, потом скользнул ладонью вниз по спине и услышал, как его дыхание изменилось.

– Скажи, что ты больше не сердишься, – попросил я.

Он вздохнул и сонно ответил:

– Не сержусь.

– Правда?

– Честное слово.

– Прости, что я такой ревнивый засранец.

– Ты прощен, – проговорил он. – А теперь иди. Я хочу спать.

– Увидимся в два.

Я начал вставать, а он пробормотал в подушку:

– Вообще-то не увидимся. Ученический совет втянул меня в подготовку зала к сегодняшним танцам в честь праздника.

– Соболезную.

– Наоборот, я был просто счастлив выйти из роли наставника. – Он откатился от меня и, накрывшись с головой, проговорил из-под одеяла: – Я буду дома к пяти. Надеюсь.

– Хорошо, – сказал я. – Но ты точно больше не сердишься?

– Мэтт, сейчас четыре часа утра. У нас все нормально, ясно? А теперь уматывай.

И я умотал.

Он сказал, что больше не сердится, и я поверил ему. И тем не менее его вчерашние слова весь день не шли у меня из головы. Иногда приятно почувствовать, что тебя ценят. Вывод напрашивался один. Джаред думал, будто я не ценю его. И я занервничал.

После работы – как будто собственных тревог мне было мало – я зашел в раздевалку и увидел там Гранта Джеймсона, который в теории должен был готовиться заступить на смену, а в реальности сидел, держась за голову, на деревянной скамейке.

Я не был большим поклонником Гранта. После того, как мы обошли его в велосипедной гонке, его поведение стало заметно терпимей – он перестал называть Джареда бабой и отпускать язвительные комментарии о моей ориентации, – и тем не менее мы оба понимали, что лучшими друзьями нам никогда не стать.

– Грант, ты чего? – спросил я не столько из беспокойства, сколько из вежливости, и приготовился к любому из обычных ответов: что он устал, или приболел, или мучается похмельем.

– Меня бросила Конни.

Такого я от него не ожидал. Мы с Грантом, хоть и не дружили, но плотно контактировали на работе, и я был достаточно наслышан о проблемах у него в браке. Но я не знал, что все до такой степени плохо.

– Что случилось? – спросил я.

Он с горечью рассмеялся.

– Она сказала, что я принимаю ее как должное. Что я больше не ценю ее.

Мне следовало как-то отреагировать. Посочувствовать или предложить после смены купить ему пива. Но единственным, о чем я мог думать, были слова, которые преследовали меня весь день. Все это походило на знак свыше. Я был обязан что-то сделать для Джареда. Нечто такое, чтобы он узнал, что я чувствую. В конце концов, сегодня был День влюбленных. Чем не повод попробовать показать ему, насколько сильно я люблю его?

После работы я без единой идеи в голове зашел в магазин. Далеко углубляться мне не пришлось: хозяева сделали доброе дело и выставили все свое праздничное барахло на одном прилавке, перед которым, пытаясь что-то урвать, стояла толпа мужчин. Шоколадные наборы стремительно расходились – при том, что было всего два часа дня. Сколько из этих мужчин не знало, что сегодня за день? А сколько еще было в неведении, какая кара их ждет, когда они заявятся домой с пустыми руками? Я представил, что будет твориться в магазине после пяти – драки за последние букеты и так далее – и чуть было не засмеялся вслух. Прямо-таки заголовок для новостей: «Битва за розы. Отчаявшиеся мужчины пытаются доказать свою любовь».

В общем, варианты подарков были такие: открытки, цветы, плюшевые игрушки и коробки шоколада в форме сердца. Я представил, как вручаю что-либо из этого Джареду, и почувствовал, что заливаюсь краской. Он улыбнется, конечно, – он всегда улыбался, – но я прямо-таки увидел, как в глазах у него начинает плескаться веселье, и он изо всех сил сдерживается, чтобы не расхохотаться. Какому мужчине захочется получить в подарок дешевую шоколадку и розового плюшевого медведя? Ему бы упаковку пива и билеты на игру. Но не это псевдоромантическое дерьмо.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.