Война Львов[СИ]

Сапожников Борис Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Война Львов[СИ] (Сапожников Борис)

Сапожников Борис Владимирович

Война Львов

Bellum omnium contra omnes.

(Т. Гоббс)

Пролог

Не так давно на гербе королевства Страндар красовались два льва рампан — белый и золотой, — однако мир и спокойствие под сенью этих хищников страна жила долго, но не вечно. Около пятидесяти лет назад Уильям Нагль сместил с трона своего кузена Георга V Фолкса, умершего через несколько лет при невыясненный обстоятельствах, объявив себя королём Уильямом III Наглем и взяв себе гербом вздыбленного белого льва. Впрочем, править спокойно ему было не дано, измученный внутренними усобицами, баронскими мятежами и страшной болезнью — проказой; он через пятнадцать лет передал корону своему сыну — Уильяму, ставшему после вступления на престол — Уильямом IV. Уильям IV был молод, талантлив и невероятно удачлив, он сумел сладить с мятежными баронами и гордыми графами, усмирил полудиких горцев севера страны, разгромил адрандцев в нескольких битвах, хотя на стороне последних было преимущество в живой силе и технологии — они активно, но достаточно бестолково применяли мушкеты. Итогом войны за проливом Апонтайн стало то, что король Страндара фактически становился адрандским королём. Лишь одного сделать он не смог, точнее не успел — вырастить достойного наследника.

Его сын Уильям V был коронован в полугодовалом возрасте. Тотчас же был созван Регентский совет, возглавляемый герцогом Визским, правой рукой которого стал герцог Итаи (частенько заменявший его из-за того, что Визу являлся ещё и вице-королём Адранды).

А тем временем за Апонтайном назревали крайне неприятные для Страндара события. Дофин Эжен объявил о независимости Адранды, нарёк себя королём Эженом X и возобновил войну. На его стороне выступало не только обиженное новой островной властью по большей части безземельное дворянство, но почти весь народ. Воплощением их чаяний стала Анна из Лиажа — простая девушка, дочь ткача, которой по легенде явился святой Габриэль и призвал её спасти Адранду. Она отличалась отвагой и сама, надев доспех, ходила в бой и одной из первых взбиралась на стены осаждённых городов, а также была беспощадна к тем, кого считала предателями народа. Прибыв в Толь, где находилась резиденция тогда ещё дофина, она убедила его объявить себя королём, дабы у страны появился правитель и народ поднялся против поработителей под знаменем короля-адрандца. Военоначальники страндарцев Ольгот и Фалстоф потерпели сокрушительные поражения ведомыми Анной войсками, первый попал в плен, второй — позорно бежал на родину и стал там объектом насмешек и издевательств. Не спасло страндарцев даже то, что вскоре после этого в результате предательства, сама Анна была захвачена, предана суду и сожжена, как еретичка и ведьма. Всего через полгода после этого могущественный герцог Фиарийский объявил себя вассалом Эжена X и выставил свои отлично обученные и вооружённые войска против основательно потрёпанных страндарцев.

В том же году умер герцог Визу и регентом Страндара стал Александр Руанский. Как только Уильям V стал достаточно взрослым, его женили на Елизавете — дальней родственнице Эжена X, в приданое отдав последние владения Страндара на материке. Король Уильям рос юношей набожным и практически безвольным, им как хотели крутили окружающие его придворные, за глаза редко именуя не иначе как "пустым местом" или "куклой на троне". В тихой войне, ведомой вокруг трона, победу одержала партия мира с Адрандой во главе с графом Скрианом, поддержанная влиятельным епископом Престонским, позднее кардиналом Страндарским, — Брефордом. Скриан, объединив усилия с королевой Елизаветой, вёл активную политику, подминая под себя всё и всех и вскоре умудрился настроить против себя как дворянство, так и измученный непомерными налогами народ. От изгнания его не спасла ни любовь короля, ни поддержка кардинала, ни даже связь с королевой. На материке граф Скриан был убит и никто не пришёл на его могилу. Однако изгнание и смерть гордого графа не принесла облегчения многострадальному народу Страндара, ибо преемник Скриана — граф Аредин, позднее добившийся пожалования себе герцогского титула, оказался ничем не лучше. Поборы росли, а с ними и недовольство простых людей и мелкоземельного дворянства.

Этим и решил воспользоваться решительный и мудрый политик — Александр Руанский, высланный вице-королём на мятежный север и лишённый титула регента. Он решил, что достаточно наводил порядок в отдельных графствах и пора навести его во всём королевстве. Золотой лев вновь стремился к власти.

Глава 1

День приезда в наш родовой замок Тор-Фарроу герцога Руана мне не забыть никогда. Я много слышал о благородном и отважном воспитаннике отце Александре герцоге Руанском, по праву носившим прозвище "Золотой лев" — и не только из-за фамильного герба. Алекс воевал под знамёнами отца за Апонтайном, громил адрандцев и фиарцев, водил в бой мейсенских, билефелецких и виистских наёмников. Недолго он был фактическим правителем Страндара, но его властолюбие и нетерпимость к королевскому фавориту графу Скриану привели к тому, что он был выслан из Престона якобы для наведения порядка на мятежном севере. И он его навёл, и даже более, — сумел заработать уважение и горцев-берландеров, и их предков — буйных и разгульных эрландеров. Сейчас, почуяв, что власть слабеет, Алекс рискнул тайно покинуть север и двинулся по стране, подбивая верные золотому льву рода к открытому мятежу. Первым к кому он приехал был мой отец.

Небольшая кавалькада всадников в простых доспехах и серых плащах въезжала в ворота замка. Я в то утро стоял на башне вместе с Джеком — стражем, дежурившим там.

— Кто это? — спросил я стража. — Я не знал, что отец ждёт гостей.

— И никто в замке не знал, — пожал под кольчугой плечам Джек. — Ступай, погляди кто там. Вижу, тебе не терпится.

Мне не нужно было разрешение старого вояки, учившего меня фехтованию, конному бою и премудростям караульной службы, однако его благословения я только и ждал. Джек в то время был едва ли не кумиром для меня — четырнадцатилетнего мальчишки. Я бегом промчался по лестницам, чуть не сбив с ног Нану — служанку, отвечавшую в замке за постельное бельё, она командовала несколькими молоденькими девушками, на которых я уже начинал всерьёз засматриваться, несшими тюки с этим самым бельём. На бегу я умудрился улыбнуться и помахать рукой девушкам, заработав гневный взгляд Наны. Перед выходом во внутренний двор Тор-Фарроу я остановился, одёрнув одежду и наскоро пригладив всклокоченные волосы, и услышал весёлый смех за спиной. Обернувшись, увидел старшего братца Кристиана.

— Братишка, ты начал учиться на своих ошибках, — отсмеявшись сказал он. — Молодец.

— Угу, — буркнул я, — после прошлой отповеди отца, когда он пригрозил мне поркой…

— Вы что тут встали?! — окрикнул нас Майлз — самый старший из нас, спустившийся как раз по лестнице. — Отца испугались?

— Ничего подобного, — горячо возразил ему я. — Просто ждём тебя, чтобы всем вместе выйти.

Так мы и сделали. Во дворе мы увидели отца крепко обнимающего высокого человека, предводительствовавшего людьми в серых плащах. Узнать его не представлялось возможным — лицо его полностью скрывала могучая спина отца. Остальные серые также спешились и стояли вокруг них. Разжав, наконец, могучие объятья, отец выпустил предводителя и повернулся к нам.

— Мои дети, — представил он нас гостю, — Майлз, Кристиан и Эрик.

— Золотой лев, — тихонько произнёс Кристиан. — Вот это да.

— Эй, парни! — крикнул нам отец. — Чего встали в дверях? Идите сюда.

Мы подошли и я наконец рассмотрел нашего гостя. Это был высокий человек средних лет, не могучего, как отец, но отнюдь и не хилого телосложения, по всему было видно, что он привык к доспеху, а движения выдавали в нём бывалого воина.

— Славные ребята, — кивнул он нам, — у меня такие же подрастают.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.