Эвтаназия, или Последний парад

Афанасьев Игорь Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эвтаназия, или Последний парад (Афанасьев Игорь)

Зимняя Одесса напоминала серую кошку под проливным дождём…

Промозглый февральский ветер хлопнул массивной дверью старой гостиницы. Двое лощёных евроидов в длинных пальто бизнес-класса прошествовали к стойке администратора, где некто невразумительный в потёртой кожанке клянчил «место под солнцем».

— Но вы понимаете, что я провёл двадцать часов в дороге? Неужели так трудно поселить меня сейчас? Я устал, я спать хочу!

— Мужчина, — невозмутимо перекладывала бумажки с места на место молодая, но уже строгая барышня с шикарными признаками женского пола, — я вам русским языком повторяю: — Щас мы сменимся — и вас положат! Пересменка!

— Алекс Гурин и Майкл Риесма, — положил два голландских паспорта на стойку Алекс и добавил, — у нас зарезервирован «люкс».

— Заполните бланки, плиз, — протянула бумажки Алексу девушка и вся, как бы взбодрилась, все её формы напряглись в ожидании иностранного вмешательства.

Оно последовало незамедлительно.

Алекс протянул барышне десять «евро» и ласковым голосом пропел:

— Заполни сама, солнышко! Я и в школе писал с оши — п - ками, а теперь своё имя по-русски не напишу. Отвык…

— Привыкайте, — стрельнула глазками администратор, — мы ж к вашему английскому приспосабливаемся!

Она открыла паспорта приезжих и стала выписывать оттуда необходимую информацию.

— Я вам дам за это урок английского, — хитро прищурился Алекс, — новая система: — «Ленгвидж он зе пиллоу!»

— Это, как? — напряглась в надежде барышня. — Вы на что намекаете?

— Я не намекаю, я настаиваю! — облизнул глазами выступающие прелести барышни Алекс, — Как у вас кормят в ресторане, вкусно?

— В Париже вкуснее, — незамысловато обозначила правила игры барышня.

— Вы часто бываете в Париже? — игриво вскинул брови Алекс.

— О, — вмешался в разговор Майкл, — у фас замешательний укус, тефушка! Я тоше люблю Парис! Мы можим тута ехать на уик-энд!

— Шо туда ездить? — шевельнула могучим бюстом красавица-одесситка. — Кафе за углом!

Кожаный страдалец возмущенно запыхтел и придвинулся к стойке.

— Девушка, — просипел он, — так вы дадите мне номер?

— Мужчина, — потемнела глазами дива, — номера дают у цирке! Вы что, не видите, я же занятая!? Дам людям, потом дам и вам!

— Так я же был раньше! — возопил несчастный, взывая к справедливости.

— А ещё раньше — был Адам! — поправил мужику завернувшийся воротник курточки Алекс. — У нас резервейшен!

Под тяжестью иностранного слова мужик обмяк и отошёл в сторону.

Барышня сняла трубку и вызывала подмогу: — Галина Степановна! Сто пятый готов? Забирайте!

Она протянула иностранцам паспорта и игриво сообщила: — Вода будет в восемь.

— Ф каком смысле «путет ф осем»? — повернулся к Алексу Майкл. — Пошему в путущем фремени?

— А у нас всё — в будущем времени! — рассмеялась красавица. — Вы ж в Одессу приехали! Это ж, вам же ж, не Париж!

— Идём, идём, — потянул партнёра за рукав Алекс, — в восемь дадут, в восемь тридцать выключат!

Они двинулись по длинному коридору вдоль высоченных дверей, номерки на которых были замазаны той же белой краской, что и выкрашены двери.

— Почему в такой красивой гостинице — запах конюшни? — недоумённо втягивал воздух ноздрями Майкл. — И что она сказала про воду в будущем времени?

Алекс разглядел нужный номер и отворил двери.

Посреди огромного номера стояла пожилая горничная со шваброй в руках.

— Ой, какие красивые хлопчики! Вам кровати сдвинуть? — заботливо поинтересовалась она.

— Мы что, похожи на «голубых»? — поставил вопрос ребром Алекс.

— Ша, ша! — забеспокоилась горничная. — Я ничего про вас не сказала! Голубые, оранжевые, лишь бы в кармане были зелёные! Просто рядом спать теплее!

— А что, иначе теплее в Одессе не делают? — осмотрелся вокруг Алекс.

— В Одессе делают усё иначе, хлопчики! — мгновенно отреагировала одесситка. — Заказать вам грелку?

— О, мамочка, — передёрнулся от холода Алекс, — несите две! А то у меня уже насморк!

— А шо их носить — сами придут! — двинулась к выходу горничная, — Вам так шоб в теле, или как вобла, без икры?

— Мамаша, вы про что? — врубился Алекс. — Вы про девочек?

— Так вы ж сами сказали что вы — не «голубые»! — искренне возмутилась горничная. — Потом будете меня гонять туда-сюда за водкой и барышнями! Закажите на вечер всё сразу.

— Вау, — всплеснул руками Майкл, — какой сервис!

— А, — махнула рукой горничная, — с вами всё ясно! Порожняк! Я вам сейчас одеяла верблюжьи принесу.

Алекс отворил двери туалета и возопил: — Боже, что за вонь?

— А шо вас это беспокоит? — ласково улыбнулась горничная. — Вы же только что сами сказали, что у вас насморк! Так вам одеяла нести?

— И чай тоже! — протянул бумажку горничной Алекс. — Много чаю! Море чаю!

— Так шоб и помыться? — догадалась горничная и поспешила выполнять обещанное.

— Алекс, — улёгся на кровать в пальто Майкл, — куда ты меня привёз?

— В Одессу, — расправил плечи Алекс и проникновенно запел: — «Одесса — мой город родной…»

* * *

По одесским улицам гулял шестиметровый лимузин.

Майкл угрюмо посматривал за окно, и никак не разделял восторгов Алекса по поводу увиденного.

— Посмотри, оперный театр! — зазывал приятеля на экскурсию Алекс. — Лучше чем Большой!

— Алекс, — простонал Майкл, — твоя ностальгия доведёт меня до инсульта! Чем хуже Амстердам?

— Сравнил, — обиженно буркнул Алекс, — ты же там не родился!

— Именно там и родился Майкл Риесма! — многозначительно поднял палец Майкл. — Именно там мне пришла в голову идея нашего бизнеса!

— Врёшь, Мишка — ехидно улыбнулся Алекс, — ты ещё в Виннице у бомжей квартиры отнимал.

— Тихо, тихо! — прошипел Майкл. — Какая Винница? Я чистокровный голландец! У меня настоящая королевская родословная!

— Только хвост бубликом, — хохотнул Алекс.

Лимузин подкатил к ресторану «Дежавю Ле Мер» и промёрзшие «голландцы» окунулись в советское прошлое. Сочные пионерки с красными галстуками на груди четвёртого размера и юбками стартовой длины захлопотали вокруг иноземцев.

В это же время в ресторане появился важный господин в гражданском костюме, но с выправкой морского офицера.

Алекс шепнул несколько слов на ухо официанточке, при этом нежно погладив её пальчиком по ручке. Пионерка стремительно рванула к важному господину и указала ему правильный курс.

— Рад вас видеть, Пётр Иванович, — встал и протянул руку Алекс. — Мой партнёр, Майкл. Он тоже голландец, но по-русски говорит едва-едва.

— Приветствую, — ответил Пётр Иванович и ответил крепким рукопожатием обоим. — По-русски голландцев ещё Пётр Первый говорить учил.

— Фи бутете — Пьётр Фторой! — сострил Майкл.

— Что будем пить? — поинтересовалась официантка.

— Всё, — заказал Алекс и погладил её по выпуклой икре крепкой ножки. — Для начала: три «водки-мартини».

Пётр Иванович не проявил интереса к выпивке, а сразу перешёл к делу. Он достал бумаги и положил их перед голландскими гостями.

— Мы нашли подходящее судно. Старый крейсер, давно стоял на приколе. Соответствующее решение о передаче его благотворительному фонду в аренду — перед вами. Судно можно привести в порядок в течение полугода. Добавите денег — за два-три месяца.

— А побыстрее? — заёрзал Алекс. — Наш клиент — штука капризная. Того и гляди — сам окочуриться.

— Можно и побыстрее, — пожал плечами Пётр Иванович, — но скорость…

— Оплачивается! — завершил великий постулат Алекс и протянул собеседнику пластиковую карточку. — Вот карточка от вашего счёта в «Банко ди Италио», работает по всему миру. Вся сумма уже там.

— Отлично, — спрятал карточку в карман Пётр Иванович, — добавите на этот счёт сто тысяч. За ускорение.

— И перестройку! — поднял обе руки вверх Майкл.

— Что с экипажем? — продолжил деловую часть беседы Алекс.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.