Помидоры

Громова Ирина Петровна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Помидоры (Громова Ирина)

Редактор Ярослава Истомина

Корректор Наталья Иванова

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

– Ну вот, наконец, можно проверить всю систему в работе, – розовощекий господин в клетчатом костюме, похожий, скорее, на городского кутилу, чем на учёного-ботаника, сделал картинный вздох. Красивая шатенка взглянула на него с сочувствием. Госпожа Липочка Мандаринова привыкла верить и сострадать мужу и господину Мандаринову, известному в семейных кругах, но не признанному пока завистливой наукой, инженерному гению.

Вот уже три года она финансировала проект создания волшебного ручья на своей земле. Однажды господин Мандаринов нашёл уникальный источник, и только после долгих уговоров жены решился подрихтовать и заставить ручей не на шутку послужить людям.

Источник бил из горы. И Петечка решил добраться до середины горы, до самого её сердца, чтобы там, как раз, и сделать своё гениальное переключение с бесполезной воды на полезную.

Госпоже Мандариновой не было понятно, зачем Петечке надо вкапываться в гору, чтобы положить в ручей маленький приборчик похожий на таблетку ультразвуковой стиральной машинки. Но господин Мандаринов считал, что только в сердце горы могут произойти необходимые изменения. А ей, деревне спорить с гением мужа всё равно, что унизить его интеллект до уровня интеллекта двух таджиков в её теплицах.

С Рустамом и Рахимом, двумя кандидатами биологических наук Липочка вот уже пятнадцать лет занималась селекцией овощей. Но разве её морковка с картошкой могли сравниться с необыкновенными изобретениями Петечки?! Страшно подумать, сколько гениальных нано-формул кишмя кишит в его светлой и красивой голове.

Понятно, что госпожа Мандаринова не жалела средств на эту голову. И не только в смысле выделения немыслимых денег на тюнинг: стрижку, покраску, завивку, бритьё и мужскую косметику – разве можно такую голову держать неухоженной? Сколько в смысле выделения гораздо более достойных сумм на осуществление самих проектов.

Липочка прекрасно хозяйствовала на собственной земле. И лучше многих понимала, сколько стоит прокопать тоннель сквозь гору или соединить множество мелких ручейков в единую водосистему.

Петечке пришлось даже придумать прибор, чтобы кое-где развернуть ручьи вспять. И, страшное дело, самому взять в руки лопату, чтобы прокопать канавку, соединяющую систему в единую целость.

– Начинаю запускать карты, дорогая, готовься принимать и считать.

Госпожа Мандаринова наклонилась над ручьём, готовая выполнить любой Петечкин приказ. В ручье отразились красиво очерченное лицо, обрамленное богатой копной волос цвета горького шоколада. Огромные чистые синие глаза восторженно распахнулись в ожидании результата опыта. Высокая роскошная грудь размера Е, но скорее, даже F, в волнении вздымалась чуть чаще, чем обычно. Если б можно было поставить часть ручья вертикально, как зеркало, в отражении показалась бы и тонкая талия госпожи Мандариновой, затянутая синим вискозным платьем и роскошные бёдра, которые особенно удачно подчеркнул клетчатый передник поверх платья. У господина Мандаринова был отменный вкус, потому что вряд ли кто на всей планете смог бы найти более аппетитную фермершу.

Пётр Семёнович держал в худенькой, изможденной наукой руке колоду потрёпанных карт:

– Я выпускаю по одной! Р-раз! – и первый валет пик, весело подхваченный течением ручья, отправился в странствие по участку госпожи Мандариновой, За ним, вытянувшись в многометровую цепочку, в плавание отправилась вся колода карт.

– Не доплывут, – подумал Петечка, – колоду придётся покупать новую. Хотя карты накануне были предусмотрительно смазаны гусиным жиром, сомнения насчёт их плавательных свойств оставались.

– Какая же он у меня умница, – подумала Липочка Мандаринова. – Ничего для науки не жалеет, даже свою любимую, счастливую колоду карт. Она знала, что Петечка каждое утро раскладывает ежедневный пасьянс. И если берёт в руки счастливую колоду, пасьянс всегда сходится. А вот с другими колодами бывает по-разному. Может, и не сойтись.

Супруги вернулись к корзине для пикника – по расчетам Петечки, колода вернётся через двадцать четыре минуты. Липочка была счастлива, грудь её вздымалась всё волнительнее, сейчас наступят редкие счастливые минуты, когда Петечка, может быть, заговорит о науке, и позволит ей прикоснуться к великому.

Петечка достал из корзинки напитки. Себе «Бордо», Липочке – молочный коктейль. И покушать. Себе «Фуагра» и «Бострю» с трюфелями. Липочке – натуральной буженинки, жареную куриную ножку и мытые овощи со своей грядки.

– Представляешь, дорогуша, не успел я закончить создание многофункционального «Превращателя», как в голове поселилась свежая мысль. А что если пойти ещё дальше? И стать намного смелее? А что если сделать так, чтобы «Превращатель», мог делать не только прямую, но и обратную операцию – возвращать сырьё в исходное состояние. Правда, это потребует новых затрат на изыскания…

– О затратах даже и не беспокойся, Петечка, – мне открыт неограниченный кредит. Продадим овощи – вернём сполна, – восхищенные глаза Липочки говорили, что он сейчас не просто на пъедестале, да что там, он уже больше чем полубог, можно сказать, сам Высший Разум.

Господин Мандаринов наслаждался собой, обожанием народа, да и всей обстановкой в целом. В порыве экзальтации он даже перешёл на Липочкину курочку, восторженно прихлебывая «Бордо». И предложил-таки Липочке «Фуагра» с трюфелями. Она сильно поморщилась – не доверяла она этим заморским кушаньям. Если уж хочется французского, то тогда надо сесть на самолёт и слетать к дядюшке Сержу на ужин. И там наесться до отвала. Или, на худой конец, в ресторан к тётушке Валентине, у неё проверенные поставщики. А так? Никогда не знаешь, откуда эти продукты и сколько валялись замороженными. Но Петечка такой скромник, старается меньше общаться с её высокопоставленными родственниками. Всегда стесняется отвечать на их неуместные вопросы: «А что вы там изобрели? А как оно работает? А вот бы посмотреть?»… Да и ей сейчас нельзя оставлять хозяйство – сезон сбора урожая, заготовки. Но чтобы не огорчать Петечку, Липочка всё же отщипнула кусочек от пирога с грибами, в смысле, с трюфелями.

– Ой смотри Петечка, у тебя всё получилось! Твои счастливые карты, они возвращаются! – Липочка легко вскочила и побежала вылавливать Петечкины карты. Одна, вторая,… пятнадцатая.

Приплыли тридцать три. Но среди них, почему-то два пиковых валета.

– Петечка, а сколько было карт в твоей счастливой колоде? – спросила Липочка. И почему здесь два пиковых валета?

– Не знаю, дорогая, ты считала, когда отправляла. А валет, может, затесался из другой колоды. У меня две колоды как-то упали и перепутались, – не моргнув глазом, ответил господин Мандаринов. – То-то я заметил, что мой счастливый пасьянс один раз не сошёлся. Ну что, попробуем отправить твои помидоры?

Липочка с готовностью придвинула Петечке корзинку с помидорами:

– Попробуем.

Господин Мандаринов положил десять средних помидорок на небольшой деревянный плот, похожий на крупную разделочную доску. Доску опустил в ручей. Течение подхватило плот с помидорками, и доска скоро послушно исчезла за поворотом.

– Ну что, дадим полчаса? Всё-таки консервация?

– Конечно, дорогой, – счастливо проворковала Липочка и попросила налить «Бордо» из виноградников дяди Сержа.

В течение получаса он рассказывал ей о новом проекте. Чтобы вернуть процесс вспять, придётся научить разворачивать течение в любую сторону всю систему ручьёв, согласно надобности. Чтобы прибор мог зафиксировать, как прямой, так и обратный процесс.

– Разумеется, – согласилась Липочка. – Если надо научить – учи, деньги найдутся.

Этой дурочке даже в голову не пришло спросить, а зачем надо поворачивать воду? Почему для обратной операции нельзя, например, просто повернуть «Многофункциональный превращатель?»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.