Тётя Атиса

Михасенко Геннадий Павлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Геннадий Павлович Михасенко

Тётя Атиса

Фантастический рассказ

У Петуховых с вечера забарахлил телефон – сперва к ним звонил кто попало, потом они попадали неведомо куда. Утром вызвали мастера. Он явился и всё наладил. Когда младший Петухов, внук Ваня, шустрячок одиннадцати лет, вернулся из школы, дома уже никого не было – все разошлись по своим делам. Не садясь обедать, Ваня первым делом кинулся звонить своему закадычному другу Ваське Щукину, или просто Щуке. И тут на столике с телефоном обнаружил телефонную трубку, забытую, очевидно, мастером. Она была с куцым витым проводом и с наборным диском на ручке. Вещь редкая и привлекательная. Ваня взял её и автоматически прижал к уху – что другого можно было сделать с телефонной трубкой. И слегка кашлянул. И вдруг в трубке раздалось:

– Я к вашим услугам, владыка!

– Ой! – вырвалось у Вани. Он икнул от удивления и проверил, не соединена ли трубка с сетью и не разыгрывает ли его кто-нибудь. Нет, концы проводков с маленькими металлическими прищепками свободно болтались в воздухе. Но даже если и соединена, то какой дурак ответит так загадочно – владыка! Кто владыка? Он, Ванька, что ли? Ой, не смешите! Единственное' чем он действительно владеет, это кот Пепел, который вон, соскучившись, трётся о ноги. И мальчик, развеселившись и осмелев, спросил:

– Куда это я попал? – хотя ничьего номера и не набирал.

– Куда надо, туда и попал! Я к вашим услугам, владыка! – бесстрастно повторил голос и, словно почувствовав замешательство мальчишки, его неловкость от этого возвышенного обращения, смягчил свою манеру: – Як твоим услугам, хозяин!

И, в самом деле, от упрощённого обращения Ване стало спокойнее, и он деловито уточнил:

– А что это значит «я к вашим услугам»?

– Это значит, что я выполню любую вашу просьбу и желанье.

– Правда?

– Правда.

– Любую?

– Любую.

– Значит, ты волшебная трубка?

– Значит!.. Вернее, я волшебный абонент, а трубка обыкновенная, она просто моё ухо. Итак, я слушаю тебя!

– Значит, ты теперь моя?

–Твоя!

– Здорово!.. Но погоди-ка, погоди, – вдруг спохватился Ваня. – Ведь эту трубку у нас кто-то оставил!.. Мастер по ремонту телефонов! Ага! Он может вернуться и взять её, так ведь?

– Так! От такой трубки просто так не отказываются! – согласился далёкий таинственный голос.

– Ещё бы! Конечно! Я понимаю!.. Тогда первое моё желание такое! Первое, что я хочу, это чтобы человек, который оказался растяпой и оставил тебя у нас, начисто забыл бы про тебя и не вернулся за тобой! Понятно?

– Не дура! Кстати, очень своевременное желание! Этот человек уже поднимается к вам на лифте!

– Скорей действуй! Сможешь успеть?

– Что за вопрос! Уже исполнено! Бывший мой властелин уже не связист, а сантехник, и у него совсем другие инструменты, и он направился в другую квартиру, где засорился унитаз.

– Молодец! А можно тебя спрятать? – вдруг спросил Ваня, отстраняя трубку от уха, спросил не как у трубки, а как у живого существа. Но ответа не последовало, то есть он не расслышал его и понял, что с трубкой надо разговаривать именно как с трубкой – прижав её к уху и губы направив к мембране, что он и сделал и повторил вопрос: – Можно тебя спрятать?

– Можно, если я тебе не нужна. Ведь спрятав меня, ты будешь не в состоянии отдавать приказания, а на расстоянии я не слышу.

– Ах, так! В таком случае сделайся поменьше и в каком-нибудь красивом футлярчике!

Едва он это вымолвил, как трубка исчезла из его рук и на столике появилась аккуратная кожаная сумочка с ремешком. Ваня схватил сумочку и открыл её – там лежала та же самая трубка, только уменьшенная раз в пять. Он нежно взял её двумя пальчиками и сказал:

– Спасибо!

– Не за что! Кстати, благодарить меня не принято! Я исполняю свой долг, не больше того, а за исполнение долга не благодарят. Я получаю за это зарплату.

– И всё же спасибо! Теперь стало удобнее! – И Ваня перекинул ремень через плечо. – Можно вопрос?

– Хоть десять!

– Пока один!

– Як вашим услугам!

– Кто ты? Вас можно на «ты»?

– Можно! Я – АТС! Но не ваша Автоматическая телефонная станция, а Автономная Трансцендентная Субстанция!

– У-у! Все слова непонятные! И не выговоришь!

– Это неважно! Зови просто – АТС!

– Хорошо, АТС! И второй вопрос: ты мужского или женского пола?

–А какое это имеет значение?

– Большое! Мне же надо знать, тётя ты или дядя, чтобы вежливо обращаться. А может, бабушка или дедушка, а?

– Право, сама не знаю! – вздохнули где-то в пучине космоса Ваню как бы прошиб озноб от этого вздоха, но он не потерял присутствия духа.

А–а, раз «сама», – значит, женского! Иначе бы сказала, не знаю»! – рассудил мальчик.

– Возможно, – согласилась АТС.

– Женского лучше! Как мама или как наша учительница Зинаида Николаевна! Да и по голосу ты – женщина!

– Неужели? Пусть будет так! Значит, я – женщина? Это что-то новенькое в моей жизни! Ну, да пусть!

– Да, ты тётя Атиса! Я хочу видеть перед собой Щуку! – Ц тотчас на полу возле столика появилась цинковая ванна, в которой шевелилась большая щука, из-под воды кося на мальчишку злым взглядом.

– Не такую щуку! – в испуге воскликнул Ваня. – Не такую, а Ваську Щукина, моего друга из двадцатой квартиры!

– Ах, вот оно что! Прошу прощения, хозяин! Не так поняла. Это я мигом исправлю! Три-четыре!

Щука взметнулась вдруг на дыбы да так и замерла в вертикальном положении, стоя на хвосте, прямо на глазах у Вани начав терять рыбьи черты и обретать человечьи. Началось с того, что раздвоился хвост, превратившись в ноги, затем поджаберные плавники превратились в руки и так далее. Дольше всего и, кажется, труднее всего поддавалась преобразованию щучья голова, точнее – пасть. Костистые и хрящевые сочленения с какой-то мучительной неуверенностью и даже с неохотой размягчались, формируя нос, губы и подбородок. Но когда и вся эта сложная трансформация наконец завершилась и образовалась вполне узнаваемая Васькина физиономия, в её выражении всё же что-то неуловимо осталось щучье – может быть, слишком выдающиеся вперёд губы, что впрочем, присуще и натуральному Ваське, так что Ваню не смутила остаточная деформация.

Васька ойкнул, торопливо вышагнул из ванны и потряс поочерёдно ногами, рассеивая вокруг брызги. После этого ванна исчезла, а в руках Васьки появилась пластмассовая модель самолёта.

– Привет, Вано! – сказал он, еле шевеля как бы одеревеневшими губами.

– Привет, Щука! – невозмутимо ответил Ваня.

– Знаешь, у меня такое ощущение, как будто я только что из воды вылез, – ощупывая штанины свободной рукой, таинственно признался Щука.

– Это не ощущение, это так и есть! – заверил Ваня.

– То есть как это так и есть?

– Ты только что вылез из воды!

– Из какой воды?

– Которая была в ванне.

– В какой ванне?

– Которая вот тут стояла, а потом исчезла.

– Как исчезла? Какая ванна? Слушай, Вано, не морочь мне голову, она и так у меня сегодня что-то с бульканьем! Я только что сидел дома за своим столом и склеивал вот эту модель, а потом что-то помутилось... Я где? У вас, что ли?

– У нас.

– А зачем это меня к вам принесло?

– Не знаю, тебе видней!

– Может, в шахматы сыграть, а? Я не обещал? – спросил он и сам же ответил: – Да нет, я вроде не собирался сегодня играть в шахматы. У меня сегодня по расписанию самолётостроение. Во – смотри! Как модель, ничего?

– Ничего!

– Отличная модель!.. Нет, а зачем всё же я припёрся к вам?.. Интересно! Если в шахматы играть, то лучше у нас играть, моими шахматами.

– А чем это мои хуже? – обиделся Ваня.

– Сам знаешь, мои новей! А у твоих лак облез, и у коней морды отломились, пипочки на головах ферзей и королей кто–то отгрыз, и вообще они из разных партий собраны, – перечислял Щука недостатки Ваниных шахмат, и всё это было, к сожалению, правдой, ибо это были старенькие фамильные шахматы – и в них ещё дед в детстве играл, потом отец и сейчас вот Ваня играет – Если хочешь играть, то пошли к нам!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.