Точка отсчета

Силверберг Роберт

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Точка отсчета (Силверберг Роберт)

Если при первом взгляде на Меллидан-VII посланник Федерации Ходис Борк и ощутил некоторое беспокойство, то не потому, что сомневался в своих силах. И не потому, что находил авторитет Федерации недостаточным.

Значение Федерации как двигателя цивилизации неоспоримо. Холиса Борка беспокоило что-то другое. Но что именно?

Пока боевой корабль маневрировал и готовился к посадке, офицеры штаба, видя мрачную сосредоточенность посланника, избегали обращаться к Борку. Он понимал, что это было естественной данью уважения его миссии: присоединить еще одну планету к необъятным просторам Федерации.

С обзорной палубы открывался вид на желто-зеленый шар, окутанный непроницаемым туманом. Офицеры, стоявшие неподалеку, разговаривали. Борк прислушался.

— Вы только посмотрите! — сказал Вин Кумагон. — Это суп, а не атмосфера…

— Интересно, каково это — вдыхать хлор? — отозвался Ху Сдрин. — И выдыхать четыреххлористый углерод вместо углекислого газа?

— Им-то что? Им без разницы, — буркнул Кумагон.

Посланник Борк отвел взгляд. Он понял, что не давало ему

покоя столько времени.

Все народы Федерации, в том числе обитателей четырех миров Солнечной системы, не входящих в Федерацию, объединяла одна общая черта: они дышали кислородом. В отличие от аборигенов Меллидана, чья жизнь была основана на химическом цикле «хлор — четыреххлористый углерод». Что естественно для туземцев, то дико для остальных. Видимо, на подсознательном уровне принять это было трудно даже ему, Борку.

Холис Борк вернулся к текущим делам и нажал клавишу на браслете интеркома.

— Сколько осталось до посадки?

— Последний виток начинается через тридцать девять минут, — ответили с мостика. — Меллидан обеспечивает снижение.

Холис Борк устроился в противоперегрузочном коконе и расслабился, переплетя двенадцать тонких пальцев. О чем беспокоиться? Как бы ни был чужд Меллидан, все будет в порядке. До посадки осталось несколько минут, и уже скоро Федерация пополнится четыреста восемьдесят шестым миром. Опыт посланника говорил об этом ясно и недвусмысленно.

Незадолго до приземления, когда перегрузки закончились, Борк подошел к обзорным экранам. Ему хотелось разглядеть сверху планету, тонувшую в зеленом сумраке. «Наша миссия — нести цивилизацию. Предлагать гарантии, демонстрировать преимущество…»

Впервые исследовательский корабль Федерации побывал на Меллидане-VII четыре галактических года назад — по чистой случайности. Заниматься планетой на орбите вокруг белого карлика, с атмосферой из хлора, нет особого смысла, в чем специалисты легко соглашались с разведкой. Кислородная жизнь там немыслима.

Непросто было предположить, что возможен некислородный метаболизм. В четырехстах восьмидесяти пяти мирах Федерации атмосфера состоит из кислорода и азота; кислород выделяется при фотосинтезе, двуокись углерода — при дыхании. Таковы же четыре населенных мира Солнечной системы, не входящие в Федерацию. Исключений из правила неизвестно.

Положение изменилось, когда корабль первичной разведки под командованием Доса Ноллибара, следовавший от Вроника-XII, нырнул в хлорную атмосферу Меллидана и совершил вынужденную посадку из-за аварии гиперпространственного привода: три ультрона расплавились и не подлежали ремонту. Спасательному кораблю потребовалось шесть недель, чтобы обнаружить и принять на борт одиннадцать разведчиков Федерации. К тому времени старший разведчик Дос Ноллибар и его люди вступили в контакт с меллиданцами.

Пока корабль в грохоте двигателей погружался в плотный саван атмосферы Меллидана, Холис Борк глядел на экраны, ослепшие от зеленой мути, и припоминал отрывки из рапорта Ноллибара.

«Аборигены отдаленно напоминают гуманоидов, но, по-видимому, в гораздо меньшей степени состоят из мягких тканей. Это можно будет уточнить, когда появится образец для вскрытия.

Атмосфера состоит из водорода, хлора, азота и гелия с незначительной примесью других газов. Кислород отсутствует…

Средняя температура составляет двести шестьдесят градусов по Кельвину. Животные выдыхают четыреххлористый углерод, который разлагается растениями на хлор и сложные углеводороды. Аборигены питаются растениями и мелкими животными; пьют соляную кислоту…

Столица, где работает планетарное правительство, расположена неподалеку от места посадки, если туземцы не ввели нас в заблуждение намеренно и если мы правильно их поняли. Должен повторить, что наши данные это по большей части предположения, которые предстоит проверить, когда Меллидан войдет в состав Федерации и будет доступен для дальнейших исследований».

В этом последнем как раз и состояла задача посланника Борка.

Все четыре года, прошедшие с тех пор, как Ноллибар подал свой рапорт, Холис Борк готовился присоединить Меллидан-VII к Федерации. Ноллибар записал образчики туземной речи, подходящие для фонемного анализа. Нескольких месяцев работы хватило, чтобы сопоставить язык Меллидана с языком Федерации. Не во всех подробностях, но достаточно, чтобы Борк научился говорить по-меллидански.

В случае успеха, несомненно, его ожидало продвижение по служебной лестнице. Суперинтендант галактического сектора, или третий хранитель, — звучит неплохо. Из десяти посланников, в чьи обязанности входит присоединение вновь открытых планет к Федерации, первый хранитель выбрал именно Борка. Это имело особое значение: во всех других мирах посланники могли устанавливать личные контакты с местными лидерами. С другой стороны…

Додумать Борк не успел, ощутив чье-то присутствие за спиной.

Это оказался Вин Кумагон, старший офицер связи. Борк почувствовал прилив желчи. Как давно он здесь стоял? Нарушить уединение посланника — это граничит с дерзостью.

Кроме того, характерный разрез глаз указывал на присутствие гиралинской крови в родословной Кумагона. Как чистокровный венгол — представитель расы Первой планеты Федерации — Борк смотрел на помощника свысока.

— Что такое? — спросил он негромко, с нотой презрения в голосе.

— Сэр, — сказал Кумагон, твердо глядя узкими глазами в глаза Борка, — меллиданцы передают запрос…

— Какой?

— Они хотят знать, насколько близко к куполу земной станции мы желаем сесть, сэр.

— Земной станции?

Совладав с собой, Борк перевел дыхание.

— Да. По их словам, земляне построили базу несколько месяцев назад… Сэр? С вами все в порядке?

— Скажи, что мы хотим сесть не ближе пяти и не дальше десяти миль от земного купола, — сказал Борк, веско роняя слова. — Можешь объяснить им, что такое миля?

— Так точно, сэр.

— Исполняйте!

Борк чуть не взвыл от ярости. Департамент напутал? Иначе как объяснить то, что землянам позволили появиться в этом мире, намеченном для присоединения к Федерации?

Немыслимо.

Такой унылой планеты Борк за всю свою жизнь опытного посланника еще не видел. Стоя внутри панорамного экрана в головной части корабля, он как будто находился снаружи: безрадостный Меллидан-VII лежал под ногами.

Голая серо-коричневая равнина простиралась во все стороны до самого горизонта, где виднелись низенькие холмики. Убогая почва подразумевала наличие бактерий — анаэробных, разумеется, не нуждающихся в кислороде.

В неглубоких низинах стояли мелкие лужи четыреххлористого углерода — местные «моря». Они не были безжизненными: по поверхности дрейфовали растения, похожие на толстые волосатые веревки, увешанные гроздьями серых пузырей. На глазах Борка крепкий туземец собирал эти растения, укладывая веревки на плечи. Фермер, вне всякого сомнения.

На таком расстоянии можно было разглядеть, что абориген напоминает человека, но покровы его сегментированы: плотный кожистый панцирь, немного похоже на рака. Панцирь блестел, как навощенный паркет. Согласно рапорту Ноллибара, меллиданская протоплазма базировалась на углеводородах парафинового ряда, что походило на правду.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.