США: от колоний к государству

Махов Сергей Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
США: от колоний к государству (Махов Сергей)

Сергей Петрович Махов

США: от колоний к государству

1

Квинтэссенцией глубокого понимания проблемы могут служить слова русской императрицы Екатерины II, которая советовала британскому королю Георгу III: «Заключайте мир с восставшими колониями и постарайтесь их разъединить». За этим советом стояло многое. И чтобы понять, что из себя представляли североамериканские колонии до восстания — давайте сделаем небольшой экскурс в историю.

Прежде всего, состав самих провинций был неоднороден. Там были и королевские колонии, такие как Вирджиния, Джорджия или Нью-Йорк, они управлялись напрямую из Англии, которая назначала генерал-губернатора. Был такой непонятный и противоречивый конгломерат, как Новая Англия (штаты Коннектикут, Мэн, Массачусетс, Нью-Гэмпшир, Род-Айленд), которые управлялись местными советами, и имели территориальные претензии к королевской колонии Нью-Йорк. Были колонии Нью-Джерси и Делавэр, споры о границах между которыми закончились только… в 1921 году. Отдельно стоит упомянуть Пенсильванию, которая появилась на карте только потому, что король Карл II задолжал Уильяму Пену 16 тысяч фунтов и решил расплатиться, подарив земли в Америке. Этот штат был фамильной колонией Пена до войны за Независимость, соответственно там селились квакеры (сам Пенн по вероисповеданию был квакером), и была объявлена свобода вероисповедания.

У Пенсильвании имелся территориальный спор с Мэрилендом, который, в свою очередь, был наследственным владением баронов Калвертов и оплотом католичества в Северной Америке (поскольку сам барон был католиком). Как следствие — в Мэриленде происходили постоянные стычки на религиозной почве между католиками и протестантами. А была, к примеру, такая колония как Коннектикут, где еще до Революции во всю работало самоуправление, и губернатор колонии избирался местным законодательным собранием.

Если ко всему вышеперечисленному добавить и разницу в экономическом развитии (ведь существовали как промышленно развитые штаты Новой Англии, так и сельскохозяйственные Джорджия или обе Каролины), становится понятно, что создать из столь разных территорий единое государство было очень сложно. Это заметно и по настроениям как «отцов-основателей», так и людей, начавших революцию. Например, автор «Декларации Независимости» Томас Джефферсон говорил прямо: «сэр, моя страна — это Вирджиния», а Джон Хенкок, первый председатель Континентального Конгресса, считал, что «во главе страны должна встать Новая Англия, а не вирджинская хунта» (намекая на Джефферсона и Вашингтона, уроженцев Вирджинии). И Хенкок был не так уж и неправ — из первых пяти президентов США четверо (Вашингтон, Джефферсон, Мэдисон и Монро) были именно из Вирджинии. Недаром чуть позже Марк Твен писал: «человек родом из старой Вирджинии почитался высшим существом, а если он мог доказать, что происходит от Первых Поселенцев Вирджинии, этой великой колонии, то его почитали чуть ли не сверхчеловеком».

Екатерина II издалека увидела то, что предпочитала совершенно не замечать британская администрация — североамериканские колонии не были единым целым, это была лоскутная конгломерация штатов с разной экономикой, управлением, отчасти — религией и традициями. И что во время войны за Независимость их объединил только общий враг, а предоставь их самим себе — начнется война «всех против всех».

Прими британцы образ действий, предлагаемый им Екатериной II, у США не было бы будущего. Она прекрасно понимала, что Англия, чтобы сохранить свое положение в Новом Свете, обязательно должна вывести из орбиты войны Францию и Испанию. Но англичане были «твердо намерены вести дела с восставшими лишь как с подданными, и потому все, что относится к ним, считается неприемлемым и противоречащим достоинству короля, основным интересам его народа и правам его короны». Если быть честными, то именно королевство Франция сыграло решающую роль в появлении на свет Соединенных Штатов Америки, французский флот просто выключил из борьбы Роял Неви, и тем самым обрек британскую армию в Новом Свете на поражение.

Капитуляция армии Корнуоллиса при Йорктауне, 1781 год.

25 ноября 1783 года последние британские войска покинули Нью-Йорк. Ветеран армии Вашингтона Джон ван Арсдейл с помощью приставной лестницы смог подняться к флагштоку в Бэттери-парке и сорвать ненавистный Юнион-Джек еще до того, как английские корабли покинули устье Гудзона. Война за Независимость закончилась, но строительство нового государства только началось. Действительно, ведь к власти пришли люди, совершенно не имевшие опыта управления государством, более того — решившие руководить им по умным книжкам французских философов-просветителей и английских экономистов.

Британцы покидают Нью-Йорк.

Например, тот же Джефферсон мечтал о республике фермеров и мелких торговцев, без армии и флота, с минимальными расходами на государственный аппарат. При этом руководствовался он учением французских экономистов-физиократов, постулировавших, что основная прибавочная стоимость формируется сельским хозяйством, и что главное — это создать добровольные фермерские объединения крупных сельхозпроизводителей, которые дают прибавочный продукт, и тем самым богатеют и делают богатым государство.

Проблема была в том, что под фермерами понимались не те, кто непосредственно работает на земле, а те, кто «руководит процессом». При этом, в полном соответствии с воззрениями физиократов Джефферсон считал, что рост благосостояния «сельхозменеджеров» совершенно не связан с благосостоянием работников. Наоборот, работникам надо платить самую малость, чтоб не сдохли уж совсем. Или вообще нанимать штрейхбрейкеров, готовых получать меньше собственных работников. Собственно, это как раз описание плантаторского или помещичьего землевладения, с богатыми плантаторами во главе, и большим количеством мелких работодателей в основе системы.

Те, кто имеют хотя бы начатки собственного опыта в бизнесе, наверняка смотрят на эти слова с содроганием — требовать от работника постоянно растущего прибавочного продукта, совершенно его не мотивируя, невозможно. Или возможно, но только принудительными мерами. А это чревато либо падением качества продукции, либо, что гораздо вероятнее, просто вредительством и бунтом.

Но одно дело, когда философ, высказывающий подобные мысли, сидит где-то в офисе, имея основную работу переписчика или адвоката, и размышляет о подобном в свободное от работы время. А представьте, если такому мечтателю дали власть и он начинает пробовать свои теории на целой стране? Именно это и произошло в США. Но давайте обо всем по порядку.

Плантация Джорджа Вашингтона в Вирджинии. 1780-1786 годы. Правительство, которое не может править.

История США как суверенной страны началась с денежного скандала и откровенного мошенничества. Еще во время войны за независимость, в самом трудном 1780 году, когда американские войска терпели бесконечные поражения на севере и на юге, экономика страны была в предреанимационном состоянии. Доллар, провозглашенный валютой новой страны 10 мая 1775 года, и равный по курсу одному испанскому серебряному песо, стремительно обесценивался. Вернее даже не так. Поскольку серебра не хватало, Конгресс ввел в обращение бумажный доллар, и приравнял его по курсу к серебряному песо. Сведения по инфляции отражены в таблице:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.