Турнир в Блэквуде

Немец Вадим Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. В лесу

В голубоватом свете полной луны лесная поляна стала теснее, сжавшись в кольцо вокруг затухающего костра с остатками ужина одинокого путника — котелка с дымящейся щучьей ухой…

Тем путником был я, одетый в походную кожаную темно-коричневую куртку, шаперон, суконные шоссы. Тепло костра согревало ноги в высоких сапогах из мягчайшей кожи молодых бычков, одного сочного цвета с курткой — небольшого изыска в моей походной одежде.

От сырости ночи я укрылся широким зеленым плащом. Рядом доедал щучьи головы кудлатый волкодав, крупнее доброго теленка, верный старина Дэв… Меч в ножнах из воловьей кожи я снял и положил рядом…, а острый квилон висел на поясе, оловянная ложка посещала котелок с ухой, кусок хлеба с вяленной олениной дополняли ужин… Небольшая походная фляга с красным вином и оловянный кубок так же были под рукой… На стволе сосны, где я сидел, не осталось сучьев — они догорали в костре… Боевой топорик, полезный и в лагерной жизни так же был под рукой, а верный лонг покоился в льняном чехле, две дюжины стрел торчали из охотничьего заплечного колчана, еще четыре дюжины — хранились в запасном колчане, гораздо более вместительном. А медвежья шкура — верный спутник лесных походов была расстелена на мягком мху вблизи костра… Чтобы не потух огонь до утра — уже подложены три добрых сухих бревна…

Утром предстояло собрать плот. Бухта пеньковой веревки поможет связать несколько сосновых бревен… Весь день сегодня я не торопясь рубил эти сосны и зачищал их от сучьев, вырубал пазы… Сменить пеший поход на сплав по реке — было нехитрым планом, — так вернее благополучно добраться до знаменитого «Речного замка» — неприступной крепости моего старого и заслуженного командира боевых походов во Францию, сэра Блэквуда — прославленного рыцаря.

Я служил в его полку валлийских стрелков долгих десять лет. Выпала мне слава биться во Франции, неподалеку от деревеньки Креси. Там наша армия была загнанна неприятелем за реку, — на холм в открытом поле.

Армия Франции была пятидесяти тысячной её гордостью. Но просили мы у господа нашего только победы перед лицом противника, превосходящего нас числом — в пять раз. Бог внял молитве: грянул гром, ударила молния, разразилась гроза, для предупреждения неприятеля.

Но враг не услышал то слово божье!

О, французы были опьянены своим превосходством и с охотничьим пылом стремились затравить загнанную дичь! На наш холм двинулись шеренги тяжелой конницы — закованных в сияющую сталь лучших рыцарей Франции. Их кони вязли в размокшей земле. Их наемники — генуэзские арбалетчики — лишились своих арбалетов — ливень намочил оружие, и тетивы… порвались при первом выстреле…

А мы, берегущие свои луки, как своих дочерей, — спрятали лучные тетивы на груди, укрыли луки от дождя своими телами.

Стих ливень. Натянули мы сухие тетивы на наши луки. Спустили стрелы и померк белый свет… Там, у холма, положили мы, элитные английские стрелки, на размокшем поле — железный вал из цвета французского рыцарства!

Помню, выпустил я тогда шесть дюжин стрел с четырехгранным наконечником, что ковал для себя сам… и не зря — пробивали они и кольчугу и шлема, не было от них спасенья на высокой дуге…

Товарищи мои, — вольные стрелки Англии, добрые крестьяне, лесники и… охотники в гражданском прошлом, пошли за командиром, доверяя слову его чести. А слово это гарантировало нам надел земли и леса во владениях сэра… необозримых и богатых плодородием и дичью — безбедную вольную жизнь, если голову не сложить на берегах материка…

С тех славных пор прошло лет десять…

Уж пять лет, как я вернулся с войны… Сын и дочь встретили меня печальным известием… о смерти жены от страшной чумы, что свирепствовала во Франции много лет и переплыла через пролив в добрую Англию… с войсками…

Деревня наша выжила тем, что разбрелась малыми группами по лесам…, не подпуская к себе незнакомых людей… Дом наш сожгли, дети жили у пригревших их соседей, — наших добрых приятелей, провожавших меня на войну… Богатой добычей от грабежа городов Франции отблагодарил я их за помощь и поддержку… Помогли мне и новый дом отстроить…, хозяйство наладить… А охота для меня теперь — разрешенная вольница, добытая в боях…

Сына я научил всем премудростям стрелкового лучного дела… Вот уж год он служит в стрелковой гвардии отряда Блэквуда… Дочь выдал замуж за хорошего парня — молодого кузнеца из Нижнего города при Речном замке… У неё уж своя дочь есть… А вот жены за пять лет себе не нашел, ходила ко мне ночами одна трактирщица, да перебралась она недавно в другой замок — поддалась ухаживаниям одного купца… и уехала с ним… однажды, не прощаясь… Женщины…!

Пса Дэва я завел на следующий день после её отъезда. С ним не так одиноко ночью в опустевшем доме, да и охотник он прилежный… Огород и пшеница, куры и гуси, три козы и однорогий козел — вот и все мое хозяйство, на время отъезда соседи за ними присмотрят…

Замок от нас далеко, живу я на границе владений сэра…, да и храню эти границы с верными ополченцами… А в замок отправляюсь каждый год на турнир лучников…, надо напоминать молодым, как стреляют гвардейские стрелки… Ни разу не отдал я приза турнира, как бы не изощрялись герольды, какие бы турнирные чудеса не придумывали: мишени-маятники, колесо, стрельбу с завязанными глазами по пристрелочному выстрелу — все я преодолел, оставаясь лучшим… Спасибо моему отцу, — не последнему егерю Англии, — за то, что с шести лет не давал мне ни дня свободы от упражнений с лонгом. Научил он меня мастерству изготовления своих стрел с совиным оперением и хитрыми наконечниками… О вязке тетивы, тисовых заготовках луков, два года требующих выдержки в особых условиях, разных других секретах, щедро оставленных старшим поколением знают теперь враги Англии… по своим поражениям в боях, что в чистом поле, что в крепостях неприступных для других воинов, но только — не для метких лучников сэра Блэквуда… Не спасет стена крепостная от ловкой навесной стрельбы по крутой дуге, когда небо темнеет от стрел, пускаемых с английской частотой — не меньше дюжины — в минуту…

Да и мой сын свой первый лук натянул года в четыре… Сам просил учить его. Скоро прилежный ученик, лет с десяти, уже даже ястреба бил в полете… А до ястреба стрелой достать — мощно стрелять надо, одной меткости и предчувствия полета птицы — не достаточно… Впрочем, многого он добился сам, я только правильно наставил его на мастерство лучного дела и… ушел в отряд сэра Блэквуда, моего бессменного командира…

За мыслями о предстоящем турнире, кубком вина и олениной, шипеньем костра, я не сразу то и услышал далекий треск кустов и приглушенную брань… А там затевалось что-то разбойное, нехорошее для мирного нашего леса… Расчехлить верный лонг, натянуть тетиву, закинуть за спину колчан и лук, сунуть топорик за пояс — дело привычное для старого солдата… Меч брать не стал…, прикрыл его шкурой и бесшумно двинулся в сторону криков…

Меня никто не заметил, да и костер у берега реки за бугром не был виден… Дэв был так же бесшумен и коварен… Молча он крался рядом на безопасном от меня расстоянии, чтоб не задел его размашистый бой топором, и чтобы свободнее нападать из темноты, бесшумно, а от того более страшно, чем можно себе представить…

То, что мы с ним увидели, не обрадовало… Бездомные бродяги, лесовики, живущие разбоем и браконьерством, окружили двух путников в таких же просторных плащах, как и мой… Они тоже следовали к реке, не дошли ярдов триста и… вот окружены злобным кольцом… Один из путников откинул капюшон плаща, готовясь к стрельбе из лонга…

И это была женщина, средних лет, статная, выше среднего роста, с копной черных густых волос… и взглядом, высекающим голубые искры на стальных клинках… Я выхватил лук из-за спины и насадил на тетиву первую стрелу…

— Леших-то человек десять…!!! На нас — троих! Лихо! — Дэв понял меня без слов и лег, как на охоте, при стрельбе по оленю…

Немытые тела сброда воняли чем-то кислым… Но обходили они нашу деревню стороной, давно искал их наш дозор… Да лес — большой,… не скрещивались наши тропинки до сих пор, а пора бы, — из соседнего поселения донесла молва, что пропало в лесу трое девушек и несколько парней, пошедших искать их… Видимо сбились лесовики в крупный отряд мародеров, не было бы им подмоги поблизости…!

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.