Смотри, что принесли наши сети

Мартынов Денис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Эпизод первый — Серьезное дело

1

Длинный широченный ствол направлен прямо в лицо. На самом конце — черная квадратная площадка. Неровные вырезы по краям. Темный провал дула. На другом, бесконечно далеком краю ствола — крошечный человечек. Небритое лицо сплющено перспективой — и не разберешь, кто такой. Грязная зеленая бандана. Один глаз таращится в разрез прицела. Второй сощурен, и морщины от него бегут через все лицо, и губа задралась, и видно, что у человечка не хватает одного зуба.

— Н-да, понятно, — Игнат касается пальцем экрана, открывая следующую фотографию. Винтовка, оптический прицел, патроны. Лежат на траве и как по линеечке выровнены. Рядом валяется пара тактических беспалых перчаток. Ясно, следующая. Калаш в модной обвеске. Дальше. Два человека в масхалатах. Лица зафотошоплены белыми овалами. Оба с СВД-шками.

— Так ты оружием, что ли, торговать будешь? — Игнат спрашивает громко, чтобы в коридоре было слышно.

— В смысле? — отвечает из-за стены голос Макса.

— Ну, тут, знаешь, не так много разнообразия. Калаши, СВД-шки… И это единственный альбом в группе.

— В какой группе? — Макс показывается в дверном проеме. В руках у него раскрытый рюкзак. Небольшой, литров на двадцать пять — тридцать.

— Да в «Солдате Удачи» твоем, — Игнат пожимает плечами. — Кстати, не слишком оригинальное название, хочу тебе заметить.

— Вот дурик. «Боец удачи»! Боец, понимаешь? — Макс подходит и садится на кровать. — Дай сюда, — тянет руку к планшету.

— Сам как-нибудь разберусь.

— Тогда в моих группах посмотри. Если по названию не находится, — Макс встает с кровати, оглядывается на окно, потом на раскрытый рюкзак. — Так. Надо потом еще будет закрыть профиль на ВК. А то меня вычислить смогут.

— Вот ты мастер в партизана играть, — Игнат поправляет подушку за спиной, садится поудобнее, подтыкает сползшее одеяло. Макс маленький, почти на голову ниже Игната, и вмятина в том месте, где он сидел, уже почти расправилась.

— Нет-нет. Это тебе не шуточки. Тут все должно пройти идеально. Идеально, понимаешь, — Макс наклоняется к самому лицу одноклассника. — Меня этот сумасшедший дом достал уже. Каждый день очередное мамочкино новшество.

— Да у всех так, — свободной рукой Игнат чертит в воздухе что-то вроде круга. Как бы указывая этим жестом на каждого, у кого «так».

— Да конечно, расскажи мне, — Макс с размаху плюхается на кровать, отчего планшет едва не вылетает у Игната из рук. — Вот ты тут сидишь, болеешь, на ВК лазишь. Выздоровеешь — обратно в школу пойдешь. Вечером домашка. Телик, плейстейшн, все дела.

— И что?

— И нечего. А у нас постоянно какие-то люди. Приходят, уходят. Коробками все заставлено. У мамы теперь очередная суперидея. Очередной бизнес века. Мы теперь элитный эко-чай распространяем! А? Как тебе? Еще какие-то мастер-классы каких-то продаж. Холодные звонки, теплые звонки. И все это дома!

Игнат понимающе кивает головой. Но Макса уже не остановить.

— Вот ты только представь. У нас дома, в нашей квартире, которая не отель, не вилла Тарантино, и вот к нам приходит толпа народу. И сидит слушает. Оля же у нас теперь «заведующий звеном»! — от волнения Макс встает с кровати. Ходит по комнате, широко размахивая руками.

Игнат терпеливо вздыхает.

— Знаешь, сколько таких мастер-классов прошло после восьмого марта? Ну? Вот как ты думаешь? Любое число. Если б у тебя дома такое было, сколько б ты выдержал? — Макс застывает посреди комнаты с поднятыми вверх руками. Как будто изображает из себя карикатуру на Бетховена.

— Ну, — Игнат пожимает плечами, отчего клетчатая пижама сползает на один бок.

— Десять. Прикинь?! Сегодня семнадцатое марта. За это время десять этих идиотских собраний. В воскресенье вообще по два раза успевают. Жесть, короче. Я больше так жить не могу, — Макс возвращается к рюкзаку, валяющемуся посреди комнаты. — Короче. Тема такая. Я тут прикинул, часть вещей придется у тебя оставить.

— В смысле «у меня»? — Игнат вылезает из-под одеяла, медленно спускает ноги с кровати. Аккуратно надевает пушистые тапочки.

— Ну, у тебя, да, больше пойти не к кому. Тут мелочь всякая. Учебники в основном и прочая школьная беда.

— И куда я это дену?

— Придумай что-нибудь. Но мне попадаться нельзя. Надо, чтоб первое время никто вообще ничего не понял.

— Прикольно. А чем заниматься будешь? — поправив пижаму, Игнат идет на кухню. В кармане пищит смартфон, напоминая об очередной таблетке.

— Ну как «чем»? Бои организовать. Полевой менеджмент, все дела. Первое собеседование я в той группе прошел. Видел там в темах?

— Да видел.

— Ну вот. В апреле как раз у них сезон начинается. Бои без правил. С выездами в разные города. Несколько их федераций, сектора, все такое. Я на подхвате. Ну и процент свой получаю.

Мягкий, разбавленный серыми облаками свет заливает кухню. Отражается от маленьких кафельных плиток стола, от округлого стекла чайника, от металла посуды и ручек шкафчиков. Игнат поднимает одну дверцу. Масляные поршни бесшумно толкают ее вверх. Игнат достает кружку, наливает теплой воды. Пакетики с лекарством лежат на столе в отдельной плетеной коробочке.

— И чего? Серьезно считаешь, что получится? — он ставит кружку рядом с коробочкой.

— А почему нет?

— А почему да? — Игнат отрывает уголок у одного из пакетиков, высыпает порошок в воду, размешивает его чайной ложечкой. Ложечка стучит по керамической кружке неровно и глухо. Тук. Тук-тук. Тук. Тук.

— Слушай, там все просчитано.

— Макс, я извиняюсь, конечно, но… ты когда-нибудь видел, чтобы человек из восьмого класса организовывал бои без правил?

— А ты сам когда-нибудь видел, кто их организовывает?

— Да нет.

— Ну а чего ж тогда?

На том и сошлись. Не то чтобы Игнату очень хотелось участвовать, но — с другой стороны — ничего такого в этой затее и не было. Ничего такого опасного. Всего-то и нужно, что припрятать до времени Максовы вещички. И помалкивать. Ничего не видел, ничего не слышал. Тем более что Игнат сейчас болеет, в школу не ходит, к нему и вопросов никаких. А если спросят, то Макс ему не звонил. А, нет, звонил все-таки, точно, вон же вызов сегодня в одиннадцать. Ну, что-нибудь там можно про домашку придумать: хотел спросить, потом вспомнил, что Игнат болеет, и сбросил.

Ну и про маму его, точнее про их отношения, или даже так — про их непростые отношения — Игнату тоже чуть ли не с первого класса все известно. Потому что они типа с самого начала с Максом вместе. Хотя, наверное, в первом классе такого не было еще. Кажется, в пятом это началось. Когда у них дома все как-то сразу стало плохо. Но тут тоже… Как посмотреть. Нет, понятное дело, что тяжело растить ребенка в одиночку. Уж кто, а Игнат к Ольге — Максовой маме — никаких претензий. Это же всегда так: постоянно с ребенком приходится возиться, на себя, на жизнь времени не остается. А в итоге появляется какое-то чувство собственной нереализованности. И все такое.

И у Максовой мамы это чувство особенно большое. Ну, судя по его рассказам. Игнат уже и не вспомнит, когда последний раз у них в гостях был. Года два назад. Наверное. Когда они только переехали на новую квартиру. Ту, где сейчас мастер-классы по горячим продажам проходят. Но ведь у всего же должен быть предел? Так ведь? И Макс, похоже, до этого предела дорос.

Свои вещи он сложил в два черных пакета. Школьное отдельно, всякую мелочь отдельно. Потом все это затолкали в один общий пакет, туго перемотали скотчем и сунули вглубь шкафа. Позади пластиковых коробок с лего, которые уже целую вечность никто не открывал.

Отдельно убрали мобильник. Макс вытащил аккумулятор, симку — все это по отдельности распихали за учебниками. Говорят, по телефону человека можно вычислить где угодно. Даже если питание выключить — все равно не помогает. Обязательно надо аккумулятор вытаскивать.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.