Львиная пещера

Рони-старший Жозеф Анри

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Львиная пещера (Рони-старший Жозеф)

Рассказ Ж. РОНИ

— Мне указали в Атласских горах, — рассказывал Жаммэр, — ряд пещер, что, конечно, вызвало у меня сильное желание их осмотреть.

Я очутился там с двумя огромными кабилами; мы обследовали несколько довольно широких гротов и отверстий, но они оказались менее интересными, чем подземелья, которые я видел во Франции.

После нескольких недель утомительных изысканий случилась катастрофа. Горный обвал похоронил моих кабилов со всем снаряжением нашей экспедиции; я остался совершенно один среди развалин на небольшом плато, окруженном пропастью, — на настоящем воздушном острове, с которого я мог спуститься лишь при помощи большого количества веревок. Накануне он соединился с остальной горной цепью со стороны востока: обвал сделал из него недоступное убежище.

У меня оставалась всего навсего кирка, от десяти до двенадцати метров веревки, нож-кинжал и карабин, но без патронов. За две минуты до несчастного случая я истратил два заряда на пантеру. Кабилы несли боевые запасы так же, как и различные научные инструменты и всю провизию. Вечер приближался. Я был голоден и хотел пить. В сумерки стало холодно, а потом появилось бесчисленное множество ярких звезд и поднялся ужасный ветер.

Ночь была очень тяжелой. Я замерзал. День прошел еще тягостнее: я поджаривался… Прошло более ста часов, а я не нашел никакого выхода. В центре плато находилась очень большая расщелина, но куда она вела? Уже несколько раз я исследовал ее с опасностью для жизни, останавливаясь у темного отверстия, очевидно заканчивающегося внизу тупиком. Но все же я попытался туда спуститься при помощи веревки и моей кирки, но не мог достать до дна. Пробовал давать сигналы, чтобы привлечь кабилов. Вечером зажег костер из сухих трав. Никто не явился. А если бы даже кто и пришел, то ему было бы не легче взобраться на маленькое плато, чем мне оттуда спуститься. Понадобилось бы специальное сооружение, которого не могло быть у бедных туземцев, прозябающих в одиночестве пустыни.

Прошло четыре дня. От голода и жажды я начинал сходить с ума. На пятый день я предпринял новое исследование расщелины и оно оказалось немного более удачным: я обнаружил на одной из стен уступ, который давал новую точку опоры. Я опустился еще ниже и открыл коридор с крутым, но доступным уклоном, куда я и устремился. Показалось новое отверстие, на него я направил яркий свет моей маленькой лампочки. Оно было обрывистое и темное. Тем не менее- я стал продвигаться дальше и после нескольких неудач достиг дна.

К счастью, — если это можно назвать счастьем — показался второй коридор. Сначала скат был пологий, а затем пошел круче с выдающимися острыми камнями. Лихорадка сжигала меня, но я все же продвигался вперед, смеясь над опасностью. Слабый свет показался на дне; для ускорения спуска в нескольких шагах от цели я спрыгнул вниз.

Когда я захотел встать, у меня сильно болела правая лодыжка; чтобы двигаться дальше, надо было, или скакать на одной ноге, или ползти на трех лапах.

Котловина, в которой я очутился, была довольно широкой. Слабый свет проникал туда через щель, в которую мог бы пролезть человек, сделавшись плоским, как камбала. Однако эта щель вверху расширялась настолько, что в нее можно было протиснуть голову… В то время, когда я заковылял к этой щели, раздалось глухое ворчанье, похожее на рев… Показались две фосфорические точки, и я различил очертания животного, в котором безошибочно узнал львицу!.. Несмотря на голод, жажду и лихорадку, я вздрогнул. Но быстро успокоился: очевидно хищное животное не могло меня достичь, так как щель была слишком узкой для его широкой груди… Отпрянув сначала, я стал разглядывать львицу в упор и сразу же заметил около нее двух славных детенышей.

* * *

Минут через пять я уже почти не думал о грозном соседстве. Нечто более хищное, более кровожадное грызло мои внутренности и я бродил в моей норе в поисках другого выхода, который и не замедлил открыть… Он был низкий и довольно широкий и вел во вторую пещеру, где я внезапно услышал журчанье воды. Сначала радостное потрясенье было так велико, что я чуть не упал, но так как в темноте ничего нельзя было разглядеть, мной овладело убийственное разочарование… Все же я наконец нащупал источник, бегущий в углублении скалы и, припав к нему, испытывал наслаждение, равное которому никогда больше не повторится!

Я вернулся в первую пещеру потому, что меня влекли к себе живые существа, находящиеся за расщелиной, хотя они и были кровожадны. Сначала царила темнота, так как я из экономии загасил фонарь. Внезапно, косой свет озарил звериное логово.

Показался массивный силуэт колоссального хищника, влачившего добычу. Я с жадностью следил за ней… Когда лев приблизился к самке и опустил около детенышей умерщвленного им козерога, я был охвачен таким волнением, что сначала не мог двинуться с места… Дыхание остановилось, туман застилал глаза. Внезапно инстинкт проснулся во мне. Он охватил меня всего, загасив разум, как ураган гасит факел… Я продвинул кирку в львиную пещеру, точно наметив, вонзил острый конец в тушу и прежде, чем лев и львица опомнились от своего изумления, перетянул добычу из их пещеры в мою… Козерог был еще теплый; с ожесточенной и торжествующей жадностью я пил кровь, текущую из его ран, в то время, как львы яростно рычали рядом.

* * *

Еще в продолжение пяти дней я находился в недрах земли, хотя и отыскал трещину, выходящую в грот, но она была слишком узка и, чтобы ее расширить, мне приходилось неустанно работать. К счастью, у меня был запас мяса, хотя оно было сырое и к концу моего заключения немного протухло, но смею вас уверить, что я ел его без отвращения. Когда я выбрался наконец на вольный воздух и достиг кабильской деревни, я дал клятву никогда не убивать львов, разве только из самообороны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.