Совершенство[СИ]

Ручей Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Совершенство[СИ] (Ручей Наталья)

Наталья Ручей

Совершенство

Даже зная, что идеальных мужчин не бывает, я упорно боролась с графом. Должен же он оценить героиню и сделать ей предложение! Пусть бедняжка и не красавица, но обладает массой иных достоинств.

Граф придерживался собственного мнения и находил очередной способ избежать неизбежное. Спланирую встречу — успешно о ней забудет, заставлю пригласить героиню на танец — оттопчет ей ноги, привезу бедняжку в имение — отправится на охоту, невзирая на страстную любовь к животным.

А та, наивная, все прощает, готовит платье к венчанию. На описание наряда у меня ушло пол страницы, зависти подруг — две, и, между прочим, без единой ошибки. Не могу же я все удалить?

Нет, придется тебе, граф, смириться. В конце — концов, я — автор, и мне решать!

А для начала я вспомню о дне рождения твоей матушки, приглашу гостей, и, конечно, с меня подарок. Гостиная, полумрак, духота, ты слегка пьян, рубашка расстегнута, отдыхаешь на диване. Выход твоей второй половины. Вернее, вход. Ей не спится, все мысли о брачной ночи, решила почитать, не заметила тебя в полутьме, присела на диван…

Как всегда, когда оставляю вас наедине, кто-то вмешивается. Отключу-ка звук на мобильном. Максим. Надо ответить.

- Ты опять со своим графом?

- И тебе здравствуй.

- Наташа. — Ненавижу, когда так сокращают мое имя, ненавижу. Неужели так трудно запомнить? Наталья. — Через час жду тебя в ресторане. Если помнишь, мы договаривались.

Если помнишь, я говорила, как не хочу идти на эту встречу.

Но это про себя, а вслух:

- Помню, конечно.

- Такси возьми — нечего вечерами по городу разгуливать. Я заплачу. Все, целую, обнимаю.

Беру за хвостик, провожаю.

Настроение писать прошло. Точнее сказать, настроение совсем прошло. Предстоящая встреча с друзьями и родителями Максима подтолкнула выпить две рюмки коньяка для храбрости. Очередное унижение. Богатые и знаменитые на фоне гордых, но бедных.

Снова мобильный.

- Да?

- Доча, ты не забыла?

- Мам, я уже собираюсь.

- Просто ты сама говорила, что Максим любит пунктуальность. Постарайся не опаздывать. Да? Целую. Не упусти свой шанс.

Еще одна рюмашка не повредит. Ну, и еще одна — для подстраховки.

О, а так можно и перетерпеть!

Быстро переоделась, подкрасила губы, — остальное благодаря родителям в коррекции не нуждалось, — бросила взгляд в зеркало на удачу, и открыла дверь.

В этот момент пришло осознание, что четвертая рюмка была лишней. Ко мне в гости пожаловал сам граф Хэнскрафт, ценитель некрасивых женщин, хромых лошадей и замученных детворой кошек.

Узнать его — узнала, все-таки, моих рук дело, вот только не помню, чтобы так подробно описывала. Глаза голубые, лицо для мужчины привлекательное, фигура, — даже я слюни пускаю, — но вот этого в тексте точно не было. Поймите правильно, при знакомстве я главным образом смотрю в глаза, на переносицу, беглый осмотр всего остального включается, но позже. Но то, что я увидела у графа чуть ниже талии, кстати, у моего графа есть талия, вызвало зависть и ревность к героине. Повезло!

В голове пронеслись несколько пошлых мыслей, меня бросило в жар.

- Итак, — сказал граф, — вижу, представляться излишне. Позвольте полюбопытствовать, как далеко вы собрались и как долго намерены отсутствовать. Интерес не праздный, а очень даже насущный.

Взаимно, граф, взаимно.

Я заставила себя вспомнить о приличиях и перевела взгляд на плечи. Широкие, мужественные, разглядывать можно без опаски — все же, не так интимно. Чувствуя, что жар спадает, рискнула посмотреть в глаза.

- Удовлетворены?

- Как сказать.

Он усмехнулся.

- Позвольте напроситься к вам на рюмку бренди. Таким образом, у нас будет возможность поговорить и лучше узнать друг друга.

- Звучит заманчиво, но…

Несколько минут я посвятила разглядыванию своей «белочки», при этом глубоко вдыхая, усердно выдыхая, надеясь на быстрое отрезвление. «Белочка» не исчезла, наоборот, проявила активность — зашла в квартиру, осмотрелась и села в кресло у ноутбука.

Да, мой граф бывает хамовит.

Не могу же я оставить хама одного в квартире? Минут двадцать у меня есть, правда, придется ехать на такси, но в ресторане появлюсь уже отрезвевшей и заодно порадую Максима смирением.

Я закрыла дверь и зашла в комнату.

- Коньяк подойдет?

- Если даме по нраву пришелся, — слава Богу, счел мое раскрасневшееся лицо результатом выпитого спиртного, — то и мне сгодится.

Выпив рюмку принесенного мною коньяка, граф, видимо, мнение изменил. Посмотрел укоризненно, отставил бутылку и рюмку подальше, но промолчал.

- Итак, ваша светлость…

Он улыбнулся.

- Обойдемся без формальностей. Милорд.

- Так вот. — Обращение умышленно опустила. — Если я не пьяна…

- Если, ибо сомнения есть даже у меня.

- Вы, как всегда галантны. — Он имел наглость кивнуть, дескать — да. — Так вот, если я не пьяна, и вы — тот, о ком, я думаю…

- Вы обо мне думали? Как мило.

Препираться можно до бесконечности, ибо наградила графа такой чертой, как язвительность. Вообще, у меня складывалось впечатление, что я сижу в комнате одна, смотрю глюки и спорю сама с собой — все реплики графа вполне могли быть моими.

- Живете вы в Англии, — продолжила я, — но говорите по-русски без малейшего акцента. Более чем странно.

Граф поднялся, мой взгляд приклеился к его брюкам, он резко опустился обратно в кресло и скрестил ноги.

В комнате становилось жарко.

- Значит, то, что я вообще появился на вашем пороге, вам странным не показалось?

Мы оба посмотрели на бутылку с коньяком. Потом друг на друга.

В комнате не просто жарко — духота!

- У меня способность к языкам, масса других талантов, и я был бы вам благодарен, если бы не одно «но».

Я попыталась вспомнить, что плохого придумала о Хэнскрафте, и не смогла. Не так давно он был виконтом, смерть дядюшки, который его терпеть не мог, принесла графский титул в искупление прошлых козней. Хэнскрафт не раз выручал дам из щекотливых ситуаций и если перестанет упрямиться, спасет еще одну.

Граф, которого я сотворила, идеален. Если бы не упрямство и язвительность.

- Вам ничего в глаза не бросилось?

Давно хотела установить в квартире кондиционер, но Максим отговорил: все равно жить планировали у него. Тогда я обрадовалась, что сэкономила, сейчас пожалела. Дышать нечем. Поможет или очередная рюмка коньяка, или прогулка на свежем воздухе.

Ничего ли мне не бросилось в глаза? Господи, какой пикантный вопрос! Здесь, как говорится, ложь во спасение, иначе подумает обо мне невесть что.

Только собиралась соврать, как граф продолжил:

- Собственно, ваша реакция была ответом. Надо дело поправить.

Я? Поправить?

Я поднялась, распахнула окно, воссоздала в памяти лицо Максима, что подействовало лучше холодного душа.

- Извольте уточнить.

- Изволю, — парировал граф. — Он был добр, наивен, легковозбудим, правда, кое-что из вышеперечисленного скрывал мастерски. Это вы обо мне.

Да, помню, было.

- И что вас не устраивает?

- Легковозбудимость. Ее не так-то просто скрыть, особенно, когда на тебя сваливаются стопудовые старые девы в ночных рубашках. И вы при этом настаиваете, что мне-де должно нравиться! Простите, но если я соглашусь, то буду считать себя либо извращенцем, либо дураком, что крайне нежелательно.

Я поменялась с графом местами, открыла файл с романом и внесла коррективы.

- Ну, как? — спросила, обернувшись.

- Значительно легче, — отозвался граф, смело убрав одну ногу с другой.

- А героиня вам, действительно, так сильно не нравится?

Он взял паузу на размышления. Люблю умных мужчин, а потому не мешала.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.