Камышовая швея

Сальников Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Камышовая швея (Сальников Александр)

Ник тихонько подошел к распахнутой двери аудитории и перешагнул порог.

— Таким образом, анализ известных и выявление новых факторов, влияющих на нейродинамику иллюзорного сознания, еще долгое время будет являться актуальной задачей, — подытожил профессор, не удостоив вниманием опоздавшего. — Ваши вопросы?

Очкарик с первого ряда поднял руку:

— Доктор Рилтон, — он кашлянул, прочищая горло, — как вы относитесь к утверждению, что кратковременная память является лишь особым случаем существования энграммы, когда действие неспецифического компонента научения ослаблено или заблокировано?

Профессор снисходительно улыбнулся, глядя, как нерадивый, но желающий отличиться магистрант подсматривает в тетрадь, практически цитируя «гипотезу одного следа и двух процессов».

— Отличный вопрос, юноша! — Профессор набрал воздуху в легкие и по привычке обвел взглядом слушателей.

И тут увидел Шелта.

— Но, к сожалению, лежащий за пределами моего курса. — Рилтон брезгливо скользнул по федералу взглядом, нахмурился и поджал губы. — Обратитесь к работам Мак-Го и Гоулда. Все свободны, — буркнул он и принялся складывать бумаги в потертый кожаный портфель.

Ник прищурился. С последней их встречи автор направленной непродуктивной неоконфабуляции сильно постарел. Морщинки у рта углубились, в бровях заиграла седина. От былой уверенности не осталось и следа — бегающий взгляд, резкие движения рук, мелкая рябь ссутулившихся плеч, будто профессор пытается стряхнуть с них невидимый груз или просто дрожит от напряжения. Ник дождался, пока студенты покинут аудиторию, подошел к кафедре и протянул руку делано занятому Рилтону.

— Я уже все рассказал вам, офицер, — щелкнул замочком портфеля Рилтон и, не глядя на протянутую ладонь, заспешил к выходу. — Читайте дело.

— Прошлой ночью в Питсбурге одиночка взял банк, — убрал руку Ник. — На сейфе пальчики Джека, — метнул он уже в спину доктора.

Рилтон налетел на невидимую стену и обернулся.

— Вы знаете, что это значит, док? — Шелт неспешно подошел и заглянул ему в глаза.

— Да, я слежу за новостями, — выдержал взгляд профессор. В сознании вспыхнули алым буквы заголовков: «Джек Потрошитель вернулся!», «Счет снова открыт!», «Двенадцать недель безумия!» — Это значит, что вы так и не нашли его, офицер.

— Это значит, у нас осталось сорок восемь часов, док. И не надо делать большие глаза — у нас с вами!

— Ничем не могу помочь, офицер, — вновь опустил забрало Рилтон, и Шелт решился:

— А как вам спится, док, эти два года?

Лицо профессора оставалось бесстрастным, но зрачки на мгновение расширились. Ник понял, что нужно дожимать.

— После того как вы смогли за пять лет эксперимента сделать из тринадцатилетнего слабоумного неуловимого преступника?

— Не я предложил использовать в качестве доноров заключенных! — Ледяной щит дал трещину.

— Человека, способного открыть скрепкой замки и бежать, кончив двух бугаев-санитаров! — продолжал Ник. — Человека, берущего любой сейф и убивающего после этого дюжину женщин! Раз в неделю, словно по графику! Без разбора: черных и белых, богатых и бедных, молодых и старых! По одному ему понятной схеме! Как вам спится, док, пока Джек на свободе? Ведь это вы его всему научили!

— Я не учил его убивать! — крикнул Рилтон и вновь стал похож на того крепкого парня, которым был прежде. — Это невозможно! — Гнев выплеснулся, и профессор сник. — Уж вы-то должны знать…

Рилтон не врал. Шелт назубок выучил досье каждого донора. Медвежатники, ворье, каталы, аферисты, драгдилеры и курьеры, но ни одного насильника, ни одного убийцы. Жажда крови не была привита Потрошителю. Она уже жила в нем, в еще пускающем слюни мальчонке.

— Алекс, помогите нам, — добавил доверительности в голос Ник. — Без вас мы не справимся. Снова погибнут люди.

Профессор долго смотрел в одну точку, но потом лицо его оживилось догадкой:

— Неужели вы собираетесь…

— Именно, док, — кивнул Шелт. — Я хочу, чтобы вы опять запустили свою машинку. У наших специалистов ничего не вышло.

— Это исключено, — отчеканил Рилтон. — Всего хорошего, офицер.

Ник поморщился. Он не любил бить людей ниже пояса:

— Док, Джек ведь убил вашу жену. Она была первой в его списке. — Удара профессор не выдержал, дрогнул. — И съел ее печень, — вколотил последний гвоздь Ник. — Вместе мы не дадим ему перевести счет за сотню. Решайтесь, док!

— Это незаконно… Меня едва не лишили лицензии… Нужен подходящий объект, — пробормотал Рилтон, опускаясь на стул у кафедры. — А оборудование? Вы же все забрали…

Ник ухмыльнулся, вспоминая ноябрьский вечер после похорон миссис Рилтон. Прибудь оперативники на час позже, профессор бы успел не только базу стереть — он бы винтика на винтике от Иллюзиона не оставил.

— Док, а если я дам слово, что, когда все будет кончено, оставлю вас наедине с вашими железками на часик, вы согласитесь?

— На два. — Алекс впервые посмотрел на офицера без неприязни. — Но как быть с остальным? Объект, персонал, легитимность, в конце концов?

Бумага за подписью губернатора легла на стол джокером. Первый раунд остался за Ником.

* * *

Агентство постаралось — Иллюзион выглядел точной копией того, что стоял когда-то в клинике Рилтона. Даже кресло у пульта могло сойти за его, Алекса, если бы не предательская новизна обивки.

— Располагайтесь, док, — гостеприимно развел руками Шелт и плюхнулся на стул. — Сейчас нам принесут кофе. Ну, на ком вы остановились? — потер ладони Ник. — Мы собрали душевнобольных с пяти штатов.

— Брайан Паркис. Клиническая картина и генотип близки к донору, — сухо ответил Рилтон. Кивком поблагодарил миниатюрную шатенку за кофе и, дождавшись, пока она выйдет, продолжил: — Ваше обещание в силе, офицер? Даже если у нас ничего не получится?

— Не беспокойтесь, я даже выдам вам молоток, — в унисон откликнулся Ник и осклабился: — А я смотрю, вы настроены скептично.

— Шансы близки к нулю, — пожал плечами Алекс. Ему явно старались угодить — кофе был стоящий, без сахара и сливок. — Вряд ли нам удастся настроить объект на волну донора. В прошлый раз мне понадобилось больше года, чтобы Джек начал реагировать на душевные импульсы. — Рилтон невидящим взглядом смотрел на зеркальное стекло, за которым одетые в зеленое санитары усаживали на стул щуплого парнишку. Тот не сопротивлялся, лишь затравленно зыркал по сторонам на мигающие розовым стены Иллюзиона. — Джек тогда словно очнулся от долгого сна. Он начал говорить, стал рисовать…

— А нам не нужно, чтобы он рисовал. — Ник кивнул на Брайана, нахмурился. Страницы восьми альбомов, прикрепленных к делу, были покрыты лицами сотен женщин. Отличная версия с треском провалилась, когда рисунки прогнали на совпадение с фотографиями жертв.

Совпадения были ничтожно малы, и вовсе не из-за объема выборки. Статистического материала к тому времени уже хватало.

Мысль о статистике коробила, и Ник поспешил продолжить:

— Нам нужно синхронизировать его с Джеком.

— И только? — язвительно спросил Рилтон и вздрогнул. Санитары за стеклом закончили с датчиками и водрузили на голову объекта приемник. Хромированный обруч смотрелся на синеватой выбритой коже капканом. — Шансы близки к нулю, — как заклинание повторил он.

— Шансы равные: или получится, или нет, — цыкнул Ник и подался вперед. — Увеличьте напряжение при первичном спраутинге, док. У нас ведь не так много времени.

— А вы неплохо осведомлены, офицер, — отставил кружку Рилтон. — Я гляжу, два года не прошли даром.

— Вы мне льстите, — откинулся на спинку стула Ник и заложил руки за голову, — работала целая команда. Сначала мы транслировали комнату Джека, любимые фильмы, передачи. Потом его рисунки. Запускали фотографии жертв, мест преступлений. Трижды меняли объекты. Но воспроизводимости эксперимента не добились. Скажите, док, а может, вы слукавили? Может, на этом диске и нет ничего, кроме белого шума? — скосил глаза Ник на обычную с виду болванку, лежащую на столе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.