Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и психодрама

Холмс Пол

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и психодрама (Холмс Пол)

Пол Холмс

ВНУТРЕННИЙ МИР СНАРУЖИ

Теория объектных отношений и психодрама

Перевод с английского Р. Р. Муртазина под редакцией И. М. Кадырова

Москва

Независимая фирма «Класс» 1999

УДК 615.851.84 ББК 53.57 X 85

Холмс П.

X 85 Внутренний мир снаружи: Теория объектных отношений и психодрама/Пер. с англ. Р. Р. Муртазина. — М.: Независимая фирма «Класс», 1999. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 74).

ISBN 5–86375–122–3 (РФ)

Главный редактор и издатель серии — Л. М. Кроль

Научный консультант серии — Е. Л. Михайлова

Публикуется на русском языке с разрешения издательства Tavistock/Routledge и его представителя Геллы Якобсон.

ISBN 0–415–05551–4 (Great Britain) © 1992, Paul Holmes

ISBN 5–86375–122–3 (РФ) © 1992, Routlege

Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству «Независимая фирма «Класс». Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

Отдельные экземпляры книг серии можно приобрести в магазинах Москвы: Дом книги «Арбат», Торговых домах «Библио-Глобус» и «Молодая гвардия», магазинах № 47 «Медицинская книга» и «Путь к себе».

СЦЕНЫ ИЗ ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ, ИЛИ ПУТЕШЕСТВИЕ «ТУДА И ОБРАТНО»

Эта книга рассказывает о внутреннем мире человека, о его личном «внутреннем театре», о «героях», «злодеях» и других персонажах, с раннего детства населяющих этот потаенный мир, об их сценической и закулисной жизни. А еще о терапевтическом театре, о возможностях воссоздания сцен внутренней жизни средствами психодрамы и попытке их осмысления при помощи психоаналитической теории объектных отношений. В книге Пола Холмса психодрама и психоанализ, эти психотерапевтические Дионис и Аполлон, извечные соперники и антагонисты, удивительно мирно уживаются под одной обложкой.

Метафора внутреннего театра или сцены представляется довольно естественной применительно к психической жизни человека, а для психотерапии она, по–видимому, является одной из самых первых и плодотворных. Еще в конце прошлого века Анна О. — знаменитая пациентка венских врачей Брейера и Фрейда (для Фрейда это был первый психотерапевтический случай) обозначила свои воспоминания, фантазии и ассоциации как «мой внутренний театр». Публикация в 1895 году случая Анны О. признается сегодня датой рождения психотерапии как научно–практической дисциплины. Молодая девушка на сеансах психотерапии погружалась в особое состояние и воспроизводила перед врачом сцены, представляющие фрагменты ее травматического эмоционального опыта. Благодаря этому она достигала катарсиса и исцеления.

Возможно, глядя на этот «изначальный» случай психотерапии, современный психодраматист заметил бы: «Это еще не психодрама, но очень и очень ее напоминает, это что–то вроде сеансов аутодрамы или монодрамы». Воображаемый психоаналитик, вероятно, сказал бы: «Да, это Брейер и Фрейд, но это еще не настоящий психоанализ. Хотя можно сказать, что почти психоанализ; это лечение разговором (talking cure). Благодаря ассоциациям пациентки удается вскрыть бессознательные корни ее психического недуга, что и приносит ей выздоровление».

Парадоксально, но психотерапия в своем изначальном виде сочетала в себе элементы гипноза, психодрамы и психоанализа — «все в одном флаконе». Лишь с течением времени, с развитием и дифференциацией психотерапии, дороги Гипноса, Диониса и Аполлона радикально разошлись. Сегодня различия психоанализа и психодрамы кажутся фундаментальными. Это разные жанры психотерапии, два разных театра для психической драмы.

В 1992 году, когда я и еще несколько моих московских коллег были участниками первой в России программы шестилетнего обучения психодраме, Йоран Хёгберг, наш «первый учитель», замечательный психотерапевт, мастер аналитических разборов сеансов психодрамы, испытывающий глубочайший интерес к психоанализу, сказал: «У психоанализа очень мощная теория, но техника впечатляет гораздо меньше. Мощный интеллект со слабыми мышцами». Я возразил: «Но в психодраме мы имеем дело с мощной техникой и очень бедной, нелепой теорией. Иногда она напоминает мне всадника без головы». Йоран согласился со мной и посоветовал прочитать книгу про «психодраму с головой». Это была новенькая, только что выпущенная издательством «Рутледж» книга британского психотерапевта, доктора медицины Пола Холмса. Да, та самая книга, русское издание которой вы держите сейчас в руках. П. Холмс — психодраматист, получивший также серьезное образование по психоаналитической психотерапии в Лондоне (где преимущественно и была разработана психоаналитическая теория объектных отношений), написал замечательную и поучительную книгу про «умную психодраму». На меня произвел большое впечатление элегантный синтез психодрамы и теории объектных отношений. В своей книге Пол Холмс показал, как психодраматический театр может стать уникальной экспериментальной лабораторией для теории объектных отношений, для исследования взаимодействия индивидуальной психологии с групповыми бессознательными процессами. Таким было мое заочное знакомство с Полом.

А через год Пол Холмс стал координатором и основным инструктором нашей учебной программы по психодраме, и мы начали учиться у этого мастера уже на собственном опыте, поочередно «сменяя роли» протагонистов, дополнительных «я», ассистентов режиссеров и режиссеров. Мы учились, играя. Это были счастливые годы. В 1996 году наша учебная программа успешно завершилась сертификацией первых российских психодрама–терапевтов. А еще через три года издательство «Класс» взяло на себя приятный труд выпустить книгу Пола Холмса «Внутренний мир снаружи» на русском языке, и я испытываю радость и легкую зависть к тем, кто впервые совершит удивительное путешествие «Туда и Обратно».

И. М. Кадыров

БЛАГОДАРНОСТИ

Я был счастлив в течение двадцати лет своей психотерапевтической практики работать со многими учителями, наставниками, коллегами, терапевтами, пациентами и друзьями — людьми творческими, в высшей степени профессиональными и несущими заряд созидательной энергии. Я многому научился у этих людей, однако считаю неверным и непрофессиональным шагом перечислять здесь их имена. Был у меня и гораздо менее успешный опыт работы с другими учителями, супервизорами и терапевтами. Я потерпел неудачу в работе с некоторыми моими пациентами и студентами. Однако я многому научился и приобрел опыт и зрелость благодаря работе с ними.

Тем не менее, я рад выразить свою благодарность за помощь, которую получил от многих моих друзей за время пребывания в Мехико Сити. Я хотел бы поблагодарить Дэвида и Ровенну Резникофф, Густаво Фуэнтеса и Херминию Лоза, Мануэля Акуну, Грегорио Фритца, Манлио Гуэрреро, Маргариту Гуитарт Падилла, Мойзеса Риуэру Ортиза, Кена Дэви, Джорджа Браво Сото и Лауру Кортес. Я также признателен за дружбу моим психодраматическим «кузену» и «кузине» Юйо Белло и Джейм Винклер и их студентам из Escuela Mexicana de Psicodrama у Sociodrama.

Я хотел бы выразить особую благодарность моим родителям, которые помогли мне организовать визит в Мексику, Эдвине Велхэм, моему редактору из издательства «Тевисток/Рутледж», за то, что она безгранично поддерживала и ободряла меня с самого начала этого проекта, а также поблагодарить Universidad de las Americas A. C. в Мехико Сити, который создал мне все условия для работы на компьютере, когда я в этом особенно нуждался.

Замечание

Я — мужчина–психодраматист, и в этой книге мною описана психодраматическая сессия с протагонистом–мужчиной. Поэтому на протяжении всей книги я использую по умолчанию мужской род, если только из контекста не следует, что разговор идет о женщине. Однако это ровным счетом ничего не значит, потому что в этой стране большинство психотерапевтов — женщины.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.