Мумия

Свердлов Леонид

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мумия (Свердлов Леонид)

Археолог по имени Том стер пыль с камня, закрывавшего вход в гробницу. На камне была хорошо видна надпись на древнем языке давно исчезнувшего народа, некогда населявшего эти земли.

— Ты знаешь, что это за слово? — спросил Том своего коллегу Джима, тыча пальцем в первый иероглиф.

Джим достал из рюкзака старый потрепанный словарик и принялся его листать.

— Что за идиотский язык! Сколько на нем читаю, никак все эти каракули не запомню, — проворчал Том.

— И много ты на нем читал? — спросил Джим.

— Было время, как в гробницу зайду, так и не выйду, пока все иероглифы не прочту.

— Интересно?

— Ничего интересного. Обычно один и тот же иероглиф, означающий пенис. Не знаю уж, зачем они его везде писали. Кто-то говорит, они видели в нем охранительный символ, другие считают, что это своеобразное пожелание покойному счастливого пути в мир мертвых. У них вообще были очень странные представления. Нам не понять. Ну что, нашел?

— Пресыщение, смерть.

— Черт бы брал многозначность их иероглифов. А второе слово?

— Второе? Сейчас… А тут ты как раз супом залил.

— Совсем не разобрать что ли?

— Э-э… ужасн… ужын…

— Понятно, можешь дальше не смотреть. Тут написано: «Сытный ужин ждет того, кто нарушит покой мертвых».

— Это что, такой юмор?

— Никакого юмора тут нет и быть не может, все совершенно серьезно. У этих дикарей был абсолютно противоестественный культ мертвых. Нам не понять. Они жили в своем недоступном нашему разуму мире, населенном ожившими мертвецами, зомби, оборотнями. Так что, увидишь, как человек превращается в волка…

— Ну, хватит! Сто раз уж рассказывал. Надоело. Давай, наконец, делом займемся, пока не стемнело.

Они отвалили от входа камень и спустились во тьму склепа.

Археологи зажгли фонари и осветили длинный коридор, уходящий вглубь гробницы. Наклонные стены смыкались, образуя сводчатый потолок. Пол был выложен массивными каменными плитами. Том поднял с земли камень и бросил его на одну из плит, немного выступающую над другими. Из раздвинувшихся стен резко выдвинулись заточенные колья, сверху посыпались огромные булыжники, в полу раскрылись ямы, кишащие змеями.

— Как обычно, — Том сплюнул на пол. — Возни на пару часов. Ничего, к ночи справимся.

Том был опытным археологом. Любо-дорого смотреть, как ловко он обезвреживал ловушку за ловушкой. Прошло действительно не больше двух часов, когда наши герои добрались до последней двери.

— Ну вот и все, — сказал Том. — Саркофаг там должен стоять.

Пинком ноги он распахнул дверь. Во тьме блеснула сталь сабли. Луч фонаря осветил скелет воина в дверном проеме. Том усмехнулся и ударом кулака снес скелету череп. На пол посыпались кости.

— Ну и напугал! — Джим схватился за сердце. — Что это было?

— Вроде охранника, — ответил Том. — Лови пас!

Том пнул череп, Джим отскочил, и череп разбился об угол саркофага, стоящего посреди комнаты.

— Зря ты так, — сказал Джим.

— А чего? Череп-то нам зачем? Вот, на саблю обрати внимание, она может представлять интерес.

— Накличешь ты на нас беду, — проворчал Джим, но саблю поднял.

— Посмотрим, что там, — Том кивнул на саркофаг.

Они легко спихнули крышку. В саркофаге лежала отлично сохранившаяся мумия. Том щелкнул языком.

— Очаровашка! — сказал он. — Как она тебе?

Джим поморщился.

— Не люблю я покойников.

— А кто их любит? Покойники не негры — их любить никто не обязан.

— Осторожно, Том!

Пепел с сигареты Тома упал на бедро мумии.

— Ерунда, — сказал Том. — Бинты — не главное. Они и так уже все истлели — одно пятнышко их не испортит. Главное, саму мумию не повредить.

— Да хрен с ней, Том. Пошли, что ли, в сокровищницу.

— Чего?

Том обернулся и не заметил, как рука мумии быстро стряхнула пепел с бинтов. Не заметил этого и Джим.

— Ничего! В сокровищницу пойдем, а то что-то ты уж очень на жмурика залюбовался.

Том и Джим прошли в соседнее помещение, в котором при захоронении сложили драгоценности усопшего.

Вокруг саркофага снова стало темно. Светились только глаза мумии. Она медленно приподнялась и встала из саркофага, потом осмотрелась и направилась вслед за археологами к сокровищнице, откуда пробивался свет. Мумия три тысячи лет пролежала в своем саркофаге, сон ее был спокоен и благостен. Она была далеко отсюда, в прекрасной и счастливой стране, где нет ни пустынь, ни жары. Летом там не нужно было возделывать землю: все росло само, зимой там выпадал снег — замерзшая вода, которой мумия никогда не видела при жизни. Перед самым пробуждением она как раз видела зиму. Холодный мокрый снег падал на лицо, она снова была молода, влюблена и счастлива. Но все это было прервано вмешательством двух беспардонных археологов. Мумия шла к ним.

Археологи не знали, что происходит в соседнем помещении. Они беспечно осматривали свои трофеи и беседовали.

— Зря старались, — говорил Джим, — почти ничего ценного. Видать не очень богатого трупака мы откопали.

— Ничего, — отвечал Том. — Главное — мумия у нас. Я вообще в основном за ней сюда пришел.

— Ты думаешь, ее кто-то купит?

— Музеи с руками оторвут. Или ученые. Это ж не просто труп маринованный, она ведь, можно сказать, вечно живая. Их ученые знали секрет бессмертия, так что в ней есть что изучать.

— Хочешь сказать, что это чучело до сих пор живет? Брось, — Джим поежился от отвращения, — я в сказки не верю.

— А знаешь, как она заверещит, если сунуть ей напильник в задницу? Шучу.

— Шутки у тебя… Не смешные. Ты меня за дурачка-то не держи. Я ведь и сам понимаю: если б они были живые, как бы их в музеях показывали?

— Живых в музее, конечно, не показывают. Мумии света боятся. Денек на свету подержать — она и окочурится окончательно.

Мумия слышала все это. Она стояла в тени за углом, и ее глаза светились все ярче. Крыса, случайно пробегавшая мимо, увидев ее, завалилась набок и околела от инфаркта.

— Заболтались мы, — сказал Джим. — Сваливать пора. Давай, берем все и пошли отсюда.

— Нет, — ответил Том, развязывая рюкзак. — Нам тут ужин был обещан. Хочешь копченую мумию пожевать? Ну, как знаешь. У меня и бутерброды с колбасой имеются.

— Ты чего, ночевать здесь собрался?

— Ага. Поздно уже. Снаружи тьма, хоть глаз выколи. Заблудимся. Или патруль загребет. Тут сейчас по местности фараоны ходят, проверяют, чтоб гробницы не грабили. Народное достояние, мать их! А если черного археолога поймают — все заберут, оштрафуют, да еще и в кутузку на полгода засадят. Знаешь, какие у них тут тюрьмы? Я знаю. Не дай бог никому в такую тюрьму попасть. Они к самим гробницам не подходят. Боятся, твари суеверные. А на дороге сразу нас повяжут.

— Тогда лучше остаться, — еле слышно согласился Джим.

Том хотел еще что-то сказать, но Джим приложил палец к губам и прислушался.

— Кажется, там кто-то есть, — прошептал он, показывая на вход.

Том улыбнулся и, подмигнув товарищу, скользнул во тьму коридора. Внезапно послышался удар, фонарь выпал из рук Тома и погас. В наступившей тьме Джим судорожно искал свой фонарик. Ему казалось, что он целую вечность выковыривал его из кармана. Наконец луч света прорвал мрак и осветил фонарь Тома, лежащий на полу.

— Спасибо, — сказал Том, снова зажигая свет.

— Что там было? — спросил Джим.

— Мумия, — усмехнулся Том. — И не одна, а с тремя зомби и одним вампиром. Шучу. Никого там не было.

— Не шути так. А чего ты фонарь уронил?

— Не знаю, — ответил Том, возвращаясь на свое место. — Ударился обо что-то.

— Зря мы здесь остались.

Джим пристально смотрел на свои напряженные руки.

— Что сделано, то сделано, — в глазах Тома горел недобрый огонек. — Теперь уже поздно отсюда уходить. Ничего, не дрейфь. Готовься к новым ощущениям. Ты ведь еще никогда не проводил ночь вместе с мумией, а? Может еще понравится? А она-то как будет рада!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.