Цыплячьи шефы

Верейская Елена Николаевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Цыплячьи шефы (Верейская Елена)

Кира ехал с мамой на всё лето на дачу. Но он совсем не радовался. Наоборот, он невесело смотрел в окно вагона и думал.

— Федул, что губы надул? — с улыбкой спросила мама, сидевшая напротив.

— Ты сама знаешь, — заговорил Кира, и губа его задрожала, — я хотел ехать в школьный лагерь, туда много ребят из моего класса поехали… Ну, уж раз ты медсестра детского сада, и ехала бы к своим пупсам, а зачем меня к ним тащить?

— Чудак ты, Кирюша! — вздохнула мама. — Зато мы всё лето будем с тобой вместе! А дача там чудесная! Да и папе захочется нас обоих навещать. Что же ему — разорваться?

— А что я буду делать там с малышами? Пирожки из песка лепить, что ли? Я же школьник!

— Школьник, — мама кивнула головой. — Во второй класс перешёл. В конце августа тебе восемь лет исполнится. А у моих ребят в старшей группе есть такие, которые в прошлом году в школу не попали, потому что им семь исполнилось в октябре — ноябре. Разница в возрасте с тобой два — три месяца.

— Всё равно, — упрямо пробубнил Кира, — я школьник, а они ещё пупсы! С ними играть скучно: они воображать не умеют.

— Ого! — воскликнула мама. — Сам увидишь, какие интересные есть у меня там ребята! А насчёт «воображать», так многие и тебя за пояс заткнут.

— Ну да-а… — недоверчиво протянул Кира, — что они понимают?..

— Давай собираться, Кирюшка, — сказала мама. — Следующая станция наша.

В первый же лень на даче случилось маленькое происшествие. Не успели мама с Кирой приехать, как в калитку вошла старенькая бабушка с заплаканными глазами. Воспитательница старшей группы Мария Михайловна ласково её приветствовала:

— Здравствуй, соседушка, бабушка Ульяна? Почему слёзы?

— Топлёнка у меня пропала! — и старушка всхлипнула.

— Топлёнка? Кто это? — спросили ребята.

— Курица, — ответила бабушка. — Такая красивая, вся жёлтенькая, цветом как есть топлёное молоко. А уж умница-разумница какая! Со вчерашнего вечера её нет, и ночь дома не была и утром не вернулась. Нет ли её где у вас на участке?

— Посиди, бабушка Ульяна, здесь на скамейке, — скатала Мария Михайловна, — а мы с ребятами сейчас весь участок обойдём, поищем.

Участок вокруг дачи оказался очень большим.

Возле домиков цвели на клумбах цветы, их обегали посыпанные песком дорожки. А дальше шел сад — как лес с высокими деревьями, с зарослями кустарников, с просторными лужайками. С первого раза могло показаться, что в нём легко заблудиться. А только заблудиться было невозможно, со всех сторон он был обнесён высоким деревянным забором.

Вся старшая группа, весело болтая, шла, тесно обступив Марию Михайловну. Ребята заглядывали под все кусты и старались перекричать друг друга:

— Топлёнка!.. Топлёнка!..

— Цып-цып-цып!..

Кирилл шёл в стороне один и молчал. Ему очень нравился участок. На нём хорошо играть в любое путешествие, в любое приключение! А с кем? С этими пупсами? Что они понимают? Вот был бы тут шкальный лагерь!..

Вдруг кто-то толкнул его локтем. Кирилл оглянулся.

Рядом с ним шагал мальчишка чуть повыше его ростом с носом пуговкой.

— Я тебя знаю, — сказал он.

— И я тебя знаю, — обрадовался Кирилл, — ты в моей школе учишься, в классе «б».

— Ага! А ты в «а». Тебя как звать?

— Кириллом. А тебя?

— А я Шурка. А ты чего тут, а не в лагере?

Кирилл тяжело вздохнул.

— Мама моя тут медсестра, — грустно сказал он.

Шурка свистнул.

— Ф-ю-ю! То же, что со мной! А моя тут завхоз! Не повезло нам.

Они остановились и посмотрели друг на друга.

— Я рад, что я тут не один большой! — дружелюбно сказал Кирилл.

— Ага, и я рад. А то все мелюзга! — и Шурка презрительно пожал плечом.

— Значит, давай дружить! — весело предложил Кирилл.

— Ага, дава-а-а-й! — И Шурка вдруг боком налетел на Кирилла и неожиданно так толкнул его, что сбил с ног.

— Слушай! — сердито закричал Кирилл, вскакивая на ноги, — я драться не люблю! И ты не лезь!

— Подумаешь! — расхохотался Шурка и снова налетел было боком на Кирилла, но тот отскочил и ловко подставил Шурке ногу. Теперь Шурка ткнулся носом в траву, но, падая, дёрнул Кирилла за ногу, и Кирилл во весь рост растянулся на спине.

— Это что такое? Драка? А ещё школьники! И не стыдно? — услышали они над собой голос Марии Михайловны.

Оба вскочили на ноги. Шурка сразу стал оправдываться:

— Он мне ножку подставил! Я не виноват!

— Зачем ты ему ногу подставлял? — строго спросила Мария Михайловна.

Кирилл мрачно молчал. Он не любил ябедничать.

Мария Михайловна укоризненно покачала головой.

— Чтобы этого никогда больше не было! — твёрдо сказала она, и все двинулись дальше по участку.

— Я не буду с тобой дружить, и не лезь ко мне, — шёпотом сказал Кирилл Шурке, когда тот снова подошёл к нему.

— Подумаешь! Больно ты мне нужен! — фыркнул Шурка и отошёл.

Обыскали весь участок, но Топлёнку не нашли. Бабушка Ульяна заплакала.

— Видно, ястреб мою курочку унес. И, понурившись, ушла домой.

Весь день Кирилл держался в стороне от всех и скучал. Ему хотелось зайти в медпункт к маме, но он не пошел. Он все ещё сердился на неё.

Вечером он долго не мог загнуть. Было обидно, что и мама не зашла вечером в спальню старших мальчиков. Вообще лето не обещало ничего хорошего… Он вдруг вспомнил про красную тетрадь, которую сегодня утром подарил ему папа.

— Ты, Кирилка, записывай в неё всё интересное, что будет случаться на даче. Ладно? — сказал он.

Все ребята вокруг крепко спали. Кира тихонечко встал, вынул тетрадку и, положив её на подоконник, при бледном свете летней белой ночи записал карандашом:

«Сегодня приехали на дачу. Тут скука: все малыши. А Шурка плохой товарищ». Подумал и прибавил «И глупый». Ещё подумал и приписал: «У бабушки Ульяны пропала курица Топлёнка. Мы все её искали и не нашли». Он закрыл было тетрадку, но спохватился и поставил чисто «15 июня».

Потом лёг в постель и сразу уснул.

* * *

На другое утро, после завтрака, Кира бродил один по дорожкам сада и вдруг за зарослями сирени услышал голоса.

— Смотрите! Смотрите! — звенел тоненький ребячий голосок. — А вон там собачка! И хвост крючком!

— Верно! А перед ней будто девочка бежит…

— Да, да! И руку вперёд протянула!

— Ой, рука-то, рука-то!.. Длиннее самой девочки вытянулась.

— А собака уж не собака! Расплылась!

Кира вышел на маленькую лужайку за сиренью и остановился. На высокой скамейке, болтая ногами, сидели четверо ребят — три девочки и один мальчик — и в таком азарте смотрели куда-то вверх, что и не заметили Киры.

— А девочка превратилась в кенгуру, видите? — закричала беленькая малышка.

Кира тоже поднял голову и посмотрел вверх. День был ветреный, и по синему небу быстро неслись облака. Одни — белые и почти прозрачные — летели выше, другие — серые и тяжёлые — ниже, и нижние обгоняли верхние. И те и другие всё время меняли очертания, одно другого причудливее и фантастичнее. И Кира сам не заметил, что уже сидит на краю той же скамьи и тоже кричит:

— Смотрите! Скорей, а то закроется! Вон будто птица летит, а за ней крокодил гонится!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.