Колос времени [СИ]

Дмитриева Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Колос времени [СИ] (Дмитриева Наталья)

Что же такое время? Пока никто меня о том не спрашивает, я понимаю, нисколько не затрудняясь; но как скоро хочу дать ответ об этом, я становлюсь совершенно в тупик. Между тем вполне сознаю, что если бы ничто не уходило, то не было бы прошедшего, и если бы ничего не происходило, то не было бы будущего, и если бы не было ничего действительно существующего, то не было бы и настоящего времени…

Блаженный Августин. Исповедь. Около 400 г.

Часть 1. Орел

Санкт-Петербург, наши дни

– Я уезжаю в круэз! – гордо сообщила бабушка.

Так и было сказано – в круэз.

– Куда?! – вытаращила глаза Вера.

Разговор происходил в душной прихожей, заставленной бесчисленными коробками со всяким ненужным хламом. Хлам именовался "памятью о дорогих сердцу временах" и лишь по этой причине еще не обрел заслуженного места на здешней помойке.

Вера потерлась щекой о плечо, как всегда в подобные минуты жалея об отсутствии у людей третьей руки, которая очень бы пригодилась в тот момент, когда две другие заняты битком набитыми пакетами. Она только что вошла, еще не успела отдышаться, а на улице такая жара…

– У тебя, что, проблемы со слухом? Я ясно сказала. Анатоль взял две путевки, мы с ним едем в круэз по Ладожскому озеру – на неделю на большом белом теплоходе.

– Ааа… эээ… ну, ладно… хорошо… Значит, Анатолий Васильевич взял путевки, – пробормотала девушка, по-прежнему мало что понимая.

Пергаментные щеки бабушки слегка порозовели.

– Старый развратник! Думает, я не знаю всех его штучек. Разумеется, он решил снова пойти на приступ…

– И ты согласилась?

– Вера, мы уже в таком возрасте, что нашей репутации ничто не повредит… и это меня раздражает! К тому же, мне кажется, намерения Анатоля вполне серьезны…

Девушка задумчиво кивнула. Что ж, серьезные намерения давнего ухажера – это, конечно, повод. Ей следует порадоваться за бабушку, которая в кои веки решилась выбраться из своей пропыленной квартиры, да еще и с перспективой устройства личной жизни. И все-таки странно… Ядвига Станиславовна была такой домоседкой, что за последнее десятилетие выходила из дома только на похороны двух своих подруг детства (одна умерла семь, другая – пять лет назад), и еще один раз ее саму увозила скорая с подозрением на инфаркт. И вдруг – романтическое путешествие!

– Когда вы едете?

– Завтра, – ответила бабушка, с удовольствием оглядывая себя в облезлом зеркале стенного шкафа. В ее речи прорезался отчетливый французский прононс. – Теплоход отходит в час пополудни.

– Я тебя провожу.

– Не надо, Анатоль заедет за мной на такси. Я вызвала тебя, чтобы ты помогла мне собраться. Надеюсь, ты принесла все, о чем я просила?

– Конечно, только лучше я все-таки провожу…

– Не вздумай! – Ядвига Станиславовна обернулась так резко, что высокий кок ее жестких как проволока медно-рыжих волос, украшенный черной атласной розой, подпрыгнул словно живой. – Ты нужна мне здесь. Будешь смотреть за апартаментами в мое отсутствие.

Вера ушам своим не поверила.

– Зачем?! Бабуля, глупости какие!

– Кто-то должен кормить Барса!

Толстый полосатый кот, сидящий у бабушкиных ног, благодушно мурлыкнул, отсвечивая топазовыми глазищами.

– Барса я возьму к себе.

– И поливать цветы!

– У тебя нет никаких цветов!

– Есть! Анатоль подарил мне диффенбахию, – с нескрываемым торжеством произнесла бабушка.

Внучка кивнула.

– Хорошо, ее я тоже заберу…

– Я тебе запрещаю! Мне нужно, чтобы ты осталась здесь. Это не обсуждается! Я не хочу думать, что меня ограбят, пока я буду в круэзе. Ты видела, что случилось с парадным?

Вера посмотрела на бабушку с нескрываемым удивлением. Действительно, заходя в подъезд, она заметила, что железная дверь снята с петель и стоит аккуратно прислоненная к стене, лишь символически прикрывая вход. Примерно полгода назад по инициативе самих жильцов все подъезды бабушкиного дома оснастили новыми домофонами, на которые опять-таки скинулись сами жильцы… все, кроме бабушки. Та с самого начала приняла идею модернизации в штыки, называя ее не иначе, как "происками дьявола", и уверяя – мол, она (бабушка) потому и прожила столь долгую плодотворную жизнь, что нечистый с его штучками никогда не мог к ней подобраться. И впредь пусть не надеется.

Удивительное дело! Оказалось, что воля одного человека вполне может возобладать над мнением коллектива, и с момента установки домофоны соседних подъездов работали, как часы, а бабушкин ломался с завидной регулярностью, приблизительно раз в две недели.

– Я-то видела, а вот ты откуда об этом знаешь?

– Утром я ходила в булочную…

Внучка вскинула брови.

– Софья с третьего этажа ходила и рассказала мне, – поправилась Ядвига Станиславовна и, чуть поколебавшись, схватилась за сердце. – Боже, ты хочешь моей смерти…

– Бабуля!

– Тогда пообещай, нет, поклянись всем, что еще для тебя дорого, что ни на минуту не оставишь этот дом, пока я буду в отъезде…

– Бабуля!!

– Поклянись! – неожиданно глубоким голосом воскликнула бабушка, устремив на внучку пронзительный взгляд темных глаз.

В коробках что-то зазвенело, и Вера внезапно ощутила приступ головокружения.

– Ладно, клянусь, – устало отмахнулась она, проходя на кухню.

Настоявшая на своем Ядвига Станиславовна мгновенно повеселела и выглядела теперь чрезвычайно довольной.

– Вот и отлично! Смотри, Вера, ты поклялась. А теперь вставай и помоги мне собраться. Осталось так мало времени, а у меня еще столько дел…

На следующий день, проводив бабушку до такси, благополучно загрузив ее, два чемодана и сафьяновый несессер в машину, Вера выслушала искренние заверения Анатолия Васильевича в том, что "с дражайшей Ядвиги не упадет и волоса" и втайне от бабушки выудила у него обещание отзвониться, как только окажутся на теплоходе. Потом она вернулась в квартиру, забралась с ногами в любимое кресло-качалку и задумалась.

Хорошо, что бабушка будет под присмотром. На Анатолия Васильевича вполне можно положиться – несмотря на возраст, он еще довольно крепок и к тому же не испытывает отвращения к таким достижениям цивилизации, как мобильный телефон. Безусловно, хорошо, что в такую жару бабушка сможет развеяться. Молодец она, что решилась на эту поездку… Плохо одно – теперь внучке придется целую неделю торчать в этом скопище пыльного старья без горячей воды, кондиционера и компьютера!

"Ну, почему так, а?… Как всегда… Все друзья-приятели кайфуют на море, а я…" – Вера страдальчески закатила глаза и, не удержавшись, чихнула пять раз подряд.

Ну, кто бы подумал, что в их северных широтах может быть такое невыносимо жаркое лето! Столбик термометра вторую неделю держится на отметке 35 градусов и ниже падать не собирается. Метеорологи и предсказатели погоды делают большие глаза и обещают циклоны, грозовые фронты, ветра с Северного Ледовитого океана, только все это, видимо, предпочитает обходить родной город стороной…

Выглянув в окно, девушка снова вздохнула. Над гранитными парапетами поднимались волны жара, заставляя невскую панораму колыхаться, как мираж в пустыне. Свинцово-серые речные воды блестели, словно облитые маслом. Сквозь рассохшиеся рамы просачивался мерзкий душок паленой резины, смешиваясь с запахом лекарств и старого белья – запаха, типичного для квартиры, в которой живет одинокий пожилой человек.

Кошмар! И ей сидеть в этой душегубке безвылазно целую неделю. Собственная маленькая двушка показалась Вере недостижимым раем. Будь ее воля, она бы ни минуты здесь не задержалась, прихватила бы Барса и адье, бон шанс! А все клятва, будь оно неладно… Если внучка ее нарушит, бабушка тут же об этом узнает, и даже не спрашивайте, откуда. Узнает и все! Ой, что тогда будет…

Вера зажмурилась и попыталась убедить саму себя, что даже в таком положении могут найтись свои преимущества. Ну, положим, от компьютера ей не мешало бы отдохнуть, горячая вода в такую жару совершенно не нужна, а вот отсутствие кондиционера – это большой жирный минус. Бабушка почему-то негативно относилась к бытовой электронике в любом виде, даже свет предпочитала лишний раз не включать. Как лишнее тому подтверждение – на кухонном столе стоял старинный литой подсвечник с тремя оплавившимися свечками, а длинная клетчатая скатерть была сплошь заляпана воском. Убедившись, что с электричеством в доме все в порядке, Вера сделала попытку приоткрыть окно, чтобы пустить немного свежего воздуха, но вместо этого впустила волну гари и облако пыли.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.