Все будет как прежде

Безродный Иван Витальевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Все будет как прежде (Безродный Иван)

— Ну, тридцать первого мы тебя ждем! — пожал руку Сергею Антоха. — Не опаздывай давай. Ровно в час дня, у меня.

Они стояли около подъезда, поеживаясь на холодном порывистом ветру. Еще только вчера было плюс два градуса, а сегодня вот минус восемь. Непредсказуемая питерская погода… Впрочем, все сошлись на мнении, что под Новый Год лучше уж мороз, чем слякоть!

— Я-то не опоздаю, — усмехнулся Сергей и состроил Анюте рожицу. — А вот некоторые…

— Кто это некоторые?! — с праведным гневом вскинулась маленькая курносая девушка в мутоновой шубке и шлепнула парня по руке. Тот отскочил, смеясь.

— Знаю, знаю! Помнишь день рожденья у Стасика? Надо же, на целый час!

— И не на целый час… — обиженно проговорила Анюта. — Я подарок искала… — и показала язык.

— Ладно вам, не ссорьтесь, — миролюбиво сказал Антоха, поглубже засунув руки в карманы. — Холодно же! Пошлите, что ли… Окоченеешь тут с вами!

— Не надо коченеть! — назидательно произнесла Анюта. — А то весь следующий год мерзнуть будешь. Как со старым годом распрощаешься, так новый и проведешь. Понятно?

— Как новый встретишь, так его и проведешь, — поправил ее Сергей.

— А вот и нет, — заупрямилась Анюта. — Чтобы встретить новый, надо еще распрощаться со старым! Вот. — И снова показала язык.

— Ну, идемте… — заныл Антоха и демонстративно задрожал, словно в эпилептическом припадке.

— Я хочу,? мечтательно произнесла Анюта,? чтобы мне подарили компьютер! Папа обещал, но знаю я его обещания… — она вздохнула и покосилась на Сергея, рассеянно ковырявшего носком ботинка кирпичную стенку.? А может, и подарит,? поспешно добавила она. — Ботинок испортишь! Не ковыряй…

— Ну, вы, хакеры… Пошли! Холодно! — Антон и вправду начал мерзнуть. Он красноречиво зашмыгал покрасневшим носом.

— Да, — с вызовом произнесла Анюта. — Я буду хакером! Не то, что вы, пользователи!

— Ага, как тот Мытник! — подал голос толстый Мирон, до этого хранивший молчание. Он вообще говорил мало, зато умен был, как говорится, не по своим четырнадцати годам. — Стибришь через Интернет в американском банке миллион баксов! С нами-то хоть поделишься?

— Поделюсь, поделюсь… — заверила Анюта. — Только в полицию, как он, не попаду, уж будьте спокойны! Есть у меня на примете парочка идей… — и в который раз посмотрела на Сергея, теперь сосредоточенно разглядывающего ворону, которая копалась в мусорном баке, не обращая внимания на молодежь. Опять не замечает! Что я ему такого сегодня сказала? Ну, что за создания, эти мужики, а?! — подумала с горечью она.

— У-у-у!.. — тихонько завыл Антоха.

— Хватит выть! — отмахнулась от него Анюта. Ей совсем не хотелось прощаться с Сергеем. Еще бы минут десять постоять вот так с ним… Как бы завтра сманить его погулять по Невскому, а?

— Ребята, а представляете, через три дня начнется настоящий двадцать первый век! — Вдруг сказал Сергей и повернул к ним восторженное лицо. — Не верится! Прямо фантастика!

— Фи, — скривил замерзшее лицо Антон, но дрожать почему-то перестал. — Он же начался еще в двухтысячном… Отстал ты от жизни, гоблин несчастный…

— Все по-разному говорят… — пожал плечами Сергей.

— Серый прав, — высказал свое компетентное мнение Мирон. — С точки зрения астрономии двадцать первый век начнется в две тысячи первом году, и никак иначе.

— С точки зрения астрономии, с точки зрения астрономии… — передразнил толстяка Антон. — И что с того? Второго января найдут Атлантиду, а третьего с неба высадится десант маленьких зеленых человечков? Тоже мне, будущее! Меньше фантастики надо читать, вот что я тебе скажу. Ни фига эти писаки не понимают в реальной жизни. Слишком все у них быстро получается. Вот в двадцать седьмом веке или, там, в двадцать девятом что-нибудь эдакое да произойдет… А пока — как жили, так и будем жить. Ну, разве что Анютке комп подарят, — он подмигнул ей. — Наверно «Третий Пентиум», да? А может, даже и «Четвертый»! С частотой в полторы тыщи мегагерц… Куда там нашим «Селеронам»!

Анюта решила, что над ней смеются, и тут же надула свои полные губки.

— Скажи, профессор! — Антон нетерпеливо толкнул Мирона в бок.

«Профессор» неторопливо поправил очки.

— Ну, если подходить с этих позиций…

— А ты подойди, подойди!

— «Двадцать первый век» — просто символ… Цифры. Мы же с вами не пифагорейцы! Атлантиды, скорее всего, и вовсе не существовало, а вот летающую тарелку я сам видел! Летом, на Финском. И не только я…

— А, помню, все уши нам прожужжал! — Антон захихикал. — И ты ему скажи, Анют, скажи!

Анюта передернула плечами. Вечно у этих мужчин глупые споры! И зачем? Сначала она хотела вступиться за Сергея, но потом передумала. Пусть себе там не воображает!

— Все будет, как прежде, — тихо сказала она, имея в виду, наверно, что-то свое. — Разве нет? — и прямо посмотрела ему в глаза.

— Вот! — торжествующе улыбнулся Антон. Мирон промолчал. — Ну, что, идем, а?

— Все будет, как прежде, — громче повторила Анюта и отвернулась, кусая губы.

Сергей вошел в прихожую и принялся рассеянно раздеваться. Мать возилась на кухне, пекла пироги, и по всей квартире разносился изумительный запах. У него требовательно заворчало в животе. Сергей вспомнил, что с утра практически ничего не ел. Отец, как всегда, в гостиной смотрел по ящику какой-то матч. Возбужденный комментаторский голос привычно хаял судью и приезжую команду.

— Вернулся, блудный сын? — на шум из кухни вышла мать. Конечно, она очень любила Сергея и говорила это в шутку. Но чаще, чем ему этого хотелось бы.

— Я не блудный, — буркнул он.

— Ладно, ладно, не буянь, — она улыбнулась своей мягкой, притягательной улыбкой. Наверно, так могут улыбаться только мамы. Сергей не удержался, и его рот тут же растянулся до ушей. — Садись ужинать, я такое сварганила, такое!.. — она опять исчезла за полупрозрачной дверью.

— А, чертенок! — Поприветствовал его отец, не отрываясь от телевизора. — Как погулял?

— Нормально. — Сергей уселся на тахту.

— Ну, вот тебе… Опять «нормально»!.. Рассказал бы хоть что-нибудь.

— Потом, пап, после ужина. Да и нечего рассказывать.

— А как у тебя дела с Анютой?

— Нормально.

Отец вздохнул, и по квартире понесся его торжествующий рев:

— Го-о-о-о-ол!!!

После великолепного ужина Сергей отправился к себе в комнату с твердым намерением дочитать, наконец-то, книжку, которую еще три месяца назад ему подарила Анюта. Мать с отцом остались на кухне.

— Ну, что? — тихо спросил отец. — Дальше тянуть смысла нет. Осталась неделя.

Мать задумчиво составляла грязную посуду в мойку.

— Думаешь, стоит… именно сегодня? — неуверенно спросила она, включая воду.

— Да подожди ты с этими тарелками! — раздраженно махнул рукой отец. — Надо ему все рассказать именно сейчас. Хочешь оставить это все на последний день? А если возникнут проблемы?

— Может, не стоит ему все рассказывать, а… сразу…

— Да ты что?! Мы же уже говорили с тобой на эту тему! У него может случиться слишком большой шок, парень не оправится после него!

— Даже не знаю… — мать была в затруднении.

— Инга, Инга, — покачал головой отец. — Мы с тобой такие сложные операции проводили, из таких передряг живыми и невредимыми возвращались! Неужели сейчас-то не справимся?

Мать задумчиво смотрела в окно.

— Хорошо. Сейчас, — наконец, твердо произнесла она.

Отец довольно усмехнулся в густые усы.

— А как же тарелки?

— Подождут!

Книга была совсем неинтересной, и читать Сергею было тяжело. Когда в комнату постучались, и зашли родители, он с облегчением отложил роман в сторону.

— Читаешь? — с показной веселостью поинтересовался отец.

— А! — махнул рукой Сергей. — Белиберда.

— Не надо так говорить о подарке. Ведь его сделала Аня…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.