Игра судьбы

Безродный Иван Витальевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Игра судьбы (Безродный Иван)

Нельзя сказать, что Мартин Мак-Каски продал душу дьяволу, вовсе нет. Он не проводил черных месс, не делал жертвоприношений, тем более человеческих, не выходил на центральную площадь в полнолуние, чтобы сжечь пучок волос девственницы или испить зелье, настоянное на слезах желтой жабы и крови летучих мышей. Он не признавал культ Вуду и даже мадам Лулу, предсказывающую каждому желающему его судьбу за двадцать пять долларов. Он даже иногда ходил в лютеранскую церковь, хотя и не понимал, зачем. Нет, он определенно не занимался черной магией, как это принято было считать.

Но у него была Игра. Он ее сам сделал. Это оказалось совсем несложно, ибо магическую литературу можно было купить на каждом углу, и у него собралась приличная библиотека магий самых различных оттенков и направлений. Идея же воплотить теорию в практику родилась у него, конечно, не сразу. После декабрьского развода с женой и январского увольнения с работы в жизни Мартина появилось уйма свободного времени и широкая черная полоса неудач, обид и неудовлетворенности собой в частности и миром в целом. На скромное существование, которое он вел, накопленных денег пока хватало, поэтому долгими зимними вечерами Мартин валялся на стареньком скрипучем диване и от нечего делать читал большие красочные пособия по астрологии, солидные, увесистые трактаты, посвященные линиям руки, мудреные сонники и заумные толкования разводов кофейной гущи, дешевые брошюрованные курсы молодого экзорциста и тому подобное, на что ранее даже бы не посмотрел.

Он ходил вечно полуголодный, небритый, грязный, неряшливо одетый. Ему постоянно казалось, что прохожие на улице ехидно пялятся на него, а за спиной хихикают и тыкают пальцем. В автобусе ему редко попадалось свободное место, а однажды он умудрился сломать себе палец, поскользнувшись прямо перед своим домом. И процесса, затеянного по этому поводу с муниципальной службы города, ответственной за уборку территории, он не выиграл. В общем, он стал считать себя неудачником. А психоаналитиков, будучи человеком скрытным, Мартин не любил. Так продолжалось около месяца, и в конце заснеженного и вьюжного февраля он решил-таки наладить свою жизнь, так как больше терпеть такое положение вещей уже не мог. Почва для магии и колдовства была тщательно взрыхлена и должным образом сдобрена… Так и пошло его увлечение Миром Иным.

И вот, в какой-то из этих книг он вычитал о том, как, не обременяя себя какими-либо клятвами и обязательствами, вызывать некоторого Духа, который давал бы дельные советы по тому, как устроить свою дальнейшую судьбу. Общение с ним предполагалось не напрямую, а посредством маятника, зеркальца или другого подходящего предмета. Вопрос стоял лишь в том, как интерпретировать выдаваемые потусторонней силой ответы.

Советы магов самых различных степеней и гильдий, матерых колдунов и дальнозорких ясновидцев, собранные воедино, а также собственная смекалка и природное чутье помогли ему сконструировать некое устройство, которое Мартин так и назвал — Игра. Точнее, «Игра Судьбы». Арабской вязью он вывел это бесхитростное название на ее крышке из настоящего дуба, а затем покрыл лаком. Получилось красиво. Но не в красоте было дело. Потому что эта штука работала.

Собой она представляла довольно сложную и запутанную конструкцию, по крайней мере, на первый взгляд. Это был куб с размером ребра чуть более полутора футов, внутри которого располагалась мудреная система рычажков, канальцев, пружинок и тому подобного, напоминая в совокупности игру в пул. Снизу, как в копировальный аппарат, под куб засовывался поддон, расчерченный на квадраты, каждый из которых имел определенную интерпретацию вопроса. Туда же можно было класть листки с предполагаемой моделью поведения или какого-либо выбора в житейской ситуации. Верхняя крышка была сделана по тому же принципу, только там находились квадраты под такими названиями, как «Хорошая работа», «Любовь», «Богатство», «Слава» и тому подобное. В центр одной из боковин был вделан кристалл кварца с голубиное яйцо — сигнализатор посещения Игры потусторонними силами.

А функционировала Игра так. Ровно в двенадцать часов ночи следовало произнести несколько весьма древних и сильных заклинаний, упомянутых в пособии «Черная, белая и оранжевая Магия Семиречья и примыкающих к нему государств. Секретное издание», написанном магом Зибударом Карутамским из Арабских Эмиратов. После этого зажигался маленький кусочек смолы ели, обязательно голубой, и, после того, как кристалл кварца начинал светиться красноватым светом, в отверстие одного из верхних квадратов бросался кубик для игры в кости. Несмотря на то, что никакого механического завода у Игры не существовало, кубик долго мог носиться по внутренностям куба, то скатываясь вниз, то неожиданно подпрыгивая, звонко ударяясь о стенки. В небольшом окошке, с противоположного кристаллу бока, было несколько цифровых и буквенных счетчиков; их показания при этом хаотично менялись, но имели, в конечном итоге, решающее значение для последующих действий человека, вызывающего Духа.

Кубик выкатывался из многочисленных желобков и падал в один из нижних квадратов поддона. Выпавшая на нем цифра говорила о шансах на успех конкретного предприятия, а показания счетчиков указывали на место начального события, которое и должно было привести к желаемому результату. К Игре прилагалась очень подробная карта города, плотно расчерченная координатной сеткой с ценой деления в тринадцать ярдов. Соотнося с ней выставленные на счетчиках буквы и цифры, следовало отправиться в определенное время и место и… А там следовало действовать по ситуации, более Дух ничего не сообщал.

Игра далеко не всегда выбирала конкретное решение вопроса. В правом верхнем углу поддона существовал квадрат с надписью «Еще рано», и чаще всего кубик падал именно на него. Оно было и понятно — судьба милостива, но не расточительна. Да и шансы были по большей части невелики — из шести возможных Мартин поначалу получал «два», «три», «четыре»…

Еще сложнее было сориентироваться на месте. Однажды он выбрал раздел «Любовь», и с вероятностью «пять» ему выпал район угла Чесночной улицы и Портового переулка. Отправиться туда следовало ровно в час дня 13 марта, захватив с собой… нет, не цветы, а молоток и несколько маленьких гвоздиков. Мартин прибыл на место точно в срок, страшно волнуясь и сгорая от желания и нетерпения. Это был отшиб города, но это его не смущало. Ибо самые великие дела делаются, на самом деле, вовсе не в центре Города…

Перекресток оказался пустынным, если не считать мороженщицы на углу, наискосок от Мартина. Но она была безобразна, и лет ей было под пятьдесят. Да и вообще, ему вовсе не хотелось мороженого в этот хмурый промозглый день… Рядом с ним находился антикварный магазин, за широкими витринами, уставленными различными старинными канделябрами, статуэтками эпохи Мин и тому подобным, за которыми суетились улыбающиеся продавщицы, обхаживая, видимо, какого-то важного клиента. Мартин старался не отвлекаться на них.

Минут в пять второго, когда у него от волнения уже тряслись поджилки, на перекресток вышла хорошенькая девушка в лисьем полушубке, остановилась и начала чего-то ждать, нервно оглядываясь и покусывая прелестные губки.

«Вот оно!» — решил Мартин и на негнущихся ногах подошел к ней. Если Дух говорит, что это она, то значит, это она. А как же иначе?

— Добрый день… — промямлил он, сжимая в плотной ладони молоток.

Девушка удивленно воззрилась на него и, увидев молоток, испуганно шарахнулась в сторону. Проклиная все на свете, Мартин спрятал его в просторный карман пальто.

— Вы не так поняли! — горячо воскликнул он. — Я… это… Мы должны… Игра! Она сказала!

Девушка изумленно изогнула тоненькие брови и отошла еще на шаг.

— Не подходите! — пролепетала она. — Я закричу… — ее взгляд заметался из стороны в сторону.

Мороженщица тут же с интересом уставилась на них, не обращая внимания на мальчишку лет семи, боязливо протягивающего ей в сжатом грязном кулачке пару монеток.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.