Заурядный человек

Бандильерос Ганс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заурядный человек (Бандильерос Ганс)

Беты (редакторы): Xrymxrums

Фэндом: Kenichi: The Mightiest Disciple

Персонажи: Кеничи\Сигуре, Кеничи\Миу

Рейтинг: R

Жанры: Гет, Романтика, Экшн (action)

Размер: Макси, 117 страниц

Кол-во частей: 17

Статус: закончен

Описание:

Бизнесмен и игрок на биржах, бабник и просто талантливый человек попадает в тело маленького Сирахамы. Никаких радикальных нововведений и срыва покровов. Сюжет охватывает период Канонных событий. Небольшие изменения в канонном мире, в виду другого поведения героя.

Примечания автора:

С трудом представляю, как я буду писать по Кенчи. Если про другие фанфики я так сказать не могу, то про этот... битвы - не моя специальность.

Значит, будем писать не про мордобой, а про то, что между этим мордобоем в наличии.

МС скорее нет, чем да. Что касается способностей героя -- Кенчи немного суперменист, но этому не собираюсь придавать значения и долго описывать его способности.

Вот тут иллюстрации.

1. Детство

«Своим Божественным оком, абсолютно ясным и превосходящим человеческое зрение, Бодхисаттва видел, как живые существа умирали и рождались вновь — в высших и низших кастах, с благополучными и горестными судьбами, обретая высокое и низкое происхождение. Он различал, как живые существа перерождаются согласно их карме: «Увы! Есть мыслящие существа, которые совершают неумелые поступки телом, не владеют речью и умом, и придерживаются ошибочных взглядов. Под действием плохой кармы после смерти, когда их тела придут в негодность, они рождаются снова — в бедности, с несчастливой судьбой и немощным телом, в аду. Но есть живые существа, которые совершают умелые поступки телом, владеют речью и умом, и придерживаются правильных взглядов. Под действием хорошей кармы, после того как их тела придут в негодность, они рождаются вновь — со счастливой судьбой, в небесных мирах.»

Древний Буддистский текст.

Поезда в Японии – это нечто особенное. Вся транспортная инфраструктура строится на поездах. Люди ездят на работу, на учёбу, ежедневно, только на поездах. Можно сказать, что они стали такой же частью японской культуры, как и самураи, сёгунат, японская исполнительность, театр кабуки и японская кухня. Поезда ходят как швейцарские часы – строго по расписанию. Опоздание на десять секунд – уже вполне приличное, а уж на две-три минуты – признак того, что что-то произошло.

За опоздание на одну минуту строжайшие начальники могут уволить сотрудника, и вместо того что бы плюнуть и пойти искать себе новую должность, нерадивый работник будет вынужден искать себе самую низшую должность, так как «с улицы» на любую другую должность просто не возьмут. Это нереально в принципе.

В отличии от крупных европейских городов, в Японии по традиции строят небольшие дома. Конечно, есть и многоквартирные жилые комплексы, но их строят только в крупных городах, только в их центре. Таким образом привычный европейцу вид города, как большой территории со строго обозначенными границами, рушится и на его месте строится новый вид. Центр города – самая дорогая земля, небоскрёбы тянутся в небо, офисные здания, торговые центры… за ним идёт стандартный городской пейзаж – дома шести-девяти этажей, офисные коробки, частные клиники, гостиницы, торговые центры, стадионы. За тремя-пятью километрами «обычного» города идут частные дома и небольшие домики на четыре-пять квартир. Земля тут не такая дорогая, как в центре города, огромная часть, намного больше всех остальных участков города. По меркам европейской столицы это даже не город, а область, район. Впрочем, и тут не всё так уныло – встречаются то тут, то там, и большие кварталы, офисные, торговые, школы, больницы, и всё прочее. Это – обычный японский город. Не центр, усеянный небоскрёбами, а самый что ни на есть классический – состоящий из бесчисленного множества кварталов и улочек. Когда кто-то говорит про жильё в Японии, снимает ли фильм, или мыльную оперу, всегда герои живут в таком городе.

Единственное, что связывает деловой центр города с районами – железная дорога.

Область сплошной застройки вокруг Токио превышает полторы сотни тысяч квадратных километров – это целый мир в мире, остров в острове. Бесконечный город.

Район Итабаси – немного западнее Токио. Стандартное место для проживания офисного планктона – до Токио, как и до любого другого места из «сверхгорода» можно добраться за десятки минут от станции Итабаси, поезда ходят строго по расписанию, район приличный – множество частных домов, инфраструктура в виде школ, больниц, автострад, стадиона, театра, полицейского участка… всё это и многое другое можно было найти в Итабаси. Рай, а не место для жизни. Или клочок бесконечного города, который, казалось, раскинулся на всю Японию.

Выйдя через турникеты станции Итабаси я направил свои стопы в сторону дома. Привычно уже – целых полтора километра по улице – вдоль ростовых заборов из бетона и кирпича, мимо зоомагазинчика, торгующего исключительно принадлежностями для животных и парой канареек…

Дома в районе были под стать самому району – не было по-настоящему крупных. Если подняться на крышу самого высокого – девятиэтажного здания торгового центра, то можно увидеть простирающийся во все стороны от горизонта до горизонта, город из небольших частных домиков. Стадионы, школа, и офисные здания окраины Токио далеко на горизонте – вот что предстало бы глазам поднявшегося.

Я, кажется, забыл представиться. Рузский Алексей Степанович. Как я представлялся когда-то – бизнесмен широкого профиля.

Биография моя довольно красочна и интересна. Юмор в том, что в одно прекрасное утро я проснулся в Японии. В теле какого-то мальчика.

Не скажу, что просто проснулся – процесс появления на свет был долог и мучителен, и мне пришлось пережить очень неприятные ощущения, я бы даже сказал, страдания. Такое ощущение было, что в теле поселилась не душа, а вулкан, причём горячий, который жёг меня изнутри.

Промучился я долго, но потом всё равно пришёл в себя.

Это был шок, трепет, стенания – каково это – после того, как целую жизнь положил на алтарь бизнеса, собирал по крупицам своё дело, старательно, как муравей собирает свой муравейник, вдруг, внезапно потерять всё? И не в ходе очередного обвала валюты – к ним у меня выработался стойкий иммунитет и привычка диверсифицировать вклады с учётом вероятности обвала. И даже не в ходе рейдерского захвата, а непонятно почему, просто так.

Но глаза боятся – руки делают. Знания японского мне далось просто так – мозг прекрасно интерпретировал японский, английский, французский, русский… Да, с языками у меня проблем не было. Через неделю плаванья по течению я наконец освоился более-менее.

Тело, в которое я попал, было детским, мальчика шести лет. Пошёл в первый класс начальной школы. После всех волнений, я постарался успокоиться и припомнить практику дзен. Если сформулировать своими словами – весь мир дрянь, всё – тлен, не волнуйся, не парься, будь самим собой, и забей на всё.

Вот именно забиванием на все свои волнения я и занимался примерно год.

Было очень интересно посмотреть на систему образования в Японии. Если кто думает, что раз взрослый дядька вдруг сидит в перерождённом виде в теле мальчика, то этот взрослый дядька думает, как студент универа и всю программу щёлкает как семечки – то тут вы сильно ошиблись. Мозг устроен, как говорил Холмс, как чердак. Дурак тащит туда нужное и ненужное, после чего не может вспомнить нужное под горами хлама. Умный же складирует всё аккуратно и точно, но…

Как великий сыщик не знал, кто такой Коперник, так и нормальный взрослый человек, скажем, понятия не имеет, как решать задачи по геометрии или дифференциальные уравнения. Если, конечно, они не входят в список «нужных» вещей и подлежащих хранению. Объясню по-простому – я знал экономику, был автором двух книг по экономической теории – макроэкономике и экономике предприятий, умел, и очень хорошо умел играть на бирже и откусывать кусок пирога от рынка акций, умею построить свой собственный бизнес, могу быстро разобраться в законах, так как канцеляризм и свойственные законотворчеству уловки для меня как родные, но… понятия не имею, какая там у Пифагора теорема, а синусы-косинусы из задачки шестого класса вводят меня в ступор.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.