История любви в трех актах

Джерролд Дэвид

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История любви в трех актах (Джерролд Дэвид)

Акт 1

Джон заворчал и соскользнул с Марши. Несколько мгновений он лежал неподвижно, вслушиваясь в утренние шорохи в квартире — далекое гудение регулятора атмосферы, свое учащенное дыхание и дыхание Марши. Каждый из них иногда коротко вздыхал, как бы говоря: «Уф, хорошо…»

— Да, хорошо… — пробормотал Джон и принялся отстегивать металлические ленты монитора реакций, закрепленные на запястьях.

Он уселся на краю кровати и потянул за застежки, которые раскрылись с легким щелчком. Наклонился, снял с ног такие же браслеты и бросил их на пол.

Потом встал и босиком направился к аппарату размером с пишущую машинку, который стоял на комоде. Позади послышался скрип матраса — Марша приподнялась на локте.

— Что он показывает? — спросила она.

— Минуточку, — сухо ответил Джон. — Может позволишь взглянуть?

Он вырвал разлинованный листок, выползавший из миниатюрного компьютера и сделал вид, что изучает график. Они пользовались шикарной моделью регистратора ежесекундных физических реакций. Линии с острыми пиками, бегущие по миллиметровке ничего для него не значили — они предназначались для техников, а не профанов, — но в верхней части распечатывался доступный каждому анализ. Даже не прочитав его, Джон знал, что результат был плохим.

— Ну что? — зло спросила Марша. — Мы получили удовольствие?

— Угу… Тридцать четыре процента…

— Дерьмо, — выругалась она, откидываясь на спину. — Дерьмо!

— Мне бы хотелось, чтобы ты перестала ругаться, — проворчал он, не отрывая глаз от результата.

— Дерьмо, — назло ему повторила она.

Она протянула руку к прикроватной тумбочке и достала из пачки сигарету.

— Кроме того, мне хотелось бы, чтобы ты поменьше курила. Когда я целую тебя, мне кажется, что целуюсь с мужиком.

Она в упор глянула на него.

— Я всегда задавалась вопросом, кто у тебя был до меня. У тебя отвратительная техника общения с женщинами.

Она закурила и глубоко затянулась.

— А-а-а, — протянул Джон и направился в ванную.

Стоя перед умывальником, он мрачно принялся рассматривать свои руки. На запястьях еще краснели следы от браслетов.

Каждый раз ей надо было знать результат, и они пользовались этими погаными лентами, и каждый раз он становился все хуже — оба знали об этом. Кому нужен аппарат, сообщающий тебе, получил ты удовольствие в постели или нет? Каждый сам знал, хорошо было или нет. И зачем изобрели такую машину?

Он сполоснул руки под струей воды больше из долга, чем заботы о гигиене. Стряхнул капли и вернулся в спальню, даже не погасив свет.

Марша сидела на кровати и курила. Вынув сигарету изо рта, она выдохнула дым прямо ему в лицо.

— Тридцать четыре процента. Так низко мы еще не опускались. Когда же, Джон, ты проявишь благоразумие и приобретешь другой аппарат?

— Я не марионетка и не позволю никому превращать меня в паяца на ниточках! Какого черта я должен позволять какому-то технику-кретину с потными руками подключать ко мне кучу проводов…

Он занялся поисками тапочек.

— По крайней мере прими их. Они же не съедят тебя. Разузнай, а потом говори, что это ничего не стоит. У Розы Шварц с мужем есть такой аппарат, и они уверяют, что все просто великолепно. Она больше не может обходиться без него.

Марша замолчала, откинула непокорную прядь со лба и стряхнула пепел на простыню. Он с отвращением отвернулся, когда она рассеянно размазала пепел, оставив на простыне серый след.

Джон нашел одну из тапочек и с яростью надел ее.

— По крайней мере, разузнай…

Он промолчал.

— Джон…?

— Оставь меня в покое! Мне не нужны их поганые машины!

Она откинулась на подушки.

— Это ты так говоришь!

Он выпрямился, перестал искать вторую тапочку и гневно глянул на нее.

— Мне не нужна машина, которая учит меня трахаться!

Она выдержала его взгляд.

— Тогда скажи, почему наш результат постоянно катится вниз? Мы еще никогда не опускались так низко!

— Быть может, тебе стоит чистить зубы…

— Быть может, если ты признаешь…

— Что… — выпалил он и наклонился, чтобы заглянуть под кровать.

Она сделала усилие, наклонилась к нему и заговорила с непривычной нежностью:

— Джон…? Может просто поговоришь с типом? Ну пожалуйста?

Он не ответил, и голос ее стал вновь резким:

— Я говорю с тобой! Примешь ли ты типа?

Джон отыскал вторую тапочку и выпрямился.

— Нет, Боже ты мой! У меня нет намерения принимать этого типа и с тобой не буду разговаривать, если не сменишь пластинку. К тому же у нас нет средств. Может приготовишь мне завтрак?

Она тяжело поднялась, затушила сигарету и проворчала:

— Ну ладно, завтрак я тебе сготовлю… но средств у нас хватает!

Она со злостью сорвала халат с вешалки и вышла, натягивая его.

Джон проводил ее глазами — он был слишком разъярен, чтобы найти ответ.

— Боже, — промычал он и принялся искать брюки.

Акт 2

Когда он вернулся в кабинет после завтрака, в приемной его ждал человек — ухоженный тип с усиками и напомаженными прилизанными волосами. Он поднялся при виде Джона.

— Мистер Рассел?

— Да.

— Кажется, вы хотели меня видеть?

— Неужели? — удивился Джон. — А кто вы такой?

Мужчина глянул в сторону секретарши.

— Э… Можно войти?

Джон пожал плечами и посторонился, пропуская посетителя. Он всегда мог выгнать его. Когда дверь закрылась, он спросил:

— Итак, мистер…?

— Вольф, — ответил визитер, протягивая ему позолоченную визитную карточку. — Лоуренс Вольф из «Интер-Бема».

Он уселся. Джон продолжал стоять. Он глянул на карточку и вернул ее.

— Боюсь, здесь недоразумение, — сказал он. — Я никогда…

Вольф любезно улыбнулся.

— Думаю, нет, иначе меня здесь бы не было, — заверил он. Потом порылся в портфеле и достал формуляр. — А, вот он. Нам звонила ваша жена. Вы конечно в курсе дела?

— Нет, я…

— Неважно. Я уже собрал все сведения. Не хватает только вашей подписи.

— Послушайте, мистер Вольф! Ошибку допускаете вы. Я не нуждаюсь…

— Мистер Рассел, — спокойно продолжил посетитель, — если бы вы не нуждались в наших услугах, ваша жена бы нам не позвонила. Может присядете? Прошу вас. Иначе я начинаю нервничать.

Джон обогнул стол, но не сел. Вольф поднял на него выжидательный взгляд.

— Вам будет удобнее.

Джон сел.

— Я понимаю ваше отвращение и почему вы не можете примириться с возможностью того, что нуждаетесь в системе электронного наведения. Разве приятного признавать, что ваши способности идут на убыль… но нельзя исправить недостаток, не допустив, по крайней мере, что он есть. Именно такой тип людей, мистер Рассел, — людей вроде вас — больше всего нуждается в наших услугах.

— Послушайте, — прервал его Джон, — у меня нет времени выслушивать вашу болтовню. Если у вас есть брошюра, оставьте ее, я позже ознакомлюсь с ней. А пока…

Вольф не дослушал его:

— Ваша сексуальная жизнь вас удовлетворяет?

— Что? — Джон буквально задохнулся от беспардонного вопроса.

— Я спрашиваю, удовлетворяет ли вас ваша сексуальная жизнь? И не говорите да, поскольку у меня перед глазами цифры. Тридцатью четырьмя процентами можно гордиться, если среднее число равно тридцати.

Глаза Джона яростно вспыхнули, но он промолчал. Вольф продолжил:

— Отлично, могу согласиться, что такой результат вас удовлетворяет. Не так уж редко случается, что у мужчины порог ниже, чем норма… но могу вас уверить, что ваша жена не удовлетворена, иначе бы она к нам не обратилась. Люди обращаются к нам только тогда, когда они несчастны… Надеюсь, вы ее не обманываете?

— О Боже, нет!

— Может, вы недавно стали гомосексуалом?

Джон усмехнулся.

— Конечно нет!

— Вы используете онанизатор?

— Вы говорите о механическом мастурбаторе?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.