Интуиция и кураж

Караванова Наталья Михайловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Интуиция и кураж (Караванова Наталья)

Наталья Михайловна Караванова

Интуиция и кураж

Задумчивое, доброе Ии-ху вплыло в Тонкое пространство, нагруженное вкусняшей. Маленькие облепили его, тонко повизгивая от предвкушения: поверх взрослого удовольствия пузырились синенькие упаковки "Манны небесной", классической, срок годности — четыре жизни. Манну они любили ничуть не меньше, чем играть. А играть для маленьких значит жить, и с этим ничего не сделаешь, так уж они устроены.

Впрочем, как любая родительская сущность, отпускать их в Овеществленное Ии-ху побаивалось. Они там такого могут натворить, что потом век не исправишь. Бывали прецеденты.

Впрочем, и старым сущностям когда-то доводилось, подобно нынешним, пролазить сквозь подкоп под Забором Вероятностей, чтобы насладиться незнакомым и вдохновляющим чувством полной свободы и радости. Ии-ху еще помнило об этом.

Там, за Забором, угрюмым Цербером сидело пожилое Оо-не, погруженное в самосозерцание. Оо-не давно уже не ловило ни сущностей, ни мышей, и кое-кто даже иногда шепотом телепатировал, что оно давно самоовеществилось, только не признается.

Маленькие вмиг разделались с манной и веселой стайкой помчались туда, где ждала увлекательная игра, так похожая на жизнь, или, правильней сказать, жизнь, целиком состоящая из игры, — за границы познания, в Овеществленное.

Обойдя на цыпочках впавшего в нирвану Оо-не, они впитались в сухую твердь старого дуба, просочились, одни — сквозь корни, другие — сквозь ветви, и радостно полетели к границам Миров.

Ии-ху порозовело от удовольствия и устроилось ожидать возвращения непоседливых сущностей. Традиционно — ему подводить итоги игры и объявлять победителей…

И ты, студент, смотришь на себя в зеркало и всерьез размышляешь над тем, куда потратить стипендию. Купить ли новые ботинки, или сводить девушку в кофейню "Рога и копыта", где вы были на излете каникул и где официанты смотрят сквозь пальцы на принесенное с собой. Ботинки нужней, старые совсем потеряли форму и цвет. Зато в кофейню хочется сильнее…

Вот тут как раз в твою дверь стучится судьба. Судьбу зовут Вася. Он старше тебя на курс, и весь он на взводе, распираем предвкушением и счастьем.

— Скучаешь? — спрашивает Вася, и садится, не глядя, на диван. Прощай, последняя белая футболка, полчаса назад отглаженная соседкой Ларисой.

— Да, в общем, нет, — без особой надежды отвечаешь ты.

Но у Васи на этот счет свое мнение. Он вскакивает, и тянет тебя куда-то, приговаривая:

— Чую, сегодня тебе попрет! Сегодня ты будешь в шоколаде.

И ты со вздохом натягиваешь слегка примятую футболку, и расчесываешься.

Чистишь кремом "Киви" бесформенные штиблеты. Ты готов вести жизнь вальяжного столичного кутилы, не смотря даже на то, что в кармане последняя тыща, и больше не будет до следующей стипендии. Ты щелчком смахиваешь с белого плеча незримую пылинку, и отворачиваешься от зеркала, так и не поймав встречный озорной взгляд лукавой сущности, угнездившейся на левом плече. А кураж уже зацепился за тебя обеими лапками, он тебя не отпустит, ох, он покуражится, наберет очков…

Везет тому, у кого на плечах мирно сосуществуют Кураж и Интуиция. Но так бывает настолько редко, что нет смысла вспоминать.

У таксиста Михалыча интуиция была серьезная, хорошо развитая. Обычно она сидела на правом плече, свесив тоненькие ножки, и не докучала глупыми разговорами. Зато в случае опасности не подвела еще ни разу.

Вот и сегодня, как только в машину забрались эти студенты, она мигом насторожилась, дернула Михалыча за мочку уха и шепнула: "Добром это не кончится!

Поехали длинной дорогой!"

Таксист, приглядевшись к пассажирам, тут же с ней согласился: студенты были при деньгах. Причем, судя по ополовиненной бутылке марочного коньяка, при больших деньгах.

И подобрал он их возле игорного клуба.

Говорили ребята громко. Сразу видно — за спиной крылья, в голове ветер.

— А ты того крупье помнишь? Я ему три сотни зеленых на чай, а у него глаза на лоб!

— А рулетка? Нифига се! Я ж говорил, тебе попрет!

Машина свернула с главной улицы, один из парней это заметил:

— Э… эй! Как тебя! Черт! Мы не туда едем!

— Не волнуйтесь, этой дорогой короче, — ответил водитель.

"Вообще-то, был мой ход!" — прошипела сущность с левого плеча одного из студентов.

"Вообще-то я сходил раньше, мог и заметить" — не полезла за словом в карман сущность с правого плеча таксиста.

"ты играешь не по правилам!"

"Тихо!"

— Куда это мы заехали? — возмутился слегка даже протрезвевший студент.

— По центральной не проедем, — невозмутимо ответил Михалыч, — пробка.

"Ага! — обрадовался Кураж студента, — твой соврал, твой соврал! Значит, мой ход!"

Интуиция таксиста угрюмо промолчала в ответ. А что ей было делать?

Между тем, таксист включил радио, и приятный женский голос оповестил:

— …в настоящий момент последствия аварии на автопешеходном мосту устранены, и движение на всех улицах города восстановлено в полном объеме. А теперь о погоде…

Студент сунул приятелю недопитую бутылку и возмутился:

— Немедленно высадите нас! Кто вас просил кататься по переулкам, когда есть нормальные, освещенные улицы?!!

Михалыч пожал плечами и вырулил на центральную в поисках парковки.

"У твоего настроение испортилось! — ехидно заметила Интуиция, — тебе минус балл!"

"Ну и что! А твой вообще сейчас без денег останется! Тебе тоже минус балл" — не остался в долгу Кураж.

Наконец, нашлось свободное место у обочины. По какой-то иронии — возле покерного клуба.

Там было много красивых людей и машин, играла музыка, и, похоже, намечалась какая-то вечеринка.

"Увидишь, — обрадовался Кураж, — моего пустят! У меня еще плюс три. А твоему полночи вкалывать!"

Интуиция вздохнула и показала язык конкуренту. Больше она все равно ничем возразить не могла.

Студент, меж тем, сделал широкий жест:

— Ладно, мужик. Ты нас тут подожди. На тебе за проезд… А дождешься, еще накину!

Кураж лицемерно улыбнулся:

"Тебе плюс полбалла. Это от меня на чай!"

И вся компания исчезла в недрах заведения.

Интуиция печально сказала:

"Допрыгается. Нет, точно допрыгается. Нельзя же вот так — все и сразу!".

Водитель кивнул.

Интуиция, прищурившись, оглядела улицу, и заметила:

"Что-то мне здесь не нравится. Давай отъедем?".

— Давай. Или, может, совсем поехали отсюда?

"Если хочешь, поехали. Но я бы подождала…"

— Как знаешь.

Михалыч перегнал машину чуть в сторону, а через минуту туда, где она только что стояла, пища пищалками и мигая мигалками, вписался черный блестящий джип.

Останься старенькая "Лада" на прежнем месте, непременно была бы поцарапана. А то и бампер погнули бы, лихачи малолетние, куда мама смотрит?..

Золотая молодежь вывалилась из джипа и исчезла в недрах клуба.

А вот и студент с коньяком. Где-то потерял приятеля, зато приобрел шляпу и девушку в синем платье. Парочка забралась на заднее сидение и тут же принялась целоваться. Рожица куража лоснилась от удовольствия:

"У меня плюс тридцать! И мы снова выиграли! Правда, чья-то Совесть сняла с меня три балла, но это мелочи! Едем дальше!"

— Едем! — воскликнул парень.

Михалыч аккуратно вырулил с парковки. Спрашивать, куда именно едем, не имело смысла…

Ох и длинная это была ночь! Победы сыпались на студента одна за одной. За что бы ни взялся, он везде побеждал. Девушки липли к нему, словно им медом намазано.

Мужчины сразу брали в свою компанию, а деньги легко и просто находили пристанище в его кармане. Он летел на крыльях удачи, а Кураж знай потирал лапки и представлял себе, как доброе Ии-ху похвалит его и поставит всем в пример.

Интуиция только мрачно покачивала белой и пушистой головой.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.