Покупатели

Кнорре Федор Федорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Покупатели (Кнорре Федор)

Известный советский писатель Федор Федорович Кнорре — талантливый мастер прозы. Его всегда и прежде всего отличает интерес к проблемам морально-этическим, к сложной психологии человека.

Острый сюжет, присущий большинству его произведений, помогает писателю глубоко раскрывать внутренний мир наших современников, гуманный строй их чувств и мыслей. Мягкий юмор и лиризм сочетаются в его повестях и рассказах с эмоционалгяюй напряженностью. Интересны сложные, самобытные характеры его героев и их, подчас очень непростые, судьбы и взаимоотношения.

В настоящий сборник включены произведения, дающие представление о различных периодах творчества писателя, о различных тематических его интересах. Федор Кнорре пишет и о войне, и о послевоенном периоде, и о сегодняшних днях.

Наряду с недавно опубликованными повестями «Каменный венок» и «Весенняя путевка» в этот сборник вошли также уже широко известные произведения: «Родная кровь», «Ночной звонок», «Соленый пес», «Шорох сухих листьев», «Кораблевская тетка» и другие.

Покупатели

Последнее время дедушка стал неважно себя чувствовать, полюбил читать медицинские статьи и загрустил. Однажды он отложил прочитанный журнал и сказал нам, что там все удивительно точно описано — он и сам замечает, как к старости становится придирчивым и раздражительным. И характер у него прежде был такой хороший, а теперь прямо на глазах портится.

— Не выдумывай глупостей, — сказала бабушка, убирая посуду после обеда. — Особенно хорошего характера у тебя никогда не было. А какой был, такой и остался, ни капельки не переменился.

Дедушка стал спорить и настаивать, что в его возрасте характер обязательно должен у человека портиться и он сам на себе это очень хорошо чувствует.

— Какой был, такой остался!

— А я тебе говорю, что сам чувствую, что портится!

Они заспорили, и в конце концов дедушка раскричался и вдруг, к нашему удивлению, даже топнул ногой. Сам он на себя тоже удивился, сейчас же затих и грустно сказал:

— Ну вот, теперь убедилась? Кто из нас оказался прав? За всю жизнь я себе такой грубости не позволил, а теперь, пожалуйста, глядите, вот до чего распустился! Ай-ай-ай!

Бабушка стала его успокаивать и доказывать, что это ничего не значит, но он безнадежно качал головой и говорил о том, как грустно, когда человек хочет быть приятным, и покладистым, и добрым, а внутри у пего что-то сидит и подзуживает раздражаться и злиться — скорее всего это холестерин…

Попозже вечером у дедушки начались боли, он не допил чаю, лег в постель и стал тихонько стонать и приговаривать, что зря он грешил на холестерин, потому что у него совсем другое, он теперь знает что и только не хочет говорить, чтобы нас не волновать, все равно в этом случае медицина бессильна.

Среди ночи боли у него очень усилились, он велел бабушке разбудить меня и принести мою табуреточку, чтоб ему было удобно гладить меня по голове, когда я буду сидеть у его постели. Он гладил меня по голове, а я старался не реветь, хотя мне было его ужасно жалко, в особенности когда он стал у нас с бабушкой просить прощения за беспокойство и за то, что он часто был нечутким эгоистом.

Он прямо у нас на глазах все слабел и добрел и улыбался, морщась от сильных болей. Наконец он сказал: «Бедные вы мои, как вы тут без меня останетесь, трудно вам будет» — таким кротким голосом, что бабушка заплакала, а я, оказывается, давно уже ревел, уткнувшись носом в простыню.

Позвать доктора он не позволил, ему хотелось побыть с нами наедине, может быть в последний раз, и он стал дарить нам свои вещи. Сначала он подарил мне свое охотничье ружье, потом запонки и так раздарил все, что у него было, даже маленькие кактусы, которые стояли на подоконнике и всегда цеплялись своими колючками, мешая открывать занавески.

Под утро он так ослабел, что задремал, и бабушка выскочила на цыпочках в коридор и попросила «неотложную помощь», чтоб она скорее приехала. Скоро «неотложная помощь» позвонила в дверь, я бросился открывать. Пока она мыла руки, а я держал перед ней чистое полотенце, она спросила: «Ну, кто у вас тут захворал, мальчик?» Она была очень высокая и полная, и руки у нее были розовые и большие. Я все ей рассказал, и она кивнула, и накинула мне полотенце на голову, и пошла в комнату, а мы с бабушкой остались в коридоре дожидаться и слушали затаив дыхание, что там делается. Наконец она вышла, и бабушка шепотом спросила у нее, неужели медицина действительно бессильна, и та своим бодрым голосом подтвердила, что, если бы ее позвали раньше, можно было бы помочь, но сейчас действительно медицина ничего не может сделать, потому что у дедушки была сильная колика, но раз теперь она уже прошла, делать ничего больше не нужно.

От радости мы с бабушкой сели пить чай, нам очень захотелось есть, а дедушка согласился выпить только полстакана чаю с ложечки и ласково смотрел, как мы едим, и видно, что ему очень приятно на нас смотреть, точно он вернулся домой после длительной командировки. Он полежал еще немного и сказал, что у него такое обманчивое чувство, будто ему хочется съесть кусочек ливерной колбасы, хотя в его состоянии это, конечно, нелепость. Однако чувство его не обмануло, он поел колбасы, выпил три стакана чаю, порозовел и попросил принести ему утреннюю газету.

На этом все, наверное бы, и кончилось, но про болезнь дедушки узнали родственники. Они позвонили по телефону, что придут в субботу к нам ужинать, чтобы навестить дедушку и решить, что с ним дальше делать.

Дедушка рассердился и сказал, что лучше уйдет в кино на два сеанса, чем будет слушать их советы, но вместо этого нам с ним пришлось идти в «Гастроном» за сыром и консервами, пока бабушка раскатывала тесто для пирожков.

Родственники явились все до единого, и бабушка потом говорила, что двое даже оказалось лишних. Они пили чай и наливку, ели пирожки и в конце концов пришли к выводу, что дедушке нужен свежий воздух и движение, иначе у него опять будет инфаркт.

Колика произошла у дедушки в животе, но неродная тетя Софстепанна объявила, что это ничего не доказывает, наука настолько шагнула вперед, что в настоящее время инфаркт может быть у человека в любом месте и у кого угодно, хоть у грудного.

В общем, все родственники постановили, что нужно подыскать в сельской местности и приобрести небольшой домик, чтоб дедушка мог там жить круглый год, дышать воздухом и двигаться. Неожиданно дедушке эта мысль очень понравилась. И все родственники обещали попросить всех своих знакомых, чтоб те помогли найти что-нибудь подходящее. И они, верно, так и сделали, потому что месяца через два мы получили письмо от одного родственника знакомых нашего дальнего родственника, что подходящий домик с садиком продается, только нужно скорей ехать его смотреть и покупать.

Дедушка достал карту Западного полушария и стал искать там название дачной местности, куда нам надо было ехать. Там можно было разглядеть зеленые равнины, синее море и разные возвышенности, и дедушке местность в общем понравилась. Он воодушевился, и утром мы пошли с ним покупать грабли и садовые ножницы для подрезания веток на деревьях, которые будут у нас там расти около домика.

Перед отъездом бабушка велела нам внимательно слушать и запомнить, как себя следует вести при покупке дома. Мы ничего не должны хвалить и показывать вид, что нам нравится, и во всем стараться находить недостатки. При случае мы должны намекнуть, что нам дом не очень-то нужен и что в другом месте нам предлагают кое-что получше и подешевле.

Дедушка все это выслушал и сказал:

— Ты все-таки опомнись, чему ты мальчишку учишь? Врать? Вот он и вырастет у нас лгуном и притворщиком.

— Не лгать, а только не показывать виду. Не быть разинями.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.