И это всё сравнение: разнообразие структурных типов [статья]

Крылова Мария Николаевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мария Николаевна Крылова

И это всё сравнение: разнообразие структурных типов

Сравнения придают благородство, величественность речи. Чем из более дальнего источника черпаются сравнения, тем новее кажутся. Тем более поражают своей нечаянностью.

Квинтилиан

Какое средство выразительности может показаться таким простым современному школьнику, как сравнение? Что может быть элементарнее, чем найти сравнение в тексте? Однако не все так просто…

Сравнение — разноплановое явление. С одной стороны, это удивительное средство языковой выразительности, стилистический компонент, придающий любому тексту актуальность, образность, яркость. С другой — это невероятно интересный семантический и структурный объект, воплощающий некую существующую в реальности и представленную лингвистически логическую схему сопоставления. Кроме того, с помощью сравнений говорящий и пишущий обусловливает свою принадлежность к определенной группе людей, связанной общностью языка, территории, воспитания, мировосприятия. Сравнительные конструкции — ценнейший источник сведений о культуре и менталитете народа, в них отражаются история народа, особенности его существования на современном этапе и тенденции развития. За каждой сравнительной единицей стоит культурный фон.

Не все учащиеся и, следует честно признать, не все учителя умеют обнаружить в тексте все сравнения, употребленные автором, четко отграничить сравнительную конструкцию от метафоры, расчленить конструкцию на компоненты, определить, что с чем сравнивается, и т. п.

Попробуем охарактеризовать структурные особенности сравнительных конструкций и представить учителю и ученику максимально полный перечень разновидностей сравнительных конструкций русского языка; проиллюстрировать каждую примерами как из языка классической литературы, так и из современного языка. Нами проанализировано более 3500 сравнений из произведений И.А.Бунина и С.А.Есенина и более 6300 сравнений, употребленных нашими современниками в художественной литературе, средствах массовой информации и устной речи.

Знание многообразия структурных типов сравнения, понимание отличия сравнения от других языковых средств создают базу для свободного оперирования этим лингвистическим средством.

Сравнительная конструкция чаще всего состоит из трех частей, для наименования которых обычно применяются ставшие традиционными термины. Учебник «Основы литературоведения» называет их следующим образом: «1) то, что сравнивается, — субъект сравнения, 2) то, с чем сравнивается, — объект сравнения, 3) признак, по которому сравнивается, — основание сравнения» (Основы литературоведения: учеб. пособие / В.П.Мещеряков, А.С.Козлов, Н.П. Кубарева, М.Н. Сербул / Под ред. В.П. Мещерякова. — М., 2000. — С. 78.). Во многих сравнительных конструкциях, кроме того, выделяют оператор — связующий элемент (союз, предлог, частицу и т. п.).

Наличие в сравнительной конструкции субъекта и объекта сравнения обязательно, остальные компоненты могут и отсутствовать. Сравнения, где имеются в наличии оператор и основание сравнения, в лингвистике принято называть эксплицитными. Сравнения, где опущены (формально не выражены, но подразумеваются) основание и/ или оператор, называют имплицитными, это сравнения в форме приложения, сказуемого, дополнения в творительном падеже и другие конструкции.

Сопоставим ряд сравнительных конструкций. В сравнительном обороте «Ранняя весна, как юная красавица, стыдлива и робка» (пример наш) мы видим субъект сравнения «весна», объект «юная красавица», оператор сравнения союз «как» и основание сравнения (почему весну сравнили с юной красавицей) «стыдлива и робка». Наличие всех составляющих структуры сравнения показывает, что это эксплицитная конструкция.

В сравнении в форме сказуемого «Ранняя весна как юная красавица» опущено основание сравнения.

В сравнении в форме приложения «Ранняя весна — юная красавица — стыдлива и робка» опущен оператор.

В сравнении с помощью словоформы творительного падежа «Юной красавицей пришла ранняя весна» отсутствуют и оператор, и основание.

Три последних примера имплицитны.

Многие лингвисты считают, что имплицитные сравнительные конструкции более выразительны и поэтому чаще встречаются в художественных текстах. В самом деле, в случае имплицитности адресат речи получает возможность самостоятельно осмыслить образ, достроить его, догадаться о том, каковы были основания сравнения.

Именно точное понимание структуры сравнительной конструкции позволит выделить сравнение в тексте и отграничить его от других языковых средств.

Чаще всего учащиеся не различают сравнение и метафору. А. Вержбицкая объясняла сходство этих двух средств языковой выразительности «ощущаемой на протяжении многих столетий близостью этих двух языковых явлений…» (Вержбицкая А. Сравнение — градация — метафора // Теория метафоры: Сборник / Вступительная статья и составление Н.Д. Арутюновой; Общая редакция Н.Д. Арутюновой и М.А. Журинской. — М., 1990. — С. 143.). И действительно, большая часть сравнений является образной, и в этом случае связь сравнения и метафоры как двух способов выражения образности становится наиболее тесной: в создании образных сравнений неизбежно принимают участие механизмы метафоризации. М.И.Черемисина усматривает общность сравнения и метафоры «в том, что и то, и другое позволяет охарактеризовать объект качественно иначе, чем это можно сделать прямым… способом» (Черемисина М.И. Сравнительные конструкции русского языка / Отв. ред. К.А. Тимофеев. — Новосибирск, 1976. — С. 3.).

Значительные различия сравнения и метафоры, проявляются чаще всего на уровне структуры. «Слитность» метафоры противоположна «расчлененности» сравнения. Е.М.Поркшеян отмечает: «Метафора оформляется "слитно", часто одной словоформой, сравнение же состоит, как правило, из двух относительно симметричных по оформлению частей, "перехваченных" в центре сравнительными союзами» (4Поркшеян Е.М. Сравнительные конструкции современного русского языка и их структурно-семантические разновидности. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. — Ростов-на-Дону, 1991. — С. 92).

Для различения сравнения и метафоры удобно пользоваться критериями эксплицитности и имплицитности. Выше было показано, что сравнение может быть эксплицитно и имплицитно, метафора же всегда является имплицитной конструкцией, причем, в отличие от имплицитных сравнений, в метафоре опущены и подразумеваются и объект сопоставления, и основание, и оператор. Метафора включает только субъект сопоставления. Пользуясь примером, иллюстрировавшим выше эксплицитность и имплицитность, можно сконструировать и метафору: «Юная красавица! Наконец-то к нам пришла весна…». Эта трактовка, кстати, отражает понимание метафоры как скрытого сравнения, распространенное в школьной практике.

Итак, налицо несомненное и глубокое различие: метафора есть особая смысловая структура, новое языковое образование со своим особым смыслом, в то время как сравнение — сопоставление двух уже имеющихся в языке слов и выражаемых ими смыслов, в результате которого возникает образ, но новое языковое явление не образуется.

С другой стороны, сходство и взаимодействие метафоры и сравнения обусловливают существование в языке гибридных тропов: генитивных конструкций, сравнений в форме приложения, в форме сказуемого и т. д., которые совмещают черты сравнения и метафоры.

Рассмотрим перечень встречающихся в русском языке лингвистических типов сравнения, включая и гибридные конструкции. Последние, с точки зрения структуры, удобнее относить к сравнениям, чем к метафорам: степень слитности их компонентов невысока, налицо наличие субъекта и объекта и расчлененность конструкции.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.