Образцовые броненосцы Франции. Часть II. “Карно” (1891-1922)

Пахомов Николай Анатольевич

Серия: Боевые корабли мира [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Образцовые броненосцы Франции. Часть II. “Карно” (1891-1922) (Пахомов Николай)

Николай Анатольевич Пахомов

Образцовые броненосцы Франции. Часть II. “Карно” (1891-1922)

C-Пб.: Издатель Р.Р. Муниров, 2012. — 84 с.: илл.

Боевые корабли мира

«ИСТФЛОТ» 2012

ISBN 978-5-98830-56-6

На 1-й -4-й стр. обложки: Броненосец "Карно” в различные периоды службы

Текст: 1-я стр. "Карно” во время ходовых испытаний.

Редактор В.В. Арбузов

Лит. редактор Т.Н. Никонова

Корректор С.С. Афанасьева

Глава I

Проектирование и постройка (1891-1897 гг.)

Проектирование

Одним из первых решений нового Морского министра сенатора Барбэ (Barbey) стало формирование особого Верховного Совета при Морском министерстве, под председательством самого министра и членов: представителей Адмиралиейств-совета, Совета по Работам, начальника Главного Морского штаба, начальников отделов Совета по Работам, префектов Тулона и Бреста и кроме того, лиц, приглашаемых Морским министром. Этот Совет впервые собрался в последних числах декабря 1889 г. и на первых порах его заседания проходили еженедельно. Программа заседаний: обсуждение нужд флота, оборона портов и побережья, тип и вооружение судов, смета бюджета на 1891 г. ит.д. Все принимавшиеся решения держались в секрете.

Лично сам министр являлся сторонником больших 14000-тонных броненосцев, но за эти суда в Совете по Работам проголосовали с перевесом только в один голос и потому решили параллельно составлять два проекта, так как общественное мнение выступало за 10000-тонные суда и все были безусловно против 100-тонных орудий.

Задание на проект №1, утверждённое Советом в декабре 1889 года, предусматривало в качестве главного вооружения два 34-см орудия в носу и корме и два бортовых 27-см орудия, расположенное ромбом, ставшее классикой начиная с “Ош”. Эти четыре орудия должны быть размещены в “закрытых башнях”, причём запрещалось использование “спаренных орудий”, таких как на “Брэнюс”. При выборе числа и калибра' башенной средней артиллерии, надлежало предусмотреть “столько скорострельных 14-см орудий или 16-см обычных, сколько возможно, учитывая водоизмещение, которое Верховным Советом допускалось большое, но не превышающее примерно 14000 т”. Предусматриваемая скорость составляла 17 узлов и защита должна была обеспечиваться 45-см поясной бронёй и 34-см бронёй башен.

Одобренная Советом по Работам во время его заседания 24 декабря 1889 г., эта программа затем будет сообщена портам 4 января следующего 1890 года.

Едва получив известность, она спровоцировала резкую критику приверженцев “молодой школы”, которые начали неистовствовать против “мастодонтов Барбэ”. Министр, напуганный такой реакцией, попросил тогда разработать задание для варианта №2, водоизмещением, не превышающим 11000 тонн, вооружённого только четырьмя 27-см орудиями.

После тянувшихся несколько месяцев долгих переговоров в июле 1890 года пришли к компромиссу, который предусматривал два орудия калибром 30 см (305 мм) в носу и на корме и два бортовых орудия калибром 27 см (274,4 мм); водоизмещение было уменьшено до 11500 т. Все перипетии этой программы были подробно описаны в книге автора “Броненосец “Жорегибери”, поэтому мы больше не задержимся на этом сюжете.

Пять инженеров должны были представить проекты, отвечающие этой программе: инженер 1 -го класса портаЛорьян Юэн (Huin), инженер 1-го класса заместитель директора в Тулоне Сальо, инженер 1-го класса в Рошфоре Тибодье (Thibaudier), инженер 1-го класса в Бресте Моншуази (Montchoisy) и технический директор “Форж э Шантье дё ля Медитэранэ” в Ля Сэйн Лагань (Lagane).

На заседании 12 июня 1890 г. Совет по Работам отклонил проекты, представленные инженерами Тибодье и Моншуази, как не могущие служить основанием для новой разработки, он уточнял к тому же, что проекты других инженеров смогли бы, после некоторых изменений, характер которых он указывал, вновь быть рассмотрены Советом. Проект, изменённый инженером Юэн, будет представлен Совету 12 августа и принят 29-го числа того же месяца; порт Бреста 10 сентября был информирован о том, что ему поручено строительство нового корабля под именем “Шарль-Мартэль”.

Изменённый проект “Форж э Шантье дё ля Медитэранэ” станет “Жорегибери”, заложенный в Ля Сэйн в апреле 1891 года. Проект инженера Сальо после ряда усовершенствований будет передан на реализацию арсеналу Тулона. Корабль получил имя “Лазар-Карно” (Lazare- Carnot).

Полноты ради надо заметить, что помимо вышеперечисленных пяти инженеров, на министерскую телеграмму от 28 января 1891 г. откликнулись ещё четыре инженера, которые должны были представить проекты броненосца: инженер 2-го класса Байсёлянс (Baysseiance), директор арсенала Рошфор Бёрье-Фонтэн (Berrier- Fontaine), Эмиль Бёртэн (Emile Bertin) и инженер дё Бюси (de Bussy), ставший, после выхода в отставку, “техническим консультантом” Атэлье э Шантье дё ля Луар в Сэн- Назэр. Проекты двух первых будут отклонены, проект инженера Бёртэн, который обратился к “клетчатому поясу” в качестве защиты, был принципиально отклонён; проект дё Бюси стал затем “Масэна”. Что же касается инженера Юэн, то он предоставил проект “Улучшенный “Шарль-Мартэль”, который оказался предпочтительнее проекта Сальо “Улучшенный “Карно” и дал рождение “Бувэ”, заложенному в Лорьяне 16 января 1893 года.

И так, проект инженера Сальо стал броненосцем “Карно”...

Что мы знаем об авторе проекта?

В отличие от создателя “Жорегибери” Амабля Лагань о жизненном пути конструктора “Карно” известно, к сожалению, очень мало. Виктор Сальо (Victor Saglio) родился в 1838 г., в один год с инженером Лагань. Фамилия Сальо имеет итальянские корни, что не редкость для французского корпуса судостроителей того времени. Вспомним хотя бы другого инженера Тулонского арсенала Ромазотти (Gaston Romazzotti), наблюдавшею за строительством броненосца “Мажента”. Выйдя из института Кораблестроения, молодой подинженер 3 класса определяется в арсенал Тулона. Вся последующая трудовая жизнь Сальо будет поделена между двумя арсеналами: Бреста и Тулона. Выражаясь театральным языком, Сальо - это актёр второго плана. В списке кораблей, построенных или перестроенных им до “Карно”, нет ни броненосцев, ни крейсеров, ни миноносцев. Он честно выполняет ту работу, которую ему поручают, поэтому его с полным правом можно назвать “ремонтник” деревянного флота II Империи. В 1862 году в Тулоне Сальо ремонтирует канонерскую лодку “Тэмпет”, вступившую в строй в 1855 году и успевшую принять участие в обстрелах Свеаборга и походах по Адриатике. В следующем году настала очередь парового корвета, бывшей императорской яхты, “Ролан”. 11-летний корвет нуждался в тимберовке и модернизации перед плаванием на Гаити.

Неизвестно, воспользовался ли Сальо шестилетним отпуском, согласно декрету от 15 июня 1870 года о предоставлении возможности инженерам арсеналов практиковаться в частной индустрии, но в 1876 г. он уже состоял на службе в арсенале Бреста, вполне вероятно, что на момент возвращения Сальо на родной арсенал, вакансии для него не было. Брестский период стал для подинженера очень плодотворным, так как здесь он проектирует свои первые значимые корабли. Однако это произойдёт через пять лет, а пока... На 70-егоды пришлось время ветшания целого ряда имперских кораблей. В том же 1876 году он перепланирует под несамоходный госпиталь списанный корвет “Ёридис” (30- пушечный деревянный парусный корвет типа “Галатэ” спущен на воду в Шербуре 23 мая 1849 г. исключён из списков 3 мая 1877 г. Вооружение в 1874 г. два 14-см орудия. Разоружён в том же 1874 г.) Хотя сам корабль пребывал в Либревиле (Габон), но документация на него готовилась в Бресте.

Для парусно-парового фрегата 2 ранга “Флор” требовались не только ремонтные работы, но и переоборудование в учебный корабль для аспирантов. “Флор” был заложен в Рошфоре в июле 1847 г., но вступил в строй в связи с установкой машины в декабре 1869 г. и имел вооружение: в батарее двенадцать 16-см орудий, на верхней палубе четыре 16-см орудия. По возвращении из Тихого океана фрегат находился в арсенале Бреста до начала октября 1876 г.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.