Древнееврейская рукопись, затерявшаяся в веках

Войнов Александр Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Древнееврейская рукопись, затерявшаяся в веках

По прошествии двух беспокойных лет, Герман вновь решил попробовать себя в качестве частного детектива.

Он переехал в столицу и в деловой части города снял небольшое, но хорошо обставленное, офисное помещение. А в солидном рекламном издании дал объявление следующего содержания:

«Частный детектив-аналитик, с большим жизненным опытом, возьмется за любое безнадежное и запутанное дело. Дорого, но это Ваш последний шанс. Без авансов. Оплата только по положительному конечному результату.

Доктор Герман».

Излишняя скромность не входила в число его недостатков, и Герман упомянул в объявлении научную степень.

«Соответствую, - решил он, разглядывая в офисном трюмо седеющие виски, и подтягивая узел неброского галстука».

Герман окинул взглядом свою подтянутую фигуру и смахнул с дорогого, строгого пиджака невидимую пылинку.

«Так и должен выглядеть преуспевающий частный детектив,» - решил он удовлетворенно.

Звонить стали сразу же по выходу рекламного журнала. От двух первых предложений Герман вежливо отказался из-за их несерьезности, а когда позвонил мужчина и, запинаясь, предложил расследовать загадочную смерть своего отчима, который всю свою жизнь проработал народным судьей, Герман согласился без раздумий. Чутье подсказывало, что это, то что нужно.

Моложавый, и излишне полноватый, человек в круглых, роговых очках, близоруко щурясь, переступил порог и представился. Герман вышел из-за стола и внимательно окинул его взглядом. Он пожал протянутую пухлую ладонь и пригласил гостя садиться. Имени клиента Герман не придал большого значения. На данный момент, имя Владлен Скуратовский, ни о чем не говорило и ни несло полезной смысловой нагрузки.

Используя ассоциативное мышление, Герман сразу же провел параллель между гостем и Пьером Безуховым. И, под этим кодовым определением отправил в дальний уголок своей памяти.

Теперь он, с некоторой долей уверенности, мог допустить, что дело пойдет, вдобавок, и о большом наследстве.

И еще мог попытаться предугадать, чего можно ждать от гостя в дальнейшем.

Литературный Пьер Безухов, в трактовке Льва Толстого, был человеком мягким и увлекающимся. Но, способным на поступок. Хватило же у него духу вызвать на дуэль бреттера Долохова. И, выиграть поединок. Пусть, даже по невероятной счастливой случайности.

Да, и женщины доставались ему завидные.

Так, что Герман зачислил гостя в разряд людей, которым сопутствует удача. Если верить Толстому. А. его Герман считал тонким знатоком человеческих душ.

Оказалось, что несколько лет назад, Пьер эмигрировал во Францию и прожил там больше трех лет. Здесь. на родине у него оставался только, недавно овдовевший, престарелый отчим. Бывший судья проживал в четырехкомнатной квартире, на Пятницкой. Где и был застрелен при невыясненных, до сих пор, обстоятельствах.

Первой забила тревогу приходящая домработница, когда утром судья не открыл дверь и не отвечал на звонки. Консьержка вызвонила участкового и, в присутствии соседей и понятых, под протокол и видеосъемку. взломали дверь. Процедура соблюдалась строжайшая.

Дело в том, что в этом доме жильцы проживали особенные. В большинстве своем, это были персональные пенсионеры государственного значения.

Отчим Владлена долгие годы проработал в судебной системе. Начинал районным судьей. А, закончил карьеру председателем Мосгорсуда. А лет двадцать назад вышел на заслуженный отдых.

Жил судья тихо и уединенно. В гости не ходил и к себе не приглашал. Может быть потому, что коллекционировал дорогие старинные картины.

После смерти супруги, отчим, по рекомендации бывшего сослуживца, нанял приходящую домработницу, на которую свалил все домашние дела.

Когда с трудом взломали входную дверь, оказалось, что она была заперта на два сейфовых замка и внутреннюю задвижку, которая задвигались изнутри.

Тело хозяина квартиры обнаружили в его кабинете. Он лежал на ковре, у окна, с огнестрельной раной в левой части груди.

Следственная группа горпркуратуры провела тщательный осмотр места преступления. Оказалось, что во всех оконных блоках, между рамами, стояли кованые решетки. Окна никогда не открывались. За исключением окна в кабинете судьи. Каждый день рано утром и поздно вечером хозяин полчаса проветривал кабинет, который служил ему спальней.

Старший следователь прокуратуры, в протоколе осмотра отметил следующее: «Следственные действия производятся при дневном свете и нормальной видимости. Труп мужчины с огнестрельным ранением в левой части грудной клетки обнаружен, лежащим на половом ковре, головой к выходу, ногами к окну. Пулевой канал начинается в левой части груди, а заканчивается в левой подмышке. Руки раскинуты в стороны под прямым углом. Расстояние между батареей отопления и ступнями покойного один метр, сорок шесть сантиметров. Шторы на окне раздвинуты полностью. Внутренние и наружны оконные створки разделены кованой решеткой. Внутренние половинки рамы раскрыты до упора. Обе наружные створки окна закрыты, стоят на своем месте и заперты на нижний шпингалет. Стекла, фрамуги и решетка видимых повреждений не имеют.

Предположительное время смерти между двадцатью и двадцатью четырьмя часами».

В начале у следствия возникло предположение самоубийства. Такая же траектория пули могла быть, если бы судья правой рукой произвел выстрел себе в грудь, под углом сорок пять градусов. Но, была существенная нестыковка. На пижаме убитого не было следов пороховой гари. И, на ковре, рядом с трупом, не было найдено оружия. Не было его ни в кабинете. ни в остальных комнатах. Так, что самоубийство почти исключалось. Но, если это было убийство, то убийца не мог исчезнуть из зарешеченной и запертой на внутренний засов, квартиры. А, выстрел с улицы исключали целые стекла на окне и закрытые на шпингалет наружные створки.

Была проверена версия о тайнике или потайной двери. Простучали каждый сантиметр пола, стен и потолка. И, все безрезультатно.

Гипотеза, что судья сам застрелился, стоя у окна, выбросил ствол на улицу, закрыл окно и упал на ковер, а оружие кто-то подобрал, тоже не нашла подтверждения. На цветочной клумбе под окном не было обнаружено свежих следов. Хотя, старые следы имели место.

Эксперты установили, что смерть судьи наступила почти мгновенно. И, после того, как пуля пробила ему сердце, он не мог пошевелить даже мизинцем.

Мысль о том, что тот, кто первым вошел в кабинет, тайно унес оружие, себя не оправдала. Съемка велась беспрерывно, и с двух ракурсов.

Дактилоскопическая и трасологическая экспертизы результатов не принесли. Отпечатки пальцев, обнаруженные в квартире, принадлежали только судье и его домработнице. Свинцовая пуля, без медной оболочки, калибром 6.5, была деформирована и идентификации по пулегильзотеке не подлежала.

Поквартирный опрос свидетелей ничего не дал, а консьержка утверждала, что к судье, за время ее дежурства никто из посторонних не приходил.

Наиболее вероятной причиной убийства бывшего судьи признавалась его профессиональная деятельность, но он был на пенсии около двадцати лет и поиск, в этом направлении, пока ничего не дал.

- Следствие зашло в глухой тупик, - закончил свой рассказ Владлен Скуратовский, и белоснежным носовым платком вытер пот со лба. Было видно, что он волновался и рассказ дался ему не легко.

Движением указательного пальца рассказчик поправил сползшие на конец носа очки и добавил:

- Если, будут нужны подробности, я свяжу вас со своим адвокатом. Он бывший судья и сослуживец моего отца, Сейчас на пенсии и ведет адвокатскую практику. С отцом они поддерживали отношения не только по работе. Оба тонко разбирались и ценили живопись. Дядя Марк тоже коллекционирует фламандцев.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.