Княжна Дубровина

Салиас-де-Турнемир Елизавета Васильевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Княжна Дубровина (Салиас-де-Турнемир Елизавета)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I

Помолвка гусарскаго офицера Богуславова съ молоденькою княжной Дубровиной удивила всё высшее петербургское общество; благоразумнымъ и пожилымъ людямъ въ особенности показалось, что это дло не прочное и не общающее счастія. Она была очень молода, неопытна, только-что вышла изъ своей классной, только что появилась въ свтъ, лицомъ миловидная, нравомъ кроткая, богатая и знатная.

Онъ принадлежалъ къ старому и богатому роду столбовыхъ дворянъ, но велъ жизнь шумную, разсянную и уже порядочно запасся долгами, проживъ большую часть родоваго имнія. Своею красотой, остроуміемъ, веселостію и ловкостію онъ увлекъ семнадцатилтнюю княжну. Она была одна дочь у отца, имла одного только брата и потеряла мать свою въ дтств. Посл многихъ возраженій и колебаній, уступая ея просьбамъ и слезамъ, согласился отецъ на бракъ ея съ Богуславовымъ. Свадьбу пышно, но безо всякой радости отпраздновали и весь городъ присутствовалъ на ней, былъ данъ и парадный обдъ, и роскошные вечера у родныхъ, а черезъ четыре года всё состояніе молодой было промотано, сама она была несчастлива, занемогла и умерла, оставивъ сироткой единственнаго сына Сергя, которому не было и двухъ лтъ.

Богуславовъ, мужъ ея, женился вторично, а сына, лишь только ему минуло девять лтъ, отдалъ въ корпусъ. Онъ росъ одиноко. Мачиха его не любила, отецъ не пускалъ его къ роднымъ съ материнской стороны, потому что перессорился съ ними, и даже съ собственными родными, которые не одобряли ни его образа жизни, ни его вторичной женитьбы на женщин не заслуживающей похвалы и уваженія. Такимъ образомъ съ раннихъ лтъ бдному мальчику негд было пріютиться. Когда онъ юношей вышелъ изъ корпуса, мачиха силилась ссорить его съ отцемъ и достигла цли. Желая избгнуть семейныхъ непріятностей, Сергй Богуславовъ ршился ухать служить на Кавказъ. Князь Дубровинъ, братъ его матери, предлагалъ ему вступить въ гвардію и общалъ содержать его на свой счетъ, но отецъ Сергя, узнавъ объ этомъ, принялъ это предложеніе за личное оскорбленіе и приказалъ Сергю отказать дяд.

Сергй повиновался и сдлалъ это рзко, ибо отчасти раздлялъ мнніе своего отца и любилъ его, вопреки всему и всего. Узнавъ объ его отъзд на Кавказъ вс его родные вознегодовали, тмъ боле, что не знавши ихъ съ дтства онъ ухалъ не простившись ни съ кмъ. На Кавказ Сергй не могъ снести вчно и везд преслдовавшаго его одиночества и еще не достигши двадцати двухъ лтъ женился на бдной двушк изъ незнатнаго дворянскаго рода, пріхавшей съ родными на Кавказскія минеральныя воды. Жили они дружно, и счастіе ихъ удвоилось рожденіемъ дочери, которую назвали Анной. Денегъ было у нихъ мало, но они жили скромно и хотя съ трудомъ. но сводили концы съ концами. Маленькой Анют минуло два года, когда отца ея перевели изъ Тифлиса въ крпость Грозную, нчто въ род гнзда посреди враждебныхъ и воинственныхъ Черкесовъ, которые при всякомъ удобномъ случа нападали и убивали всякаго, кого могли застичь въ расплохъ. Въ это гнздо за мужемъ не могла слдовать жена съ маленькою дочерью, но не долго пришлось ей пожить въ город, мучась мыслію о столькихъ опасностяхъ которымъ подвергался ея дорогой мужъ. Однажды онъ былъ посланъ по дламъ службы въ другую сосднюю крпость и пропалъ безъ всти. Долго его разыскивали и наконецъ начальство достоврно узнало, что онъ былъ убитъ въ ущель и тло его брошено въ пропасть. Несчастная жена узнавъ внезапно о его смерти впала въ страшное отчаяніе и въ тяжкую болзнь. Она не береглась, зимой расхворалась еще боле и злая чахотка, по отзыву врачей, неизлчимая. сводила ее быстро въ могилу.

Однажды полковникъ Василій едоровичъ Завадскій, командиръ того полка, въ которомъ служилъ Сергй Богуславовъ, воротился домой очень сумрачный. Къ нему вышла на встрчу еще молодая, красивая жена его и радостно его привтствовала, но мрачное лицо и нахмуренныя брови полковника ее озадачила и остановили.

— Что съ тобою, другъ мой, спросила она у него тревожно.

— Не хорошія всти, отвчалъ полковникъ.

— Какія? Изъ дому? Отъ моихъ? Изъ Москвы? воскликнула съ испугомъ Наталья Дмитріевна Завадская.

— Ужь и изъ Москвы, сказалъ полковникъ съ досадой, — тотчасъ пугаешься! Успокойся, не изъ Москвы, а съ сосдней улицы — случилось несчастіе, которое впрочемъ до насъ лично не касается, а жаль, по человчеству жаль. Извстіе о Богуславовой.

— О Богуславовой? Что съ ней случилось? Я вчера сама заходила къ ней, ей было гораздо лучше и она мн говорила, что узжаетъ дня черезъ три во внутреннія губерніи, въ К* къ сестр своей.

— Ну, она и ухала, только не въ К*, а на тотъ свтъ, сказалъ полковникъ рзко и мрачно.

— Какъ? Скончалась!

— Да, нынче ночью скоропостижно. Никто не ожидалъ этого исхода такъ скоро. Едва успли послать за священникомъ, который причастилъ ее… я всегда полагалъ, что она благополучно додитъ до К* и умретъ въ дом сестры, которую такъ любила.

Жена полковника всплеснула руками.

— Боже мой! воскликнула она, — а дочь ея, двочка, Анюта! Одна, на чужой сторон, безъ отца и матери, безъ родныхъ…. На кого она ее оставила!

— На Бога, сказалъ полковникъ. — Богъ не оставитъ сироту.

Жена полковника молчала.

— Надо же, однако, подумать, сказала она наконецъ, — куда ее пристроить.

— Кого? спросилъ полковникъ разсянно.

— Да Анюту, что это, мой другъ, точно не слышишь — о чемъ ты думаешь?

— О томъ, гд ее помстить, эту самую Анюту, сказалъ полковникъ. — Жена, возьми ее къ себ, заключилъ онъ ршительно.

— И рада бы душой, да куда же? Квартира наша маленькая, у насъ четверо дтей малъ-мала меньше, и взять еще Анюту, да ея няньку. Куда я ихъ помщу.

— Куда-нибудь, устройся; возьми именно потому что у насъ четверо дтей. Чмъ больше мы своихъ дтей любимъ, тмъ больше должны длать для дтей оставленныхъ и несчастныхъ. Я не могу бросить сиротку и имя кровъ не пріютить ее. Притомъ же она дочь нашего офицера, убитаго на служб. Я считаю, что мы обязаны взять ее теперь къ себ, а потомъ увидимъ. Увидимъ, сказала Наталья Дмитріевна и отправилась въ квартиру умершей. Она возвратилась оттуда вся въ слезахъ.

— Не могу видть двочку, говорила она своему мужу. — Она ничего не понимаетъ, играетъ въ игрушки, смется, а мать ея лежитъ въ гробу. Въ квартир двери настежь, всякой кто хочетъ входитъ поглядть на покойницу, прислуга слоняется въ дом, въ столовой около гроба толпится всякій народъ, разспрашиваетъ о подробностяхъ няньку, а нянька тараторитъ. на вс стороны со всми приходящими, разсказываетъ о смерти Богуславовой и указываетъ на сиротку ея дочь. Мн было даже жутко смотрть на все это.

— Обыкновенное дло, сказалъ полковникъ, — всегда такъ бываетъ, когда умираютъ безъ близкихъ.

— А нянька Анюты препротивная! Желая произвести впечатлніе на присутствующихъ, она хватаетъ Анюту за руки и восклицаетъ: плачь! да плачь же! ты сирота! А двочка ничего не понимаетъ и улыбается. Даже сердце щемитъ, глядя на все это. Да, ты правъ. Я возьму ее къ себ, пока родные ея не выпишутъ. Потснимся.

— Вотъ и хорошо, сказалъ полковникъ.

Богуславову похоронили, а посл похоронъ полковникъ самъ принесъ Анюту на рукахъ въ домъ свой прямо въ дтскую. Жена полковника была женщина слабаго характера и потому не обошлось безъ споровъ. Няньки дтей роптали. Имъ пришлось потсниться чтобы помстить Анюту съ ея нянькой, которая изъ себя выходила, и тотчасъ перебранилась со всми. Черезъ недлю, вслдствіе постоянныхъ ссоръ, она, къ великому удовольствию Завадской, отказалась отъ должности, и бдная Анюта осталась совсмъ одна въ чужомъ дом, въ чужой семь, съ совершенно незнакомыми ей лицами. Анюта горько плакала и звала неустанно маму и няню. Даже ночью просыпалась и жалобно кричала, повторяя: мама! няня! мама! няня!

Завадская всячески утшала ребенка, не спала нсколько ночей, няньчилась съ ней и наконецъ ей удалось черезъ нсколько дней пріучить Анюту къ себ, Анюта ходила за ней какъ тнь, держась обими рученками за ея платье.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.