Инь vs Янь. Книга 1

Чередий Галина

Серия: Инь vs Янь [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Инь vs Янь. Книга 1 (Чередий Галина)

Представляю на ваш суд мое новое начинание. Предупреждаю: слабонервным, ханжам и любителям всего мимимишного и нежно пушистого тут не понравиться Г герои — грубые, эгоистичные, неуступчивые и плюют на мнение окружающих. А так же ожидается большое количество «тех самых» весьма горячих сцен.

Однозначно 18+

1

Музыка давила на мой уже изрядно одурманенный алкоголем мозг, подстраивая сердцебиение под низкую вибрацию басов. Люблю танцевать, отдаваться ритму, ощущать его всем телом, следовать ему, впитывая и отключаясь от всего извне. Но сегодня ни музыка, ни коктейли, которыми я уже залилась до полного бака, не дают мне расслабления. Я не могу расслабиться, представить хоть на несколько недолгих часов, что моя жизнь не полное дерьмо, которая в ближайшее время станет только хуже.

— Мне надоели твои загулы! — воспоминание об очередном скандале, который закатил мне отец. Очередном, но, похоже, призванном донести до меня, что родитель намерен изменить мою жизнь теперь уже всерьез.

— Сколько можно уже пытаться тебя воспитывать и увещевать! — машет он руками, и его лицо покрывается красными некрасивыми пятнами, а на лбу выступает пот.

Я безразлично пожимаю плечами и шаркаю к своей сумке, валяющейся еще с ночи (или с утра?) на полу, и вытаскиваю пачку сигарет и винтажную зажигалку. Не поздновато ли он вспомнил о моем воспитании? Поворачиваюсь спиной к пышущему гневом отцу и прикуриваю. С наслаждение вдыхаю дым.

— Сколько раз я говорил тебе не курить в доме! — снова орёт он, и я хватаюсь за виски.

— Блин, не вопи так! У меня же башка на хрен взорвется! — огрызаюсь я и делаю новую затяжку.

— Следи за языком, Яна! — еще больше повышает он громкость и, подходя ко мне, выдергивает сигарету и ломает ее. — Элла беременна, и она не выносит запах дыма!

— Какая, мля, жалость! — усмехаюсь я и тянусь за новой сигаретой. — А моя мама не выносила запахи больницы и смерти, которые окружали её в последние месяцы жизни. Но тебя это не волновало, ты просто бросил её там, потому что был слишком увлечен этой шлюшкой. И даже не появлялся там! Когда она умирала, я держала её за руку, а ты с этой дорогостоящей шалавой грел брюхо на пляже.

— Не смей оскорблять мою жену! — отец срывается уже на визг. — Ты обязана уважать её!

— Моя мать была твоей женой тринадцать лет! И ты не соизволил оказать ей достаточно уважения, чтобы дать умереть, не узнав, что мужчина, которого она любила больше всего на свете, оказался просто похотливым мудаком! Разве ты не мог сказать этой своей сучке, чтобы она потерпела хотя бы до того, пока глаза моей матери закроют, прежде чем наложить на тебя свои загребущие ручонки!

— Не смей! Заткнись немедленно! — вопит отец и хватается за сердце.

Жалко мне его? Ни хрена подобного!

— Хватит, — наконец, задыхаясь, говорит он. — Я понимаю, что виноват и совершил ошибку. Но не намерен расплачиваться за нее всю оставшуюся жизнь, терпя твои выкрутасы. У меня новая жизнь, новая семья, и скоро родится второй ребенок! Я хочу жить спокойно и радоваться своему семейному счастью!

— Я за тебя искренне рада. Надеюсь, твои новые 'правильные' детки не будут такими сплошными разочарованиями, как я! — я снова пытаюсь прикурить, но отец выхватывает из моих рук и пачку и зажигалку и швыряет через всю комнату. При этом попадает в одну из столь любимых его сукой-женой понтовых дорогущих статуэток, и та падает со стеллажа, разлетаясь в мелкие кусочки при ударе о каменный пол. Эллочка-людоедка будет в ярости, и от этого мои губы сами собой расползаются в довольной ухмылке.

— Яна! С меня достаточно! — опять переходит на повелительный рык отец. — Ты выходишь замуж, и пусть теперь твой муж справляется с твоими выкрутасами!

Что? Это что-то новенькое!

— Замуж? — я, блин, даже слегка заинтересована. — Ты что, уже начал впадать в старческий маразм?

— Не смей со мной так разговаривать!

— А как мне с тобой разговаривать? Какой, по-твоему, сейчас год, отец? Ты что, всерьез думаешь, что я соглашусь выйти замуж просто потому, что ты топнул ножкой и заорал на меня, и потому что тебе надоело меня терпеть?

— Думаю, что другого выхода у тебя просто нет! Ты привыкла к определенному уровню жизни и не знаешь, что такое быть стесненной в средствах. Так вот, если откажешься, я лишу тебя всего! Пойдешь работать уборщицей или официанткой!

— Чушь! Ты не посмеешь этого сделать!

— Уже посмел! Твои кредитки заморожены! Мне надоело находить подробности твоих похождений в газетах и сети! Выйдешь замуж и будешь сидеть спокойно хотя бы год! Потом получишь свои деньги назад и делай что хочешь! А с меня достаточно!

— Ну, и кто этот камикадзе, пожелавший стать моей жертвой на целый год? — кровожадно ухмыляюсь я.

— Вячеслав Горин.

— Вячик? — если честно, я удивлена.

Андрей Горин — вечный компаньен и деловой партнер моего отца уже черте сколько лет. Вячика я знаю чуть ли не с пеленок, как и он меня. И разумеется для меня никакой не секрет, что этот правильный мальчик ботан пускает по мне слюни, сколько себя помню. А после моего возвращения из закрытой школы он вообще жрёт меня глазами при каждой встрече. Он, конечно, тоже изменился за те годы, что мы не виделись. Из тощего прыщавого заучки превратился в этакого утонченного мертосексуала. Холеного, ухоженного, от которого разит деньгами и властью издалека. Но я чую внутри него все того же заикающегося при мне мальчишку и не могу увидеть в нем мужчину. Не в этой жизни.

— Неужели ты думаешь, папочка, что такому, как Вячик Горин, под силу обуздать меня? — фыркнула я.

— На самом деле я так устал от всего, что ты творишь, что мне плевать! Если он желает повесить себе на шею такой камень, как ты, то так тому и быть! Я умываю руки!

'Камень на шею'. Ну да, ничем иным я для своего отца никогда и не была. Проблема, вечный гемор, чертово бельмо на его идеальном глазу. Я прекрасно знаю и осознаю все это, что не делает дыру у меня в груди меньше. Даже когда кажется, что она давно онемела и не истекает кровью, всегда найдется что-то, чтобы всковырнуть, разбередить её заново.

Я разворачиваюсь и иду к себе в комнату.

— Яна, на этот раз я абсолютно серьезен! Горины послезавтра будут у нас на ужине, и там же мы объявляем о вашей скорой свадьбе! Попробуешь что-то вытворить или не явиться, и тогда узнаешь, насколько ты меня уже достала! — кричит отец. — Мы начинаем с Гориными новый проект, в который вложено масса денег и сил, и только попробуй все испортить!

Я оборачиваюсь и мило улыбаюсь.

— Так вот оно что, отец! Ты решил сразу решить все свои проблемы? И меня сбагрить со своих плеч, и заодно скрепить свой новый контракт семейными узами? А я должна лечь по Вячика в качестве гарантии вашей вечной коммерческой преданности друг другу? Браво! Наконец-то ты нашел достойное применение своей бесполезной и беспутной дочери. А и правда, зря я, что ли, вся из себя такая красавица выросла? Теперь хоть можно в нужный момент под бизнес-партнеров подкладывать! — мой голос журчит, и я не выпускаю наружу все то море желчи и боли, что готово буквально хлынуть из всех моих пор.

— Яна! Как ты смеешь говорить такое! — отец опять хватается за сердце, но мне плевать, и я продолжаю.

— А срок ты установил в один год, потому что будут новые проекты и новые деловые партнеры, и моё умение широко ноги раздвигать может снова пригодиться?

Разворачиваюсь и ухожу, не желая просто больше слышать, что именно он кричит.

2

— Привет, солнышко! — орут в ухо, возвращая меня в мир бахающей музыки и потных танцующих тел.

Поворачиваю голову и вижу своего бывшего одноклассника Артема Малинина. Киваю, растягивая губы в ненастоящую улыбку.

— Пришла расслабиться? — снова наклоняется он к моему уху, и я вижу, как он пялится в низкий вырез моего платья. Насрать. Просто киваю.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.